RSS

Персональные инструменты

Спецпроекты
01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада
Блог А.Н.Алексеева

О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 4

Вы здесь: Главная / Блог А.Н.Алексеева / Тексты других авторов, впервые опубликованные А.Н.Алексеевым / О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 4

О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 4

Автор: О. Новиковская — Дата создания: 14.04.2016 — Последние изменение: 14.04.2016
Участники: А. Алексеев
Опыт любительских историко-генеалогических разысканий в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга.

 

 

 

 

 

 

На снимке: Л.Н. Дорошевская

 

См. ранее на Когита.ру:

- О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 1

- О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 2

- О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются. Глава 3

**

 

СОДЕРЖАНИЕ:

 

- Предуведомление А.Н. Алексеева

Вступление

Глава 1. Генерал от инфантерии Николай Федотович Дорошевский – мой прадед

Глава 2. Дети генерала от первого брака

Глава 3. Жена Генерала

Глава 4. Три сестры – смолянки

- Заключение

**

 

О. Новиковская. Дорошевские. Генеалогические поиски продолжаются

 

<…>

 

Глава 4

 

Три сестры – смолянки

 

Дети генерала  Дорошевского от второго брака

 

Как указано в Полном послужном списке № 4809 генерал-лейтенанта Н.Ф. Дорошевского, составленного в  мае 1910 года, у него в браке с Ниной Владимировной Бенгард было четверо детей: сын Георгий (родился 4 ноября 1891 года) и три  дочери:  Мария (родилась 6 августа 1893 г.),  Людмила (5 мая 1896 г.) и Ксения (4 апреля 1900 г.)

О Георгии  известно, что он был военным, закончил Кадетское училище в г. Варшава. Затем вступил в службу там же, в Варшаве. В нашем семейном архиве сохранилось несколько его поздравительных открыток, адресованных из Варшавы  младшим сестрам в Петербург. Открытки имеют почтовые штемпели  1910-1912 годов.

Моя мама Елена Ивановна  предполагала, что ее дядя Георгий Николаевич Дорошевский после 1917 года остался жить в Варшаве. Дай Бог, чтобы это было именно  так!

Его же родителям и сестрам, жившим в  России, пришлось пережить (или не пережить) октябрьский переворот, а затем мучительно приспосабливаться к  совершенно чуждому им мироустройству на собственной родине.

Про Георгия Николаевича мне сказать больше нечего. В архивах информации о нем я не нашла; а связи с братом, живущим за границей, у сестер  Дорошевских в 1920-1940 годы быть не могло. В результате, эта  семейная связь была разорвана навсегда.

А вот об оставшихся в России трех его сестрах я могу поведать  три очень грустных истории. Все  истории разные, но все, на мой взгляд, трагические.

 

Мария Николаевна Янович

(в девичестве Дорошевская)

 

Старшая из трех дочерей  Николая Федотовича и Нины Владимировны - Мария Николаевна Дорошевская родилась 6 августа 1893 года в городе Варшаве, где на тот момент проживала ее родительская семья.  Отец на тот момент был военным судьей Варшавского военно-окружного суда. В августе 1893 года в семье Дорошевских было два радостных события: рождение дочери Марии и награждение отца семейства  очередным орденом   - Святой  Анны 2 степени.

Когда Мария подросла, она, так же как ее сводная сестра Вера, была определена в Смольный институт благородных девиц (в 5 класс). Произошло это в ноябре 1906 года, Было Марии на тот момент 13 лет.  Закончила Мария Николаевна  Смольный институт в 1911 г. После чего еще 2 года училась в Женском Педагогическом Институте «по французскому классу», который закончила в 1913 году.

Из документов и справок, лежавших в  архивном деле (ЦГИА СПб: фонд 2, опись 1, дело № 16598). М.Н. Дорошевской из Императорского Воспитательного общества благородных девиц  некоторые меня  заинтересовали. В первую очередь это, рукописная «Подписка о поступлении девицы в Императорское Воспитательное общество благородных девиц» за личной подписью ее отца. Из этого документа я узнала, что Мария была представлена в 5 класс Смольного института 1 ноября 1906 г.

Под подпиской о поступлении дочери в Воспитательное общество стоит личная подпись ее отца (на тот момент Генерал-Майора Н. Дорошевского). По пункту «Жительство имею» генерал указывает свой  адрес: «Варшава, Новый Свет 69». Из этого же документа следует, что для обучения «девице Дорошевской представлена бесплатная вакансия».

Так же как в деле старшей дочери Веры, к прошению приложена, как теперь бы мы сказали, справка о доходах (лист 14). Вот это свидетельство с места службы Н.Ф. Дорошевского, напечатанное на пишущей машинке:

 

 «Свидетельство

Дано Военного Прокурору  Виленского Военно-Окружного Суда Генералу-Майору Н.Ф. Дорошевскому в удостоверение того, что кроме получаемого по службе содержания он никакими другими средствами не обладает, имея на своем попечении, кроме замужней дочери, еще 5 человек детей.

