RSS

Персональные инструменты

Спецпроекты
01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада
Блог А.Н.Алексеева

Память поколений. Семейные корни Ивана Новиковского

Вы здесь: Главная / Блог А.Н.Алексеева / Тексты других авторов, впервые опубликованные А.Н.Алексеевым / Память поколений. Семейные корни Ивана Новиковского

Память поколений. Семейные корни Ивана Новиковского

Автор: И. Новиковский: О. Новиковская — Дата создания: 07.12.2015 — Последние изменение: 07.12.2015
Участники: А. Алексеев
Опыт сложно-составной семейной хроники, включающей в себя «переплетение корней» и глубокую ретроспективу нескольких родов. Написана 16-летним юношей, при участии старших родственников. А. А.

 

 

 

 

 

 

На снимке: О. Новиковская и ее сын И. Новиковский

 

В 2013 году автору этих строк довелось опубликовать на Когита.ру свою семейную хронику, составленную в 1999 г. Эта работа называлась: «Коротка моя память… (О моих родителях – для моей дочери). См. на Когита.ру:

 

- В помощь пишущим о предках… (Опыт семейной хроники Андрея Алексеева)

- Опыт семейной хроники Андрея Алексеева. Продолжение

- Опыт семейной хроники Андрея Алексеева. Окончание

 

Между тем, семейная хроника 1999 г. была лишь началом и частью более объемного труда, выполненного автором этих строк в начале 2000-х гг. Труд этот назывался «Корни и ветви (Аносовы-Пузановы. XIX-XXI век)». Он публиковался на сайте «Международная биографическая инициатива», а также – в составе тома 2/2 «Из неопубликованных глав «Драматической социологии…»».

В ноябре 2015 на Когита.ру была опубликована вторая часть этого труда, описывающая перипетии генеалогического поиска, а также включающая некоторые биографические материалы о предках автора. См.:

 

- Память поколений. Аносовы и Пузановы: XVIII-XXI век (1)

- Память поколений. Аносовы и Пузановы: XVIII-XXI век (2)

 

Ныне публикуем ТРЕТЬЮ часть, в центре которой - семейная хроника, составленная 15 лет назад (тогда 16-летним) внуком автора – Иваном Новиковским.

Будет еще и четвертая часть, посвященная недавним разысканиям дочери автора этих строк – Ольги Андреевны Новиковской – в Государственном историческом архиве. Эта заключительная часть пока «в чернильнице».

А. Алексеев. 7.12.2015.

**

 

См. также на Когита.ру:

- Эстафета памяти

- А. Алексеев: В помощь пишущим о предках и о себе самом/самой

А. Алексеев: В помощь пишущим о предках и о себе самом/самой (окончание)

- «Коротка моя память…»

- Дом в Поварском переулке и его обитатели

- Дом в Поварском переулке и его обитатели (продолжение темы)

**

 

КОРНИ И ВЕТВИ. ЧАСТЬ 3

 

И. НОВИКОВСКИЙ.  «Я ХОЧУ РАССКАЗАТЬ О СВОИХ СЕМЕЙНЫХ КОРНЯХ…»

 

Ремарка: от деда – к внуку

 

…А вот - еще один пример семейной хроники. Ее составитель – Иван Александрович Новиковский (1983 г. рожд.), внук автора этих строк. Текст датирован маем 1999 года.

Примечание. Строго говоря, автором этого текста является мать Вани - Ольга Андреевна Новиковская. Авторство же было приписано и «лавры» достались… 16-летнему Ивану Новиковскому, получившему за это сочинение приз на конкурсе  семейных хроник в колледже, в котором тогда учился. - А. А.

Здесь эта семейная хроника воспроизводится из книги: Алексеев А.Н., Ленчовский Р.И. Профессия -социолог…» Тт. 1-4. СПб.: Норма, 2010. (Том 2, глава 7)

(Июль 2013)

 

И. Новиковский

(при участии О. Новиковской)

 

Моя семейная история

 

Я хочу рассказать о своих семейных корнях.  Один из них известен мне далеко вглубь,  со второй половины 18-го века.  Другие известны не так глубоко.  Об  этих  корнях мне рассказывали моя бабушка Елена Ивановна Алексеева (1933-2002. – А. А.) и моя мама Ольга Андреевна Новиковская. Мама составила генеалогическое  дерево.  А мой дедушка Андрей Николаевич Алексеев недавно написал свою семейную хронику,  из которой я почерпнул много  информации.  Кроме того, в нашей семье сохранились всякие документы, фотографии, некоторые фамильные реликвии. Иногда я буду на них ссылаться.  Все то,  что  я  уже знаю,  в этой семейной истории не уместится.  Я расскажу только о том,  что мне кажется самым важным и  интересным.  В генеалогической схеме,  составленной моей мамой,  картина гораздо полнее.  Эту схему,  а также ксерокопии некоторых материалов я приложу  к своему сочинению.

Во второй  половине  18-го  века жил мой предок по материнской линии Лев Федорович Сабакин (1743-1813),  родом из г.  Старица, Тверской области.  Он  приходится  мне  пра-пра-пра-пра-пра-прадедом.  После окончания сельской школы,  Л.Ф. Сабакин поступил на службу в  Тверскую  уголовную палату,  работал копиистом,  потом канцеляристом,  а в свободное время увлекался созданием астрономических часов.  Был вызван ко двору Екатерины II. Изобретенные им часы были приняты лично императрицей, а изобретатель награжден 1000 рублями.  Первые упоминания о нем в литературе встречаются  с 1776 года,  когда он служил механиком в Тверской губернии. Л.Ф. Сабакин дважды побывал в Англии. Сконструированная им паровая машина  имела  ряд  преимуществ  перед  машиной Дж. Уатта.  В 1787 году Л.Ф. Сабакин перевел на русский язык книгу английского механика Дж. Фергюсона «Лекции о разных предметах,  касающихся до механики, гидравлики и гидростатики».  Этот перевод с английского он дополнил своим  оригинальным трудом - «Лекцией об огненных машинах», где впервые на русском языке было дано описание паровой машины.  Им было  сделано  еще  свыше десяти изобретений в области механики (сверлильные,  гуртильные, печатающие по металлу машины,  весы оригинальной конструкции). Л.Ф. Сабакин уходил в отставку в чине надворного советника.  Дочь Л.Ф. Сабакина -  А. Львовна  Сабакина  -  вышла  замуж  за  Петра Васильевича Аносова (1764-1809). Тот был родом из Тверской губернии. В конце века он служил секретарем Берг-коллегии в Петербурге,  имел  чин коллежского асессора.  В 1806 г. П.В. Аносов с семьей переехал в Пермь, где был назначен советником Пермского горного управления.

У Петра Васильевича и А. Львовны  Аносовых  родилось  четверо  детей: Василий,  Павел,  Мария  и  Александра.  Вскоре после переезда в город Пермь отец,  а затем мать умирают,  и  дедушка  Л.Ф. Сабакин  берет  на воспитание 4-х малолетних детей. Мальчики Василий и Павел Аносовы были определены им в только что созданный  в  Санкт-Петербурге  Горный  кадетский  корпус.  Василий  умер в отроческом возрасте,  а Павел Аносов окончил Корпус в 1817  году,  с  золотой  медалью.  Ему  было  суждено прославить Россию открытием секрета булата.