Санкт-Петербург                      12  февраля 1903 года

Начальник Главного Военно-Суднаго Управления Генерал-Лейтенанта (подпись)

Правитель Канцелярии Генерал-Майор  (подпись)»

 

А в 1909 году, когда Мария  училась уже во 2-м классе Смольного института, ее отец в документах, предназначенных  для  института,  указывает уже другой адрес проживания -  Санкт-Петербург, Дмитровский пер., дом 7, кв.7.

  Детей у генерала Николая Дорошевского к этому времени уже шестеро. Старшие стали взрослыми, и в состоянии помочь отцу в некоторых семейных делах. Так Николай Федотович  поручает 25-ти летнему сыну Николаю (студенту Университета) забрать сестру Марию (18-ти лет) и ее документы из Смольного института после  окончания  ею данного учебного заведения.  На листе 6 дела находится   рукописное прошение Дорошевского-старшего в канцелярию Императорского Воспитательного общества благородных девиц за  № 1036 . Вот оно:

 

«Прошение

Прошу Канцелярию Императорского Воспитательного общества благородных девиц

Выдать подателю сего прошения сыну моему студенту Николаю Николаевичу  метрическое свидетельство о  рождении и крещении дочери моей Марии Николаевны, нынешней весною окончившей курс наук в Императорском Воспитательном обществе благородных девиц.

Означенное свидетельство необходимо мне для представления в Канцелярию Женского Педагогического Института.

Генерал-Лейтенант Дорошевский Санкт-Петербург

Июня 8 дня 1911 г.»

 

На соседнем, 7-ом, листе рукописная  «Подписка при выбытии воспитанницы М. Дорошевской» из Смольного института. Под данным документом стоит  подпись сына - Н.Н. Дорошевского и указано, что документы  «по доверенности отца моего Генерал-Лейтенанта Дорошевского получил Николай Николаевич Дорошевский 7 июня дня 1911».

     А вот и аттестат Марии Николаевны после того самого  Женского педагогического института. (Документ находится в деле на листе 17). Аттестат выглядит внушительно. Он  напечатан на плотной бумаге и весьма велик - в 4 раза больше листа формата А4. Вот что в нем написано:

 

 «Аттестат № 2293 М.Н. Дорошевской дочери Генерал-Лейтенанта Дорошевского  

Выдан 16 мая 1913 г.

Подписи начальниц Княгиня (кажется) Ливен

Члена совета по учебной части  А.Ермолов

Члена совета по хозяйственной части (неразборчиво)

Инспектор классов (неразборчиво)

 

Аттестат дает право на звание домашней наставницы, прослушала полный 2-х летний курс  Педагогического класса для специального изучения французского языка. При отличном поведении оказала успехи по:

закону Божию  отлично

истории русской литературы  очень хорошо

педагогике и дидактике  отлично

законоведению и истории отлично

исторической  грамматике французского языка и по латинскому языку отлично

современной  грамматике французского языка  отлично

истории французской литературы отлично

истории всеобщей литературы отлично

истории и географии Франции отлично

истории изящных искусств отлично

методике преподавания французского языка во всех классах института отлично

На основании сего аттестата    <…>  Мария Дорошевская пользуется  правом преподавания французского языка во всех классах мужских и женских средних учебных заведений Ведомства учреждений Императрицы Марии и Министерства народного просвещения.

Санкт-Петербург мая 16 дня 1913г.»

 

Как всякий заботливый родитель, Николай Федотович беспокоится о необходимости дать детям не только качественное образование, но и обеспечить им возможность получения  хорошей работы. Век-то уже на дворе - ХХ. 

В деле № 16598 на листе 12 лежит прошение генерала от  23.05 1916 о перемене аттестата Императорского Воспитательного общества благородных девиц, выданного его дочери Марии,  на свидетельство попечителя учебного округа. Подпись под прошением стоит «Генерал – от Инфантерии Дорошевский».

На этом дело об обучении Марии Николаевны заканчивается. Стала ли она преподавать или при советской власти работала по другой специальности – мне не известно.

   Со слов моей мамы Елены Ивановны я знаю лишь то, что обе войны (Гражданскую и  Отечественную) ее тетя Мария Николаевна пережила. Мария Николаевна была замужем, имела сына Виктора Яновича, жила в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны Мария Николаевна уезжала в эвакуацию. Известен еще один факт ее биографии, относящийся к 1944 году, но о нем я скажу чуть позже.

 

Людмила Николаевна Румянцева (в девичестве Дорошевская) –

моя бабушка

 

Моя  бабушка Людмила Николаевна  родилась 5 мая 1896 года. В этот же месяц  было в семье еще одно событие - за отлично-усердную службу ее отец генерал Н.Ф. Дорошевский был  Всемилостивийше награжден орденом Св. Владимира 4 степени (1896 мая 14).

Как и старшие сестры, Людмила после получения домашнего образования, поступила в 6-й класс Смольного Института благородных девиц. Было это в ноябре 1908 года.  Девочке шел тогда 13-й год.

Через 4 года (в мае 1916 г.) Людмила закончила Императорского Воспитательного общества благородных девиц и, так же как сестра Мария, продолжила свое образование в Женском Педагогическом Институте «по французскому классу».

На обложке архивного дела  Л.Н. Дорошевской из Императорского Воспитательного общества благородных девиц (ЦГИА СПБ: фонд 2, опись 1, дело № 17001) указано, что определена Людмила была туда  по Высочайшему повелению от 4 октября 1908 года № 23490 на бесплатное содержание. Далее указаны:

 

«Чин или звание отца - Генерал от инфантерии.  Из дворян Черниговской губернии.

Вероисповедание – православное

Родилась 5 мая 1896 г.

Представлена в VI  класс 3 ноября 1908 г.

Выбыла 22 мая 1916 г. По выпуску из французского класса»

   

Из документов  дела Л.Н. Дорошевской из Императорского Воспитательного общества благородных девиц я почерпнула следующую информацию:

 В конце 1908 года, когда Людмила поступала в Смольный институт, ее родители жили в Варшаве. Привезла дочку в Санкт-Петербург для поступления в институт ее мать Нина Владимировна. Она же собственноручно написала   «Подписку о поступлении девицы в Императорское Воспитательное общество благородных девиц» (лист дела 1). На документе рядом с подписью указано: «Жена Председателя  Варшавского Высшего Окружного Суда Генерал-Лейтенанта Нина Владимировна Дорошевская.

Жительство имею: Г. Варшава, Новый свет, 69, кв. № 35 Высший окружной суд»

 

Как уже известно, не позднее сентября 1909 года семья Дорошевских  переезжает из Варшавы в столицу и поселяется  на Дмитровском пер., д. 7, кв.7. (Переулок соседний с Поварским). Об этом свидетельствует и заявление в совет Императорского  Воспитательного Общества благородных девиц  (лист 4). В данном заявлении говорится о назначении воспитаннице Людмиле Дорошевской  «приватных музыкальных уроков 1 час  в неделю».  Плата должна была вноситься родителями вперед за полгода (к 1 февраля или 1 июля) по 30 руб.

Под этим заявлением стоит уже подпись отца - Н. Дорошевского и указано: «Жительство имею: Санкт-Петербург, Дмитровский пер., д. 7, кв.7.    28 сентября 1909».

А вот другой  документ от  25.02 1914 г. (на листе 6) за подписью Генерала-Лейтенанта Дорошевского. (Адрес проживания  указан новый: Санкт-Петербург,   Поварской  пер., д. 13, кв. 4). Это прошение № 845 в Общества благородных девиц о том, чтобы дочь Людмила Дорошевская «могла специально  изучать французский язык».

Прошло еще два года и вот уже 20-летняя Людмила выбывает из числа воспитанниц учебного заведения. Расписку о выбытии девицы (лист 7) от 22 мая 1916 г. вновь подписывает ее отец - Генерал от Инфантерии Н.Ф.Дорошевский.

К сожалению, дальше в деле №17001 меня ждало разочарование. Большой, сложенный вчетверо аттестат Людмилы Николаевны   был таким образом подшит в архивное дело, что развернуть его было невозможно. Единственное, что я смогла разглядеть, – это его номер: № 1146. (Аттестат в деле находится  на 8 – 11 стр.) Так что оценок по предметам своей бабушки-смолянки я так и не узнала.

Затем был уже знакомый мне по делу Марии Николаевны документ (лист 12) –Прошение с просьбой «переменить аттестат Л. Дорошевской на свидетельство попечителя учебного округа, домашней наставницы». Документ был датирован  23 мая 1916 года.

На этом архивное дело моей бабушки Людмилы Николаевны заканчивается. Продолжить рассказ о Людмиле Николаевне, ее муже и детях я могу, воспользовавшись уже готовым текстом «О моих семейных корнях», в свое время опубликованным на Когита.ру. Он был написан моим 16-ти летним сыном Иваном Новиковским в мае 1999 года (правда, не без моего участия) для творческого конкурса, который проходил тогда в  колледже, где он учился.

 

 «Людмила Николаевна Дорошевская, моя прабабушка, вышла замуж за Константина Васильевича Румянцева, экономиста по специальности. Константин Васильевич и его брат Николай Васильевич учились в Санкт-Петербурге  в Лесном политехническом институте. Родом Румянцевы из города Курска, из учительской семьи. Сохранились дореволюционные фотографии обоих братьев-студентов, их мамы Раисы Николаевны и их бабушки.  Есть старинный альбом, в котором молодой Константин каллиграфическим почерком записывал «выдержки наиболее важных мест» из произведений передовых писателей начала 20-го века.  Вот одна из страничек этого альбома:  М. Горький,  «Дети солнца»,  и первая фраза:  «Там, где  пролита кровь,  никогда  не вырастут цветы».  А на другой странице строки ныне неизвестных поэтов:  Мельшина,  Барыкова,  Василия Чужого - о бедных и угнетенных, и дата - 24 мая 1906 года. Здесь же изящные рисунки самого Константина.  Тройка коней и ямщик  по  колено  в  снегу,  выполненные простым карандашом; цветы и голуби, а рядом, в окружении фиалок, буква «Л» - нам остается догадываться, возможно, это первая буква имени Людмила.