О  Павле Петровиче Аносове написано несколько книг, например:

 

Богачев И. Н.  П. П. Аносов и секрет булата. М.: Машгиз, 1952.

Пешкин И. Павел Петрович Аносов. М.: Молодая гвардия (Жизнь замечательных людей), 1954.

Федоров А. С. Творцы науки о металле. М.: Наука, 1980.

 

Во всех современных энциклопедиях есть статьи о великом русском  металлурге. А  в  «Новом  энциклопедическом  словаре» Брокгауза и Эфрона 1910-х годов во втором томе напечатана статья  «Аносовская  сталь»,  и рядом другая статья - «Аносовы», которую в советских энциклопедиях уже не встретишь:  «Аносовы - русский дворянский род,  восходящий к началу 17-го века и записанный в 6 ч. род. кн. Костромской губернии».

Расскажу немного о своем прапрапрапрадеде. Павел Петрович Аносов родился в 1799 году (правильно – 1796. – А. А.). После окончания Горного корпуса, с 1817 года служил на Златоустовских заводах.  Главным его достижением  стала  разработка процесса получения высококачественной стали. Он открыл способ ее получения непосредственной цементацией железа в плавильных тиглях, а также способ  передела  чугуна  в сталь путем плавки.  Это был человек прогрессивных взглядов,  с пытливым умом и желанием познать неизвестное. В 1831 году он впервые применил микроскоп для исследования строения стали.  П. П. Аносов раскрыл древний секрет  булатной  стали,  утерянный  в средневековье.  Первым  отлил  высококачественную  булатную  сталь для клинков,  не имевшую равных в мире по своим качествам.  П.П. Аносов написал  научные  труды,  статьи и книгу «О булатах»,  опубликованную в 1841 году. Прожил Павел Петрович 54 года. Скончался он 13 мая 1851 года  в  чине генерал-майора,  в должности главного начальника Алтайских заводов и Томского губернатора. Похоронили его в городе Омске. 

Из вещей, о которых было бы достоверно известно, что они принадлежали П. П. Аносову, у нас в семье нет, пожалуй, ничего. Есть гравюра, изображающая золотодобывающий прииск второй половины XIX века на реке Силиндже, с указанием на ее принадлежность П.П. Аносову, но не Павлу Петровичу, а его сыну Павлу Павловичу, тоже горному инженеру. Была серебряная чайная ложечка с затейливым вензелем «А» (Аносов). В 1990 г. мой дедушка А. Н. Алексеев, будучи в г. Златоусте, передал ее в музей.  На 21-й  линии  Васильевского  острова  в Санкт-Петербурге находится Горный институт (бывший Горный корпус),  а в нем музей имени  П.П. Аносова. Года два назад моя мама посетила этот музей, откуда принесла информационную  справку,  включающую  краткие  биографические сведения о Павле Петровиче Аносове и об одном из его сыновей,  видном деятеле золотопромышленности 19-го века Николае Павловиче Аносове.  В 1999 году исполняется 200 лет со дня рождения П.П. Аносова. Это событие особенно  отмечают в городе Златоусте,  где 30 лет жил и работал знаменитый  русский  металлург.  Недавно   мой   дедушка   (праправнук П. П. Аносова) Андрей Николаевич Алексеев получил оттуда в подарок «Златоустовскую  энциклопедию», от  ее  редактора-составителя  и  краеведа А.В. Козлова. В этой книге, изданной в 1994 году, есть много интересной информации, связанной с именем Аносова.

Из Златоуста  дедушке  прислали  также рукопись брошюры «Родственные связи и родословная П.П. Аносова». Там указаны даты рождения всех детей П.П. Аносова.  Моя  мама  сопоставила их с известной нам датой рождения внука П.П. Аносова,  моего прапрадеда Петра  Михайловича  Пузанова  (на Красненьком кладбище, в Санкт-Петербурге, в одной ограде - три могилы: Петра Михайловича, моей прапрабабушки Ольги Николаевны Пузановой и моей  прабабушки  Варвары  Петровны Пузановой;  эти могилы мы каждый год посещаем,  с мамой и бабушкой).  Сопоставление дат позволило моей маме установить,  от  какой из дочерей П.П. Аносова мы происходим (раньше мы не знали).

Интересно, что златоустовские краеведы полагали, что мой дедушка Андрей  Николаевич  Алексеев  является  праправнуком  П.П. Аносова по отцовской линии. На самом деле правнучкой П.П. Аносова была его мать (моя прабабушка)  Варвара  Петровна  Пузанова.  Дедушка  написал в Златоуст письмо, чтобы они исправили эту ошибку.

Известно, что у Павла Петровича Аносова было  девять  детей:  пятеро сыновей - Александр,  Николай,  Петр, Павел, Алексей, и четыре дочери: Мария,  Лариса, Анна и Наталья. Трое сыновей Аносовых - Александр, Николай и Павел - продолжили дело отца, став горными инженерами.  Старшая дочь Павла Петровича Аносова -  Мария  Павловна  (1832-190?) (Уточнение: 1831 – после 1912. – А. А.) училась в одном из женских институтов ведомства  императрицы  Марии  в Петербурге.  Там  она  вышла замуж за Михаила Пузанова.  В нашей семье хранится старинная стеклянная дворянская печать Пузановых,  с  чуточку отбитым краешком.  Эту реликвию несколько лет назад передал моей  маме мой дедушка А. Н. Алексеев.

У Михаила и Марии Пузановых было четверо детей:  Павел, Петр, Сергей и  Мария.  Их  сын  Петр  Михайлович Пузанов (1862-1935) является моим прапрадедом.  Это тоже был незаурядный человек - талантливый  инженер.  Он работал на железной дороге,  а потом долгое время возглавлял КБ паровозостроения на Путиловском заводе.  Есть в семейном архиве фотография 1901 года. Там представлена группа людей: Петр Михайлович, его жена Ольга Николаевна с младенцем на руках (это моя  прабабушка  Варвара Петровна)  и  пожилая  женщина.  Это либо мать Петра Михайловича (дочь П.П. Аносова),  либо мать его жены <…>. Все сидят  в трехколесном  автомобиле,  очень старинной конструкции,  на фоне Путиловского завода.  Автомобиль построил сам Петр Михайлович  -  это  был один из первых автомобилей в Санкт-Петербурге.  После него Петр Михайлович собственноручно собрал еще четырехколесный автомобиль,  это было его  хобби.  Последний  просуществовал до Великой Отечественной войны.  Мой дедушка пишет в своей семейной хронике,  что П.М. Пузанов был инженером милостью Божьей, с золотыми руками.

Женой Петра Михайловича стала Ольга Николаевна (1864-1930). Сохранились в семейном архиве ее гимназические фотографии.  Моя мама, кстати, тоже Ольга, внешне очень похожа на свою прабабушку.  У семьи  Пузановых был двухэтажный деревянный дом оригинальной архитектуры в Дачном. В войну дом сгорел, а вместе с ним и автомобили.  У Петра Михайловича и Ольги Николаевны родилось трое дочерей: Варвара (1899-1963),  Елизавета (1903-1970) и Мария (1905-1973). Старшая из них Варвара Петровна -  моя прабабушка.  В семейном альбоме есть фотография Варвары и Елизаветы,  с няней. Есть фотография и совсем маленькой Вари в возрасте около года.  (Уверенности, что это Варя, нет; возможно, это ее младшая сестра Мария. – А. А.). На этой фотографии девочка одета в кружевную сорочку.  Эта сорочка сохранилась.  Когда я был маленький, моя мама хотела сфотографировать меня в ней,  но даже в два месяца эта миниатюрная рубашечка была мне мала. Когда родился мой брат Егор, то и он оказался слишком крупным ребенком.  Так маме и не удалось иметь две похожие фотографии с разницей в 80 лет.

Хранится  в  семейном  архиве  проездной билет по железной дороге от Петрограда до станции Дачное за ноябрь-месяц 1916 года,  выданный моей прабабушке Варваре  Петровне  Пузановой.  Тогда она училась в Екатерининской женской гимназии.

Недавно я перелистывал учебники русской литературы,  по которым училась моя прабабушка. На форзаце одного из них старательным детским почерком выписаны предметы,  которые изучали тогда гимназистки.  А у дедушки хранятся ведомости об успеваемости и поведении его матери Варвары Петровны.   Вот  одна  из  них  -  за  второй  класс  (учебный  год 1915-1916): все оценки высшие - 12 баллов, только по рукоделию 11 баллов.

Закончила гимназию Варвара Петровна в 1918 году. Мы бережем еще один интереснейший фамильный и историко-культурный документ той поры - гимназический альбом Варвары Пузановой, заполненный надписями и пожеланиями одноклассниц и педагогов. Есть и другие альбомы, с рисунками самой Вари - у нее были способности к рисованию.

После окончания гимназии Варвара Петровна поступила в  Петроградский технологический институт.  Она продолжила дело своего отца, став инженером-технологом.  В.П. Пузанова работала на заводе «Красный путиловец» (бывший Путиловский завод),  участвовала в освоении  массового  производства тракторов и специализировалась по допускам.  Как пишет мой дедушка А.Н. Алексеев,  накопленный ею практический опыт получил теоретическое осмысление,  и в 1933,  потом в 1939 г.  выходят книги инженера Пузановой «Допуски в тракторостроении»,  «Допуски и  посадки».  Уже  в 50-х гг. Варвара Петровна защитила кандидатскую диссертацию. Она много преподавала,  писала книги по теории машиностроения.  После войны одну из книг написала в соавторстве с мужем, тоже инженером. Она - как теоретик, он - как практик, удачно дополняли друг друга.  Мужем Варвары Петровны стал Николай Николаевич Алексеев (1904-1974).  Его корни крестьянские.  Сам он родом из города Рыльска Курской губернии. Его мать звали Наталья Николаевна.  У него был брат Иван и сестра Анна. Мой  прадедушка Николай Николаевич Алексеев учился в Ленинграде, в Политехническом институте,  где приобрел специальность инженера-технолога. Всю жизнь он проработал на заводе имени Ворошилова (ныне - завод «Звезда»),  а с середины 50-х годов стал главным технологом  этого предприятия.

В 1934  году  в  семье Алексеевых-Пузановых родился единственный сын Андрей.  Его детство пришлось на военные годы.  Как  печальная  память этого времени, хранятся у нас рисунки маленького Андрюши - это дымящиеся самолеты, падающие бомбы, взрывы...

Оборонный завод имени Ворошилова,  на котором работал мой прадедушка Николай Николаевич,  в начале войны был эвакуирован в Челябинск, потом - в Омск. Следом переезжала и семья Алексеевых-Пузановых. Варвара Петровна в ту пору всецело посвятила себя воспитанию сына.  Она учила его иностранным языкам.  Уже  в  9-10  лет  Андрей  стал  даже  «сочинять» по-французски.  А позже,  в зрелые годы, мой дедушка Андрей Николаевич всех французских авторов 19-го века читал только в подлиннике,  и даже без словаря.

В 1943 году Варвара Петровна отвела 9-летнего сына в школу,  и сразу в 3-й класс,  но оказалось,  что там ему делать нечего,  и в  середине учебного года его перевели в 4-й класс, который он закончил с похвальной грамотой, в городе Омске. Осенью 1944 года семья вернулась из эвакуации  в  родной Ленинград,  и Андрей пошел в 5-й класс 181-й средней школы.  Закончил школу дедушка А. Н. Алексеев с золотой медалью. И в его аттестате была уникальная по тем временам запись о том, что он отлично сдал экзамены по трем иностранным языкам:  английскому, немецкому и французскому. Когда после школы молодой человек подал документы в Университет, на филологический факультет, то пришлось предъявлять свидетельство  о  рождении,  а не паспорт;  ведь он был моложе своих одноклассников на 2 года.  Учился в ЛГУ Андрей Николаевич исключительно  на отлично, был сталинским стипендиатом.

В начале  50-х  годов  семья  приобрела автомобиль «Москвич» - самая ранняя модель.  Это было событие, существенно определившее уклад жизни семьи. Инициатором приобретения была Варвара Петровна.  Она же в 50-летнем возрасте  получила  водительские права.  И если Петр Михайлович Пузанов был одним из первых в Петербурге автомобилистов,  то его  дочь Варвара Петровна,  наверное, одной из первых в послевоенном Ленинграде женщин-автомобилисток. В 18 лет права получил и сын Андрей. Каждое лето семья совершала дальние автопутешествия, сначала на «Москвиче», потом - на автомобиле «Победа». За месяц отпуска «накручивали» на спидометре по 10 тысяч километров и больше.  Николай Николаевич, который не водил машину,  называл жену и сына «пожирателями километров». (Это все сведения из семейной хроники моего дедушки Андрея Николаевича).  Второй же летний месяц студент Андрей Алексеев  проводил на студенческих стройках,  где и познакомился со своей будущей женой, тоже студенткой филологического факультета Еленой Ивановной  Ларионовой,  моей бабушкой.

После окончания ЛГУ Андрей Николаевич получил распределение в  город Куйбышев, где  работал журналистом в газете.  Продолжил он свою журналистскую работу в Ленинграде, став сотрудником газеты «Смена». И вдруг мой дедушка резко изменил свою жизнь - он поступил рабочим на завод по обработке цветных металлов. Как написано о нем в книге А. Ежелева «Лучший из грехов»,  он хотел лучше познать ту самую жизнь, о которой журналисту надлежит рассказывать.  Несколько лет мой дедушка Андрей Николаевич работал вальцовщиком, потом электролизником (на Волховском алюминиевом заводе).  А когда вернулся в газету,  редактор «Ленинградской Правды»  предложил  ему заведовать промышленным отделом.  Но уже через год Андрей Николаевич принимает решение заняться социологией и  поступает  в аспирантуру ЛГУ.  После ее окончания он уезжает работать в Новосибирский академгородок.