У супругов  Константина  Васильевича и Людмилы Николаевны Румянцевых родилось трое детей: Георгий (1925-1942) (дома его звали Юра), Дмитрий (умерший в 3-летнем возрасте) и младшая Елена (род.  в 1933 г.) -  моя бабушка.

В 20-30-е  годы  семья  бедствовала.  Как  рассказывает моя бабушка, Константин Васильевич был очень принципиальным и прямолинейным человеком  и  из-за  этого часто лишался работы,  а поступить на новое место удавалось не сразу. К тому же Людмила Николаевна, закончившая Смольный институт и знавшая несколько иностранных языков, не была приспособлена к «новой жизни» - не умела рационально вести хозяйство, поэтому нуждалась в помощи прислуги.

Чтобы свести концы с концами,  Людмила Николаевна начала работать. В период  НЭПа  она ходила в зажиточные семьи обучать детей французскому языку. Позднее ей удалось найти работу счетного работника.  Годы шли, дети росли. Старшему, Юре перед войной исполнилось 15 лет.  Из-за  болезни позвоночника мальчик не мог много двигаться.  Юра очень любил читать, коллекционировал марки.

Началась Великая  отечественная  война.  В  начале  войны  вместе  с детским садом Елену пытались на поезде вывезти из Ленинграда. Но город уже был окружен,  и детей вернули назад. Пришла первая блокадная зима.  У  моей бабушки Елены Ивановны остались о том времени горькие воспоминания. В 1941 г.  ей исполнилось 8 лет.  Она рано научилась  читать  и много времени проводила за этим занятием. Но скоро детских книг в доме не осталось, потому что они были тоньше и лучше горели в печке. Людмила  Николаевна  показала дочери немецкие буквы и Елена стала пробовать читать по-немецки.  Сейчас бабушка вспоминает что в 42-м году  читала единственную оставшуюся детскую книгу с картинками - учебник немецкого языка для 5-го класса школы.

Зима была суровая.  Все страдали от голода и холода.  Съели все, что можно было съесть. У Юры в аквариуме жил аксолотль - личинка амбистомы (североамериканского земноводного).  Пришлось сварить и его.  Дров для большой изразцовой печи не хватало.  Топили, книгами и мебелью, буржуйку,  стоявшую посреди 30-метровой комнаты. Но все равно было холодно.  На стене, отмеряя время, били старинные часы с орлом, огромное зеркало в позолоченной раме отражало страшный быт блокадной квартиры.  Когда у ослабевшей Людмилы Николаевны в очереди за хлебом  выхватили из  рук сумочку с продовольственными карточками,  стало ясно,  что это конец.

Сначала умер отец бабушки Константин Васильевич, потом бабушкин брат Юра. Мама - Людмила Николаевна - умерла в 1943 году. Перед смертью она сказала своей подруге (и соседке по квартире) Ольге Тимофеевне  Ларионовой про дочку Лену: «Возьмите ее себе, не отдавайте в детский дом».

Умерли все  близкие Елены.  Умерли от голода,  променяв на продукты все, что можно было обменять. А ведь в доме хранился чемоданчик с драгоценностями институтской подруги Людмилы Николаевны, успевшей эвакуироваться. Этот чемоданчик так никто и не открыл.  (После войны хозяйка пришла за ним - все сохранилось в целости).

Тогда, в 1944 году,  моей бабушке было 10 лет.  Ее удочерили супруги Ларионовы,  Ольга Тимофеевна и Иван Иванович (своих детей у них не было).  Так из Румянцевой Елены Константиновны она стала Ларионовой Еленой Ивановной».

 

Здесь я вернусь к рассказу о Марии Николаевне (в девичестве Дорошевской), приходящейся выжившей в блокаду Лене Румянцевой родной тетей. Во время блокады Ленинграда Мария Николаевна уезжала в эвакуацию. Вернувшись в 1944 году  в Ленинград, она пришла на Поварской переулок и узнала о смерти своей младшей сестры Людмилы. Мария Николаевна не взяла осиротевшую племянницу Лену, а забрала лишь свои вещи, сохраненные сестрой во время блокады. На вопрос соседки, приютившей Лену: «Что делать с девочкой?», Мария Николаевна ответила: «Отдайте ее в детский дом!»

Понятно, что после этого события связь моей мамы – Елены Ивановны с ее тетей, Марией Николаевной, больше не поддерживалась. Хоть Мария Николаевна и пережила Великую Отечественную войну и двух своих младших сестер Ксению и Людмилу. Но для моей мамы Елены Ивановны ее тоже не стало. Не стало в тот момент, когда Мария Николаевна   отреклась от 10-ти летней племянницы, оставшейся без родителей.

 

Ксения Николаевна Дорошевская –

младшая дочь генерала Дорошевского

 

   Теперь расскажу о самой младшей из сестер Дорошевских.  Ксения Николаевна родилась 4 апреля 1900 года  в городе Вильно. Там в это время служил военным прокурором  Виленского Военного Окружного суда ее отец. Ксения поступила  в VII класс Смольного Института в ноябре 1910 года в возрасте 10 лет.  Судя по всему, девушка так и не успела закончить Смольный институт благородных девиц из-за начавшейся революции.

     На обложке архивного дела об обучении Ксении Дорошевской в Императорском Воспитательном обществе благородных девиц (ЦГИА СПб: фонд 2, опись 1, дело № 17440) значится:

 

«Чин или звание отца Генерал -Лейтенант

Вероисповедание – православное

Родилась 4 апреля 1900 г.

Представлена в VII класс 10 ноября 1910 г.

На бесплатное содержание».

 

   Обращаю внимание, что здесь, на обложке дела, в отличие от аналогичных архивных дел нет записи о выбытии Ксении из института. Видимо младшая из сестер Дорошевских так и не закончила курса обучении из-за начавшейся в России революции 1917 года.

   Из документов и справок, лежавших в  деле Ксении Дорошевской из архива Смольного института, я выписала следующую, заинтересовавшую меня  информацию.

      В деле на листе 2 лежит  документ о прохождении будущей воспитанницей заведения испытаний. Он выполненный типографским способом. В документ написаны  от руки только класс и фамилия девочки.

 

«Допущенная к поступлению в Императорского Воспитательного общества благородных девиц воспитанница Дорошевская по  оказавшимся на испытаниях успехам в науках, может быть принята в VII класс.

Инспектор класса (подпись)

3 сентября 1910 г»

 

    Под прошением (на листе 3) о приеме дочери генерала Дорошевского в  Императорское Воспитательное общество благородных девиц от 07.05 1910 указано,  что К. Дорошевская  «имеет метрическое свидетельство о рождении и крещении» (выдана «Настоятелем Виленской Военно-Благовещенской церкви № 143,  16 ноября 1900 года г. Вильна»), что кроме того в Императорское Воспитательное общество благородных девиц «представлено:

      - свидетельство о дворянском происхождении,

      - медицинское свидетельство о здоровье девицы и о привитии ей оспы,

      - копия формулярного списка о службе отца девицы».

   Прошение подписано:

«Постоянный член Главного Военного Суда Генерал-Лейтенант Н.Ф. Дорошевский.

Жительство имею: Дмитровский  пер., дом 7, кв.7.(зачеркнуто. - Примечание О. Н.) Поварской пер., дом 13, кв. 4 (написано ниже – примечание О. Н.) Т. 158-80»

 

Обращаю внимание:  май 1910 года, а уже появился на Поварском переулке в квартире Дорошевских телефон.

      Далее в деле имеется  медицинское свидетельство о здоровье девицы Ксении Дорошевской  (лист 5) за подписью доктора медицины, находящегося на службе в городской Александровской больнице, Льва Савельевича Гинсбурга. (Город Санкт-Петербург, 1910 года  мая 7 дня).

     Есть в архивном деле № 17440 и та самая копия Полного послужного списка Генерал-Лейтенанта Н.Ф. Дорошевского, составленная в мае 1910 года (листы 18-26), которую я уже приводила здесь полностью. А вот еще одного очень важного для меня - потомка Дорошевских документа – «свидетельства о дворянском происхождении», к сожалению, в деле не оказалось. Как жаль!

     Знакомлюсь с архивным делом дальше.  Читаю на листе 4, по началу,  удивившую меня информацию. Казалось бы, на обложке дела указано, что Ксения принята в Смольный институт  благородных девиц «на бесплатное содержание».  Однако в обязательстве от 10 мая 1910 г отец девочки генерал-лейтенант Н.Ф. Дорошевский обязуется платить по 200 рублей за полгода вперед за обучение младшей дочки.

   Позже я узнала от экскурсовода И.С. Вербловской, рассказывающей членам общества Мемориал, о поэте Федоре Тютчеве и его дочерях, что в Смольном институте не могли учиться одновременно на бесплатных вакансиях даже две девицы из одной семьи. В случае же с сестрами Дорошевскими получилось, что в 1910 году в Институте благородных девиц обучались все  три сестры: Мария, Людмила и Ксения.  (Мария закончит учебу в  1913 г., Людмила – в 1916 г., а Ксения – не успеет закончить из-за революции 1917 года)

    А вот и доказательство данному факту из документов дела (лист 13).  На бланке с шапкой «Собственная его Императорского  Величества Канцелярия по учреждениям Императрицы Марии.   IV экспедиция.   Санкт-Петербург»  напечатан на пишущей машинке документ за    № 12190   от    17 мая 1912 года.  В нем сообщается, что Ксения Дорошевская может учиться в Императорском  Воспитательном Обществе благородных девиц «лишь по освобождении одной из сестер ея представленной ей безплатной (так! – О. Н.)  вакансии, о чем и сообщено отцу ее».

      Таким образом,  семье приходится в это время платить за обучение не только сына Николая (студента Университета), но и  младшей  дочери Ксении. Тем не менее, отец семейства считает необходимым, чтобы и Ксения, так же как  ее старшие сестры, посещала дополнительные уроки музыки. Вот заявление в совет Императорского  Воспитательного Общества благородных девиц от 28 октября 1910 г. (на листе дела 6) о назначении воспитаннице Ксении Дорошевской «приватных музыкальных занятий». Оплата - по 30 рублей за полгода.