Вернулся в Ленинград Андрей Николаевич кандидатом философских наук и стал  работать  в  Ленинградских секторах сначала Института философии, потом - Института социологии Академии наук,  старшим научным сотрудником. В  1975  году  на базе ряда академических учреждений в Ленинграде создается Институт социально-экономических проблем,   где А.Н. Алексеев продолжает свою работу социологом. В 1979 году Андрей Николаевич обращается к руководству института с предложением провести экспериментальное  социологическое исследование по разработанной им оригинальной методике «наблюдающего участия».  И в январе 1980 года  он  приходит  на свое новое рабочее место слесаря-наладчика в цех Ленинградского завода «Полиграфмаш». Вот как Андрей Николаевич отвечает на вопрос,  зачем он это  сделал,  в  уже  упоминавшейся книге А. Ежелева «Лучший из грехов:

 

«Основной моей целью было познать  изнутри,  «глазами  рабочего»,  ту производственную жизнь, которая для меня и моих коллег была предметом, как я полагал, недостаточно реалистических и эффективных исследований.  Мне  этот  шаг казался делом моей научной ответственности в разрешении наболевших проблем производства».

 

Будучи рабочим,  а  по совместительству научным сотрудником,  Андрей Николаевич регулярно представлял отчеты в институт, писал статьи, объективно отражая явления и тенденции застойного периода. Так, например, он вывел «формулу разгильдяйства», элементами которой являются: незаинтересованность, некомпетентность,  безответственность.  Одновременно на заводе рабочий Алексеев реально боролся с этими самыми явлениями.  Еще до поступления на завод Андрей Николаевич предпринял  другое  не совсем обычное научное исследование. В 1978 году в порядке личной инициативы он разработал социологическое интервью под названием «Ожидаете ли Вы перемен?» и провел небольшой «не санкционированный» опрос. (В действительности, и разработка методики , и сам опрос осуществлялись коллективом авторов. – А. А.)   Это и другие исследования явились поводом для обвинения А.Н. Алексеева в  политической  неблагонадежности,  в «написании и распространении клеветнических материалов на советскую действительность».  В 1983 году дома  у  Андрея Николаевича был произведен обыск.  Были изъяты статьи, дневники и письма.  Началось преследование.  Последовало исключение из партии, из Союза журналистов, из Советской социологической ассоциации.  Но Андрей Николаевич продолжал работать на заводе и вести свои  исследования.

Неизвестно, чем бы закончилась вся эта история,  но пришли те  самые перемены, которые предвосхищал ученый-социолог Алексеев.  Началась перестройка.  Андрея Николаевича восстановили в партии  (из  которой  он вскоре сам вышел),  о социологе-рабочем начали писать в газетах и журналах,  приглашать на радио и телевидение.  Московские  документалисты сняли о нем фильм «Не могу иначе».

Кстати, в этом фильме принимала участие и моя мама Ольга  Андреевна, и  даже  мы  с братом.  Мама рассказывала о моем дедушке,  а годовалый Егорка сидел у нее на коленях,  я же тем временем проявлял живой интерес к киноаппаратуре. Было это в 1987 году.

Сейчас дедушка Андрей Николаевич Алексеев работает в Институте социологии  Академии наук.  На его счету более 150 научных публикаций,  он организовал общественный архив,  название которого «Россия на изломе».  Недавно  (в 1997 году) вышла его большая книга «Драматическая социология (эксперимент социолога-рабочего)». Колледж, в котором я учусь, находится рядом с институтом,  где работает мой дедушка,  а до недавнего времени работала и моя бабушка Елена Ивановна Алексеева, и я часто захожу туда.

Род Аносовых-Пузановых  получил  продолжение  не только в лице моего дедушки Андрея Николаевича Алексеева и его  потомков.  Его  двоюродный брат, сын Марии Петровны Пузановой (сестры его матери) Владимир Владимирович Абрашкевич (1939 г.  рожд.) имеет сына Андрея Владимировича (1963 – 2001. – А. А.), а у того двое дочерей Евгения и Ирина.  Все они сейчас живут в Сочи. А у Павла Петровича Пузанова (брата моего прапрадеда) была дочь Вера  Павловна (двоюродная  сестра моей прабабушки Варвары Петровны Пузановой), сын которой Игорь Данилович Пивен (1924 г. рожд.) (1924-2014. – А. А.) живет в Петербурге.

Как отмечает  мой  дедушка  А.Н. Алексеев,  все известные ему потомки-мужчины в роду Пузановых, кроме него самого, - инженеры, люди высоко технически одаренные. Например, И.Д. Пивен - известный кораблестроитель, доктор технических наук, заслуженный изобретатель РСФСР.

Теперь я  расскажу  о  своих предках по линии бабушки Елены Ивановны Алексеевой (в детстве Румянцевой, а затем Ларионовой). Моя бабушка родилась в 1933 году в Ленинграде.  В годы блокады она жила вместе с родителями в  осажденном  городе.  Маленькая Елена осталась единственным членом семьи Румянцевых,  пережившим блокаду. Все ее близкие умерли от голода. Десятилетнюю девочку удочерили соседи по квартире.  А это значит, что у нашей бабушки Елены Ивановны было две семьи, две мамы.  Сначала обращусь к семейной истории родных матери и отца моей бабушки. Моя прабабушка Людмила Николаевна Румянцева  (в  девичестве  Дорошевская) (1894-1943) была дочерью генерального военного прокурора города Санкт-Петербурга (правильно: прокурора Виленского военно-окружного суда, потом – председателя Варшавского военно-окружного суда и, наконец, постоянного члена Главного военного суда. – А. А.), генерала от инфантерии Николая Федотовича Дорошевского. Кроме нее в семье было еще трое детей: Георгий, Мария и Ксения. Все девочки учились в Смольном институте благородных девиц (в Николаевской половине),  о чем свидетельствуют сохранившиеся в нашем семейном  архиве  поздравительные  открытки,  полученные ими от родных и подруг в 1910-1912 гг.  Брат Георгий учился в Варшаве в Кадетском училище. Больше о нем нам ничего не известно.

Младшая сестра Ксения погибла во время революции.  Ее застрелили  на улице красные,  когда она распространяла листовки. Ксении Николаевне в то время  было 19 лет.  Другая сестра Мария пережила две войны - гражданскую и Великую отечественную.  В дальнейшем отношения  с  ней  были прерваны.  Но вернемся в дореволюционные годы. В это время семья генерала Н.Ф. Дорошевского снимала квартиру на третьем этаже четырехэтажного дома по Поварскому переулку,  дом 13, квартира 4. (Переулок между Стремянной и Колокольной улицами, параллельный Владимирскому проспекту. – А. А.). В квартире было 5 больших комнат:  гостиная, столовая, детская, спальня и кабинет, который украшал  двухметровый портрет хозяина,  облаченного в военный мундир, при всех наградах.  (В 30-е годы портрет был сожжен - опасно было не только хранить такие вещи,  но и говорить вслух о своем  дворянском происхождении).

Хочется рассказать об этом старом  петербургском  доме.  Здесь,  по данным петербургского музея-квартиры Ф.М. Достоевского,  в  разные  годы 19-го  века  жили Тургенев и Чернышевский.  Сюда в гости к Тургеневу в 1845 году приходил читать главы своей первой  повести  «Бедные  люди» молодой  Достоевский.  Дом  этот  имеет богатую литературную историю и помнит многих великих русских людей.

Примечания

1) Уточнение: На 4-м этаже дома 13 по Поварскому переулку в разные годы жили: Н.А. Некрасов (с 1845 по1846), И.С. Тургенев (с 1853 по 1854 г.), Н.Г. Чернышевский (с 1855 по 1859 г.).

2) «Сюда в гости к Тургеневу в 1845 году приходил читать главы своей первой  повести  «Бедные  люди» молодой  Достоевский…»

Данная информация ошибочна. На самом деле только что написанная повесть «Бедные люди» была автором дана летом 1845 года для прочтения не И.С. Тургеневу, а Н.А. Некрасову и Д.Г. Григоровичу. Закончив чтение рукописи, Некрасов и Григорович не могли дождаться утра и белой петербургской ночью из дома 13 на  Поварском переулке отправились на квартиру к Достоевскому (жившему тогда в  доме на углу Владимирского пр. и Графского  пер.), чтобы обнять и поздравить начинающего писателя.

(См.: Дом в Поварском переулке и его обитатели). - А. А.

Обратимся вновь к семье Дорошевских.  С какого года они поселились в этой квартире,  неизвестно,  но в справочнике «Весь Петербург» за 1910 год они указаны по этому адресу.  То же свидетельствуют почтовые  карточки на имя «Ея Превосходительства  Людмилы  Николаевны  Дорошевской, город Петроград, Поварской, дом 13».

После революции 1917 года квартира стала коммунальной, а наши предки Дорошевские занимали  в  ней лишь две комнаты - бывшую спальню и кабинет.  (Моя бабушка Елена Ивановна с моей мамой жили в этих комнатах до 1975 года.)

Людмила Николаевна Дорошевская, моя прабабушка, вышла замуж за Константина Васильевича Румянцева, экономиста по специальности. Константин Васильевич и его брат Николай Васильевич учились в Санкт-Петербурге  в Лесном политехническом институте. Родом Румянцевы из города Курска, из учительской семьи. Сохранились дореволюционные фотографии обоих братьев-студентов, их мамы Раисы Николаевны и их бабушки.  Есть старинный альбом, в котором молодой Константин каллиграфическим почерком записывал «выдержки наиболее важных мест» из произведений передовых писателей начала 20-го века.  Вот одна из страничек этого альбома:  М. Горький,  «Дети солнца»,  и первая фраза:  «Там, где  пролита кровь,  никогда  не вырастут цветы».  А на другой странице строки ныне неизвестных поэтов:  Мельшина,  Барыкова,  Василия Чужого - о бедных и угнетенных, и дата - 24 мая 1906 года. Здесь же изящные рисунки самого Константина.  Тройка коней и ямщик  по  колено  в  снегу,  выполненные простым карандашом; цветы и голуби, а рядом, в окружении фиалок, буква «Л» - нам остается догадываться, возможно, это первая буква имени Людмила.

У супругов  Константина  Васильевича и Людмилы Николаевны Румянцевых родилось трое детей: Георгий (1925-1942) (дома его звали Юра), Дмитрий (умерший в 3-летнем возрасте) и младшая Елена (род.  в 1933 г.) (1933-2002. – А. А.) -  моя бабушка.

В 20-30-е  годы  семья  бедствовала.  Как  рассказывает моя бабушка, Константин Васильевич был очень принципиальным и прямолинейным человеком  и  из-за  этого часто лишался работы,  а поступить на новое место удавалось не сразу. К тому же Людмила Николаевна, закончившая Смольный институт и знавшая несколько иностранных языков, не была приспособлена к «новой жизни» - не умела рационально вести хозяйство, поэтому нуждалась в помощи прислуги.

Чтобы свести концы с концами,  Людмила Николаевна начала работать. В период  НЭПа  она ходила в зажиточные семьи обучать детей французскому языку. Позднее ей удалось найти работу счетного работника.  Годы шли, дети росли. Старшему, Юре перед войной исполнилось 15 лет.  Из-за  болезни позвоночника мальчик не мог много двигаться.  Юра очень любил читать, коллекционировал марки.

Началась Великая  отечественная  война.  В  начале  войны  вместе  с детским садом Елену пытались на поезде вывезти из Ленинграда. Но город уже был окружен,  и детей вернули назад. Пришла первая блокадная зима.  У  моей бабушки Елены Ивановны остались о том времени горькие воспоминания. В 1941 г.  ей исполнилось 8 лет.  Она рано научилась  читать  и много времени проводила за этим занятием. Но скоро детских книг в доме не осталось, потому что они были тоньше и лучше горели в печке. Людмила  Николаевна  показала дочери немецкие буквы и Елена стала пробовать читать по-немецки.  Сейчас бабушка вспоминает, что в 42-м году  читала единственную оставшуюся детскую книгу с картинками - учебник немецкого языка для 5-го класса школы.

Зима была суровая.  Все страдали от голода и холода.  Съели все, что можно было съесть. У Юры в аквариуме жил аксолотль - личинка амбистомы (североамериканского земноводного).  Пришлось сварить и его.  Дров для большой изразцовой печи не хватало.  Топили, книгами и мебелью, буржуйку,  стоявшую посреди 30-метровой комнаты. Но все равно было холодно.  На стене, отмеряя время, били старинные часы с орлом, огромное зеркало в позолоченной раме отражало страшный быт блокадной квартиры.  Когда у ослабевшей Людмилы Николаевны в очереди за хлебом  выхватили из  рук сумочку с продовольственными карточками,  стало ясно,  что это конец.

Сначала умер отец бабушки Константин Васильевич, потом бабушкин брат Юра. Мама - Людмила Николаевна - умерла в 1943 году. Перед смертью она сказала своей подруге (и соседке по квартире) Ольге Тимофеевне  Ларионовой про дочку Лену: «Возьмите ее себе, не отдавайте в детский дом».

Умерли все  близкие Елены.  Умерли от голода,  променяв на продукты все, что можно было обменять. А ведь в доме хранился чемоданчик с драгоценностями институтской подруги Людмилы Николаевны, успевшей эвакуироваться. Этот чемоданчик так никто и не открыл.  (После войны хозяйка пришла за ним - все сохранилось в целости).

Тогда, в 1944 году,  моей бабушке было 10 лет.  Ее удочерили супруги Ларионовы,  Ольга Тимофеевна и Иван Иванович (своих детей у них не было).  Так из Румянцевой Елены Константиновны она стала Ларионовой Еленой Ивановной.