       На листе 8 в деле Ксении имеется сообщение из Императорского  Воспитательного Общества благородных девиц от 17.05.1911г. на имя Н.Ф Дорошевского с просьбой внести «недоимку в 200 руб.» в качестве оплаты за обучение его дочери Ксении  и «30 руб. за музыкальные уроки».  (Адрес указан: СПб, Дмитровский пер., д. 7, кв.7).

   А вот и ответ  на это сообщение от матери Ксении - Нины Владимировны Дорошевской от 28 мая 1911. В нем сказано: «муж мой Генерал-Лейтенант Н.Ф. Дорошевский  по Высочайшему повелению выбыл из Санкт-Петербурга в командировку. Содержание означенного выше сообщения мною будет доведено до сведения, по возвращении его из командировки в Санкт-Петербург».

   Из документов дела следует, что в июне 1911 года этот долг был погашен с расчетной книжки № 59 107  бессрочных вкладов, принадлежащей воспитаннице Императорского Воспитательного Общества благородных девиц Ксении Николаевне Дорошевской (лист  дела 10).

    Далее узнаю из документа № 6036 от 6 марта1912, находящегося  на листе 11, что Ксения Дорошевская все-таки была  переведена «на бесплатную вакансию, открывшуюся в Обществе благородных девиц за увольнением дочери Генерала  от Инфантерии Маргариты Смирновой» (дочери другого генерала. -Примечание Ольги Новиковской).

    Впрочем, видимо случилось это не в 1912, а в 1913 году, когда закончила учебу в Смольном институте старшая из трех сестер Дорошевских – Мария. Об этом свидетельствует другой документ на листе 15 данного архивного дела. Этот документ напечатан на бланке. Приведу его здесь полностью:

 

«Собственная его Императорского  Величества Канцелярия по учреждениям Императрицы Марии.

1V экспедиция Санкт-Петербург

№ 30677    ноября 1913 года

В совет Императорского  Воспитательного Общества благородных девиц и Санкт-Петербургского Александровского Института.

  С Всемилостивейшего соизволения Госпожи Императрицы (кажется так, примечание Ольги Новиковской) Марии Федоровны на безплатную вакансию, открывшуюся в Императорском Воспитательном Обществе благородных девиц, за перемещением  дочери Полковника Надежды Антоновской  в Московское Николаевское  Сиротское профессиональное училище, перечисляется воспитываться в том же заведении за счет сумм Ведомства Императрицы Марии дочь Генерал-Лейтенанта  Дорошевская Ксения.

   О таком соизволении ея Императорского Величества уведомляю Совет для надлежащего исполнения, вследствие отношения за № 2498.

Исправляющий должность Главноуправляющего Товарищ Главноуправляющего (подпись).

Управляющий делами (подпись  М. Чернявский).

Старший Чиновник (подпись)».

 

   Ксения продолжала  учиться  в Смольном институте благородных девиц, когда грянула Октябрьская революция. Все изменилось в жизни семьи Дорошевских. 62-х летний отец семейства - генерал от инфантерии, член Главного военного суда, присягавший на верность Царю и Отечеству стал участником Белого движения на юге России. А его младшая 18-ти летняя дочь Кити (так  звали ее дома), с ведома ли или без ведома  отца взялась ему помогать. Конечно же участвовала в борьбе  за свои убеждения вчерашняя Смолянка с юношеским максимализмом…

      А дальше - удивляться не приходится - в 1919 году 19-летняя Ксения   Дорошевская была застрелена красными, в момент,  когда она распространяла на улице листовки. (Так рассказывала О.Т. Ларионовова – приемная мать моей мамы).

Из  скупых официальных данных о прадеде Н.Ф. Дорошевском знаю, что умер он в 1919 году. И в скобочках там указано – «от болезни». Видимо, сказались не только старые раны. Отец не сумел пережить известия о гибели своей младшей дочки. Впрочем, при новой власти, вряд ли бы «белый генерал» Дорошевский  смог  дожить до преклонных лет.

 

Заключение

 

Завершая рассказ о своих предках по материнской линии, я решила составить поколенную роспись известных мне представителей рода Дорошевских. (Такой способ записи генеалогических связей, мне кажется наиболее удобным - с одной стороны он компактен, а с другой достаточно нагляден). 

Подобные росписи мне уже приходилось делать в своих предыдущих исследованиях семейных кланов Аносовых и Пузановых, Шутовых и Желябужских. В отличие от этих родов  я, к сожалению, не имею старинного документа о дворянском происхождении Дорошевских, зная лишь, что происходят они из дворян Черниговской губернии. Ну что ж, пока  запишу те имена, которые мне известны, не оставляя надежды найти со временем более полную

информацию о своих предках по материнской линии.

 

Поколенная роспись

 

Родословная (поколенная роспись) Дорошевских

(ЦГИА СПб: (Фонд 2. Опись 1. Дело 17440).