Новый отец Иван Иванович страдал язвой желудка, поэтому не был призван в армию.  Он работал столяром на военном заводе.  Жили трудно. Бабушка вспоминает,  что ели все,  что только можно:  варили  сыромятные ремни, столярный клей. Кроме школы  Елена ходила в хор Дворца пионеров.  Там голодным детям давали дуранду - зто такие маленькие шарики,  приготовленные из жмыха, похожие  скорее на опилки,  чем на хлеб.  Однажды,  когда Елена шла по улице,  ее подкараулили какие-то люди и обманом повели в чужую квартиру.  Спасла случайность, увидел дворник, а ведь девочку хотели убить и съесть...

Теперь, когда  мы  приходим  на Пискаревское мемориальное кладбище к братским могилам ленинградцев,  погибших в блокаду,  мы думаем о  том, что здесь лежат и наши родные.

Кончилась война. Бабушка Елена Ивановна закончила школу с серебряной медалью и  поступила в Университет,  на филологический факультет.  Там она познакомилась с моим  дедушкой  -  Андреем  Николаевичем  Алексеевым, вышла за него замуж.

Елена Ивановна, так же как и Андрей Николаевич, после окончания ЛГУ, работала в журналистике. Еще будучи студенткой отделения русского языка и литературы,  она заинтересовалась журналистикой и в  студенческие каникулы пошла работать в редакцию газеты «Сталинское слово»,  которая находилась в поселке Сосново,  Ленинградской области. Жить ей там было негде, поэтому  ночевать  приходилось  в редакции и спать на подшивках старых газет.

Мне хочется  привести  один эпизод,  который мне рассказала бабушка.  Получив задание от редактора,  Елена Ивановна,  тогда  студентка  4-го курса,  поехала  на место,  чтобы написать о ходе сельскохозяйственных работ в одном из  совхозов  района.  Руководитель  хозяйства  оказался опытным специалистом,  болеющим за производство. Он откровенно рассказывал о проблемах и,  в частности, резко негативно отозвался об обязательном, повсеместном внедрении кукурузы. Партийные органы жестко следили за выполнением этих требований.  Доводы директора были так убедительны,  что бабушка написала большую статью,  содержащую критику хрущевской «кукурузной кампании».  Редактор газеты пришел в ужас. Статью, конечно, не опубликовали, а в характеристике, которую бабушка получила при увольнении,  было написано:  «...студентка Ларионова,  при условии повышения политической грамотности, может быть ценным работником нашей советской печати».

После окончания ЛГУ бабушка уехала в Куйбышев (ныне Самара) по месту распределения своего  мужа  - моего дедушки Андрея Николаевича.  Найти работу в Куйбышеве не удалось,  и через год она вернулась в Ленинград, устроилась корреспондентом в  тосненскую  районную  газету  «Ленинское знамя». Но через полтора года оттуда пришлось уйти, потому что ее,  активную журналистку, внештатного секретаря Тосненского райкома комсомола, вызвали в обком комсомола и предложили стать штатным комсомольским работником - первым секретарем райкома.  Бабушка отказалась  от  этого предложения, она  не хотела уходить из журналистики.  Кроме того,  она понимала, что тогда у нее было бы еще меньше  возможностей  оставаться самой собой и говорить то, что на самом деле думаешь.

Потом была  работа  в местном радиовещании на Металлическом заводе и Государственном оптико-механическом заводе.  Оттуда, по инициативе Ленинградского радиокомитета,   она  была  отправлена  на учебу в Ленинградскую Высшую партийную школу, на отделение журналистики, и после ее окончания некоторое время работала на Ленинградском телевидении.  1968 год стал поворотным в жизни моей бабушки.  Елена Ивановна оставила  журналистику  и  перешла на научную работу.  В течение более чем тридцати лет она проработала в учреждениях Академии наук: на Ленинградской кафедре философии,  в Ленинградских секторах Института философии, в Институте социально-экономических проблем и в Институте социологии.

21 сентября 1960 года в семье Алексеевых Андрея Николаевича и  Елены Ивановны родилась дочь Ольга - моя мама. Елена Ивановна год не работала, занималась ребенком.  В то время, как уже говорилось, Андрей Николаевич оставил работу в газете «Смена» и поступил на завод рабочим.  В период ученичества его зарплата уменьшилась  чуть  ли  не  вдвое.  Как рассказывает  бабушка,  он  поставил этим в довольно трудное положение свою семью.  Чем могли,  помогали приемные родители Елены Ивановны,  а также родители Андрея Николаевича.

Жили вначале впятером,  в том самом доме на Поварском переулке: приемные родители моей бабушки,  бабушка Елена Ивановна и дедушка  Андрей Николаевич и моя мама (ребенок). Но вскоре Иван Иванович и Ольга Тимофеевна Ларионовы переехали на постоянное жительство на свою родину,  в деревню Стрелка, в Новгородскую область.

Не просто складывалась семейная жизнь родителей моей мамы. По словам моей бабушки, дедушка Андрей Николаевич, весь погруженный в свою работу, был  плохим помощником в быту.  И как шутила бабушка,  «в домашних делах он был даже не ноль,  а скорее отрицательная величина». (Как пошутил дедушка,  прочитав эти строки, «если считать бабушку положительной величиной,  то в итоге в домашних делах получался ноль»).  Но,  по мнению их обоих,  не это было основной причиной их разрыва, в середине 60-х гг.

Когда семья родителей моей мамы распалась,  Андрей Николаевич  уехал на  несколько  лет  работать в Новосибирский академгородок.  Их дочери Ольге (моей маме) было тогда семь лет.  Между  родителями  моей  мамы, несмотря на развод, на всю жизнь сохранились самые теплые и добрые отношения.  Андрей Николаевич  называет  их  в  своей  семейной  хронике «братско-сестринскими».

Когда Андрей  Николаевич Алексеев вернулся из Сибири в родной город, он стал  работать в том же научном институте,  где работала Елена Ивановна.  Более двадцати лет бабушка и дедушка работали в одном учреждении. Последние десять - в Санкт-Петербургском филиале Института социологии РАН.

Когда в  начале 80-х годов Андрея Николаевича Алексеева (социолога - рабочего) начали  преследовать,  то  в  опалу попала и Елена Ивановна.  Несмотря ни на что,  она продолжала свою научную деятельность. За годы работы в академических учреждениях ею написано несколько десятков статей, а в 1997 году вышел подготовленный ею 1-том научной библиографии  по общественным движениям.  Запросы на эту книгу приходят даже из других стран.

В 1998 г. Елена Ивановна вышла на пенсию. Когда коллеги провожали ее на заслуженный отдых,  я был у бабушки в институте и слышал много добрых и уважительных слов, сказанных в ее адрес.

Теперь я расскажу о своей маме Ольге Андреевне Новиковской,  единственной дочери Елены Ивановны и Андрея Николаевича Алексеевых.  Как уже говорилось, бабушка Елена Ивановна растила мою  маму  одна,  вкладывая много сил и времени в ее воспитание. Жили они все в той же квартире на Поварском переулке.  Рассказы  бабушки о предках и,  может быть,  сами стены этого старого петербургского дома  оказали на мою маму  большое влияние,  запали  в душу.  С тех пор она стала интересоваться историей своей семьи, ее корнями.