 

I известное поколение

(информация из интернета «Генералы Первой мировой войны»)

 

1. Николай Федотович Дорошевский (31.01.1855, Чернигов -  1919, Санкт-

Петербург). Участник русско-турецкой войны 1877-1878. С 1909 г.  постоянный член Главного военного суда. С 1915 г. генерал от инфантерии. С 1917 г.  участник Белого движения на юге  России. (Это мой прадед)

                     1-я  жена: ? (? Чернигов? – не позднее 1890).

                     2-я жена (не ранее 1890г.): Нина Владимировна Бернгард    

(примерно 1870? - ?  Сб?). Купеческая дочь. (по данным ЦГИА СПб: (Фонд 2. Опись 1. Дело № 17440). (Это моя прабабушка)

 

II  поколение

 

2/1. (от первого брака) Вера Николаевна Дорошевская (Москвина) (23.09.1882, Чернигов - ?)

     Муж:  Москвин - Коллежский асессор, начальник отделения казенной палаты (брак заключен не позднее февраля 1903 года)

 

3/1. (от первого брака)  Николай Николаевич Дорошевский (21.10. 1886, Чернигов - ?) Закончил юридический факультет Университета (сначала учился в СПб Университет, а с 1910 г. в Юрьевском /Тартуском /Университете).

 

4/1. (от второго брака)  Георгий Николаевич Дорошевский (04.11.1891 - ?) Военный. Служил в Варшаве, там и остался после Революции) (Это известно, так как до революции Георгий писал из Варшавы сестрам, живущим в Петербурге открытки, которые сохранились в семейном архиве).

 

5/1. (от второго брака)   Мария Николаевна Дорошевская ( Янович)(06.08.1893, Варшава -  после 1945, Ленинград?)

                  Муж: Янович

 

6/1. (от второго брака) Людмила Николаевна Дорошевская (Румянцева) (05.05.1896 г., Варшава?  - 1943,  Ленинград). (Это моя бабушка)

                  Муж: Румянцев Константин Васильевич (не позднее 1895, Курск- 1942,

                  Ленинград) Инженер-экономист, закончил СПб Лесной политехнический

                  институт). (Это мой дед)

 

7/1. (от второго брака) Ксения Николаевна Дорошевская (04.04.1900, Вильно -1919, Петроград).Убита красными.

 

III  поколение

 

8/5. Виктор  Янович

 

9/6. Георгий (Юрий) Константинович Румянцев (1925, Ленинград – 1942, Ленинград).

 

10/6. Дмитрий Константинович Румянцев (примерно 1927?, Ленинград – 1930, Ленинград).

 

11/6. Елена Константиновна Румянцева (после удочерения Елена Ивановна Ларионова). (31.08.1933, Ленинград - 17.03.2002, СПб) (в  браке Алексеева)  – журналист, социолог. (Это моя мать).

                   Муж: Алексеев Андрей Николаевич (22.07.1934 Ленинград) журналист и социолог, кандидат  философских наук. (Это мой отец)

 

IV  поколение

 

12/11 . Ольга Андреевна Алексеева (в браке Новиковская) (21.09.1960 Ленинград) биолог, учитель-логопед. (Это я).

               Муж: Новиковский Александр Юрьевич (28.11.1956 г. Октябрьский, Башкирской АССР – 25.12.2009 СПб); полярник, кооператор, сторож.

 

V поколение:

 

13/12. Иван  Александрович Новиковский (30.05.1983, Ленинград); инженер по

медицинской электронике (Это мой сын)

            жена: Мария Викторовна Тихонова (11.03.1978, Ленинград).

           

14/12. Егор  Александрович Новиковский (11.08.1986, Ленинград); инвалид. (Это мой сын).

 

Р.S.

 

Работая в архивах, перелистывая старинные документы – свидетельства событий из жизни своих давно ушедших родственников, я почувствовала себя сопричастной с ними …  Даже возникло ощущение, что я становлюсь неким проводником между  днем минувшим и днем сегодняшним. Захотелось, чтобы о людях, чьи биографии я изучала по старинным документам в читальном зале архива, узнали и другие мои современники.

И такой случай представился. В Детской школе искусств Красносельского района, где когда-то учились мои сыновья, в 2015 году проходил конкурс творческих работ. Ребята писали на разные темы. Была среди них и такая «История и традиции Смольного института благородных девиц».  Ученица 7-го класса Горбунова Даша, пользуясь литературными и электронными источниками, как могла старалась раскрыла предложенную ей тему, но чего-то с точки зрения ее педагога, в этой работе не хватало. Я предложила в качестве исторической иллюстрации для  реферата о смолянках, свои записи из архива ЦГИА СПб. Записи о трех сестрах Дорошевских: Марии, Людмиле и Ксении, выпускницах  Смольного института благородных девиц начале ХХ века.

Как сказали члены жюри этого конкурса, подлинные документы выпускниц  Смольном институте благородных девиц семьи Дорошевских  решили судьбу работы Даши Горбуновой.  7-классница заняла в конкурсе первое место.