Начинала учиться моя мама в той же 216-й школе г.  Ленинграда, в которой  училась  бабушка  Елена  Ивановна.  Ходила во Дворец пионеров в кружки (мягкой игрушки, кинологов). По словам бабушки, мама была очень ответственной и дисциплинированной девочкой.  С 12-ти лет мама стала серьезно интересоваться зоологией, участвовала в городских олимпиадах по биологии.  Пошла в кружок  юных  зоологов при Ленинградском зоопарке.  Каждое лето она ездила в деревню Стрелку, к своим дедушке и бабушке,  и вела там наблюдения  за  живой  природой, много  ходила  по  лесу.  В  девятом  классе написала реферат «Лесохозяйственное значение лося в Боровичском районе, Новгородской области», который  получил диплом первой степени на конкурсе научных работ старшеклассников во Дворце пионеров.

После школы  мама поступила в Ленинградский государственный университет, на вечернее отделение биолого-почвенного факультета, и одновременно работала лаборантом в Зоологическом институте АН  СССР.  Выезжая на  полевые  практики,  она  продолжала собирать материал по питанию и распространению лосей. Эти многолетние наблюдения потом легли в основу ее дипломной работы,  получившей высокую оценку.  Мама  окончила  университет в 1985 г.

В свободное время мама с удовольствием читала стихи поэтов серебряного века и говорит,  что выросла на стихах Ахматовой, Цветаевой, Пастернака... В юности мама и сама писала стихи.  Я попросил у нее разрешения поместить здесь те из них, которые мне больше всего нравятся.

 

Кони

 

Кони скачут по булыжной мостовой.

Город встал над величавою Невой.

Кони скачут по проспектам, вдоль Невы,

Не мигая смотрят каменные львы.

 

Кони скачут. Пролетают купола...

Но Фонтанка им преградою легла.

Кони скачут, кони рвут свою узду.

Кони встали на Аничковом мосту.

 

Путь

 

Неведомо откуда,

Неведомо куда,

Шел странник одинокий,

Куда тропа вела.

Шел он через пустыни,

Шел он через года,

К земле его клонили

Жестокие ветра.

Он попадал в обвалы,

Моря переплывал,

А на пути вставали

Граниты мрачных скал.

Так путь наш в этом мире

Петляет чрез года -

Неведомо откуда,

Неведомо куда.

 

Начиная с 16 лет,  мама ведет записи  о  каждом  прожитом  дне,  это что-то вроде  делового  ежедневника  с элементами дневниковых записей.  Мама говорит,  что потом очень интересно будет знать,  как мы жили,  о чем думали 20 лет назад. И если бы у нас были дневники наших прапрабабушек, как много нового можно было бы узнать о них и о той эпохе.  Еще у мамы всегда под рукой стоит гитара и большая стопка тетрадей и книг с песнями бардов,  потому что в трудные минуты жизни, как она говорит, музыка и поэзия способны спасти, залечить душевные раны. 

Мама рано,  в 19 лет,  вышла замуж за моего отца Александра Юрьевича Новиковского (род.  28.11.1956) (1956-2009. – А. А.) . Его родители - Юрий Петрович Новиковский  (1930-1959)  и  Зинаида Дмитриевна Бегеба (Лысова,  Новиковская) (род.  в 1935 г.) (1935-2013. – А.А.).  Александр Юрьевич воспитывался в  семье  отчима  - Владимира Максимовича Бегебы.  У моего отца есть сводная сестра Тамара Максимовна, моложе его на 12 лет. Про них я знаю очень мало.  В 80-х  гг.  мой отец Александр Юрьевич работал в Институте северной морской геологии и большую часть времени проводил в  командировках  на Севере (острова Диксон, Косистый). В его работу входила геологоразведка, сбор метеорологических данных. Александр Юрьевич каждый день писал домой письма, но так как почта там работала лишь один раз в неделю, то в Ленинграде мама иногда вынимала из почтового ящика сразу по 7 писем.  Все эти письма моя мама хранит как добрую память о тех годах.  С 1980 года отец стал постоянным участником Советской антарктической экспедиции. Он  и  его товарищи работали в Антарктиде на береговой полярной базе Дружная, проводя в экспедициях по 6-8 месяцев в году.  У нас дома сохранилась большая карта мира с  нарисованными  от  руки маршрутами,  по которым через весь земной шар плавал и летал мой отец.  Александр Юрьевич побывал на всех континентах,  плавал  на  знаменитом дизельэлектроходе «Михаил Сомов»,  был на нескольких советских и зарубежных антарктических станциях.

Основным местом работы моего отца Александра Юрьевича стала сезонная база «Дружная».  Теперь она не существует.  В 1985 году огромный кусок льда,  на котором она располагалась, откололся от берегов Антарктиды и затерялся в бескрайних просторах океана. Полярникам удалось ее найти, снять ценное оборудование.  Дома у нас хранится флаг, который был снят в день ее закрытия.  На флаге, выцветшем от солнца, изорванном антарктическими ветрами, написано: «Флаг спущен 25.02.1986», и стоят подписи полярников 32-й Советской антарктической экспедиции. 

30 мая  1983 года родился я - Новиковский Иван,  а три года спустя - мой брат Егор (11 августа 1986 года).  Маме было нелегко растить одной двоих  маленьких  детей,  ведь  отец  большую часть времени проводил в экспедициях. Ей пришлось оставить работу в Зоологическом  институте  и на  10 лет стать домохозяйкой.  Моя мама,  привыкла ко всему подходить добросовестно,  поэтому как домохозяйка она взяла себе  в  обязанность шить  и вязать на семью,  ну а самым главным для себя считала - хорошо воспитывать детей.  Мама стала выписывать журнал «Дошкольное  воспитание», читать книги по педагогике, медицине, логопедии.

Мы с братом не ходили в детский сад, зато ходили в музыкальную школу, на спортивные занятия, в кружки. А каждое лето на 4-5 месяцев уезжали с мамой в деревню Стрелку,  где стоит дом, построенный еще в 1917 г.  прадедушкой  Иваном Ивановичем Ларионовым.  Мы и сейчас туда ездим летом, но на более короткий срок.

Когда мне было 9 лет, а Егору - 6, наш отец, Александр Юрьевич, ушел из семьи.  В это время он уже оставил работу в геологии и  стал  заниматься предпринимательской  деятельностью (но,  как говорит мама,  она ему, похоже, не очень удалась). Теперь я и мой брат Егор видимся с отцом редко. Знаем, что в его новой семье у нас с братом есть трехлетняя сестра, но как ее зовут - отец почему-то не говорит.

Теперь, когда мы с братом Егором стали старше, мама пошла на работу.  Она получила вторую специальность,  окончив ТОО «Союз педагогов». Сейчас  моя мама Ольга Андреевна уже третий год работает логопедом-дефектологом в психоневрологическом детском саду.  Вначале  ей  было  очень трудно,  но сейчас она приобрела умение и опыт в своей новой специальности.  Как и ко всякому делу,  она подходит к своей работе творчески.  Так,  она  сама  придумывает оригинальные методики для обучения детей, страдающих дефектами речи.  Недавно ей была объявлена благодарность  с занесением в личное дело. Ее уважают на работе.  Сейчас мы живем втроем в двухкомнатной квартире в доме на пр.  Ветеранов: мама Ольга Андреевна Новиковская,  я и мой брат  Егор.  Бабушка Елена Ивановна живет в доме на ул.  Хрустицкого и часто у нас бывает, всячески помогает маме.