А я была рада тому, что страницы биографии моей бабушки и ее сестер и через 100 с лишним лет были интересны и полезны людям.

 

Конец

**

 

ПРИЛОЖЕНИЕ


Предуведомление А.Н. Алексеева

(оно же – послесловие)

 

В нижеследующей работе отражены самые последние разыскания касательно истории нашей семьи, предпринятые моей дочерью Ольгой Новиковской, в частности, в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб) в прошлом году.

Эти генеалогические и историко-биографические поиски были начаты почти 20 лет назад мною – Андреем Николаевичем Алексеевым – и мамой Ольги – Еленой Ивановной Алексеевой (1933-2002). Так что, можно сказать, дочь подхватила из наших рук «эстафету памяти».

До прошлого года мы пользовались в основном изустной памятью старших (некоторых в свое время так и не догадались поподробнее расспросить) и материалами семейного архива. По поводу некоторых предков – известных исторических личностей – обращались к историографическим и краеведческим источникам.

Но вот в 2015 году моей дочерью была изыскана возможность «проникнуть» и поработать в ЦГИА СПб. Она провела там немало часов и изучила дела, относящиеся к нашим  предкам и старшим родственникам.

При этом генеалогические поиски велись параллельно в двух направлениях:

А) история нашего рода по отцовской линии (Пузановы и Аносовы), которую удается проследить от конца XVIII века);

Б) история нашего рода по материнской линии (Дорошевские), прослеживаемая от середины XIX века.

Кроме того, Ольга исследовала семейный корни своего старого доброго знакомого и друга ее приемной семьи Олега Георгиевича Желябужского.

Результаты этих разысканий, были опубликованы в разных источниках, в частности. на страницах информационно-аналитического портала Когита!ру.

В январе этого года я, ныне старший в роду, адресовал своему внуку (сыну Ольги) Ивану Новиковскому нижеследующее письмо (здесь приводится в сокращении):

 

«Дорогой Ваня!

Хочу обратить твое внимание на ряд публикаций на веб-портале Когита.ру, посвященных истории нашей семьи. Некоторые из этих материалов Тебе знакомы. Все вместе они укладываются в цикл под названием «КОРНИ И ВЕТВИ». Цикл состоит из 4-х частей.

Часть 1. А. Алексеев. «Коротка моя память…» (о моих родителях - для моей дочери)

На Когита.ру эта часть представлена в публикациях 2013 г.:

- В помощь пишущим о предках… (Опыт семейной хроники Андрея Алексеева)

- Опыт семейной хроники Андрея Алексеева. Продолжение

- Опыт семейной хроники Андрея Алексеева. Окончание

Часть 2. А. Алексеев и другие. Аносовы и Пузановы. Генеалогические поиски

На Когита.ру эта часть представлена в публикациях 2015 г.:

- Память поколений. Аносовы и Пузановы: XVIII-XXI век (1)

- Память поколений. Аносовы и Пузановы: XVIII-XXI век (2)

Часть 3. И. Новиковский (при участии О. Новиковской). «Я хочу рассказать о своих семейных корнях»

На Когита.ру эта часть представлена в публикации 2015 г.:

- Память поколений. Семейные корни Ивана Новиковского

Часть 4. О. Новиковская. Аносовы и Пузановы. Генеалогические поиски продолжаются

Эта часть включает результаты генеалогических разысканий, проведенных О. Новиковской в ЦГИА СПб (Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга).

На Когита.ру эта часть представлена в недавних (2016) публикациях:

О. Новиковская. Аносовы и Пузановы. Генеалогические поиски продолжаются. Начало (1). Продолжение (2). Окончание (3). <…>

Итак, твои предки «не обижены вниманием» потомков. Надеюсь, что вы с Машей (Мария Тихонова – супруга Ивана Новиковского. – А. А.) продолжите эту семейную традицию.

Твой дед – Андрей Алексеев.

22 января 2016».

 

К указанным публикациям можно добавить: О. Новиковская. Деревенская история. Два года спустя (часть 19) (Семейная хроника О.Г. Желябужского).

Предыдущая работа Ольги Новиковской (часть 4 цикла «Корни и ветви», согласно моей систематизации) называлась: «К повышению чином и знаку отличия беспорочной службы – достойны»: Аносовы и Пузановы»). Она была посвящена архивным поискам О. Н. в отношении предков и старших родственников по отцовской линии.

Настоящая работа – «За отлично-усердную службу Всемилостивийше пожалован… (Дорошевские)» - итог архивных поисков Ольги Новиковской  в отношении предков и старших родственников по материнской линии. В сущности, это – часть 5 вышеупомянyтого цикла «Корни и ветви».

Не следует думать, что на этом генеалогические разыскания закончены. Есть еще дела в ЦГИА СПб, с которыми Ольге пока не удалось познакомиться. (Они сейчас находятся на реставрации). Кроме того дополнительная информация о наших предках может быть почерпнута из дел, хранящихся в Российском государственном историческом архиве (РГИА).

Там Ольга Новиковская собирается поработать во второй половине нынешнего, 2016-го года.

 

А. Алексеев. Апрель 2016.

 

comments powered by Disqus