Теперь напишу немного о себе и о своем младшем брате Егоре. Я закончил в 1998 году девятый класс школы № 395 Красносельского района города Санкт-Петербурга.  Кроме школы занимался в разных кружках:  авиамодельном,  резьбы по дереву,  флористики, плетения из лозы, хожу до сих пор в кружок информатики. Несколько лет учился играть на флейте, пел в хоре.  Но больше всего мне понравился кружок радиоэлектроники, в котором я занимался,  начиная с 5-го класса,  в Доме детского и юношеского творчества у преподавателя Валентина Васильевича Мануйлова.  В результате,  в 1996 году я получил специальность монтажника радиоэлектронных устройств.  Принимал  участие в ежегодных выставках работ школьников в ДДЮТ Красносельского района, имею 4 диплома за представленные экспонаты («Светомузыка» в 1996 г.,  «Компьютерный телефон» в 1997 г., «Говорящая машина» в 1998 г. и «Микропроцессорное устройство» в 1999 г.) Два года назад Валентин Васильевич посоветовал мне пойти в технический отдел  Дворца  творчества юных,  где я занимаюсь и по сей день,  в кружке программируемой логики. Недавно получил там сертификат о дополнительном  образовании  в области радиоэлектроники и микропроцессорной техники.

Сейчас я учусь на первом курсе в Колледже медицинской электроники  и оптики, на отделении электроники.

Моя мама,  бабушка и дедушка недовольны мною,  считают, что я ленюсь учиться. Однако они одобряют мое увлечение электронной техникой.  Благодаря  материальной помощи бабушки мне удалось приобрести необходимые блоки и собрать компьютер.  Правда,  пока никак  не  удается  наладить принтер.  Так что распечатывать этот текст придется у дедушки на работе.

Моему брату  Егору скоро исполнится 13 лет.  Он продолжает учиться в той же 395-й школе,  где раньше учились мы оба, заканчивает 7-й класс.  Еще  мой  брат  занимается  в  6-м  классе  музыкальной  школы  №  44 Красносельского района,  по классу домры. В составе школьного оркестра русских  народных  инструментов  он  несколько раз в году выступает на концертах.

А еще Егор - юный железнодорожник.  Уже два года он обучается железнодорожному делу,  а  летом проходит практику на Малой октябрьской железной дороге, освоил специальности: дежурный стрелочного поста, контролер,  экскурсовод, осмотрщик путей и подвижного состава, дежурный по станции.  В прошлом году Детская железная дорога отмечала  свое  50-летие. В газете «Смена» была статья,  посвященная этому событию. Среди ребят,  хорошо зарекомендовавших себя на практике,  был отмечен и  мой брат Егор.

Хочу сказать про своего брата,  что он добрый и отзывчивый  человек.  Егор очень любит животных.  У нас дома есть кошка, собака, черепаха, и еще он очень просит купить ему белую крысу,  но мама на крысу пока  не соглашается.

 

Я рассказал историю нашей семьи.  Но есть еще один ее корень. Это не родные нам  по крови,  но очень близкие и дорогие всей нашей семье люди. Это  Ларионовы  Ольга  Тимофеевна  (1899-1983)  и  Иван   Иванович (1898-1979),  которые  в страшные годы Ленинградской блокады удочерили осиротевшую девочку Елену - мою бабушку.  О них много рассказывали мне моя бабушка и моя мама.

Приемная мама моей бабушки Ольга Тимофеевна в девичестве была  Смирнова. Родилась она в деревне Стрелка, Боровичского уезда, Новгородской губернии. Ее  отец - Тимофей Смирнов - был одним из немногих грамотных крестьян в деревне.  Играл на гуслях.  Будучи вдовцом с  тремя  детьми (дочь  Иринья  и двое сыновей),  он женился на прапрабабушке Ефросинии Яковлевне.  (Внуком одного из сыновей Тимофея Смирнова,  насколько нам известно, является артист Кирилл Лавров.)

От новой жены у Тимофея Смирнова родилось 15 детей, но многие умерли в детском  возрасте.  Был среди них очень способный мальчик Оська.  Он сам собрал на ручейке игрушечную мельницу,  которая могла молоть  зернышки. Умер Оська в 8 лет от скарлатины.

Начиная с семи лет отец давал детям маленькие грабли и они вместе со взрослыми начинали работать на сенокосе.  Маленькая Оля тоже помогала.  Ольга Тимофеевна  рассказывала моей маме,  а мама рассказала мне,  как один раз,  с сенокоса, десятилетнюю девочку послали домой за чаем. Деревня  была в двух километрах от покоса.  Оля быстро добежала до дома, собрала в большую корзину посуду и провизию, взяла самовар. Но как его нести?  И тогда девочка придумала - она связала полотенцем ручки самовара и повесила его на коромысло, а на другую сторону прицепила корзину.  Но тут Оле пришла в голову еще одна мысль: а что если разжечь самовар, ведь пока идешь самовар и закипит.  Так и вышло.  Отец похвалил девочку за догадливость и сноровку.

Теперь на месте того сенокоса стоит лес, выросли ели в обхват толщиной,  и мы каждое лето ходим туда за грибами и  вспоминаем  о  большой семье  Смирновых.  Нет теперь этих людей,  но память о них жива.  Есть около деревни Стрелка Фросина гора, названная именем моей прапрабабушки Ефросинии Яковлевны.

Другой рассказ.  Старший брат Ольги Тимофеевны - Иван - служил у барина, он был лакеем, носил красивую ливрею. Маленькая Оля часто приходила  к брату в барский дом.  Там она познакомилась с единственной дочерью барина Танечкой Герасимовой,  девочкой такого же возраста. Когда барин узнал об этой дружбе,  то пригласил Олю почаще бывать у них. Эта дружба продолжалась несколько лет.  И даже в старости прабабушка Ольга Тимофеевна  помнила  те детские песенки на французском языке,  которые они пели вместе с Таней.

Кстати, сам барин был прогрессивных взглядов:  хороший хозяин и добрый человек. Зимой вместе с семьей он жил в Петербурге, а на лето приезжал  в  свое  имение в Новгородской губернии.  Герасимов заботился о своих крестьянах,  помогал вдовам,  солдаткам,  в праздники угощал всю деревню, выставлял  на улице корзину с игрушками для ребятишек.  Народ любил своего  барина,  а  тот старался облегчить тяжелую жизнь простых мужиков.  Для крестьянских детей он выстроил двухэтажную школу,  возле святого ключа поставил часовню, построил церковь.  В деревне  Стрелка Ольга Тимофеевна закончила 3 класса церковно-приходской школы.  Из всех пятнадцати детей Ефросинии и Тимофея Смирновых выжили и выросли лишь четыре сестры:  Васса, Антонина, Ольга, Евдокия, и брат Иван.

Молодежь, лет в шестнадцать,  ездила тогда в Петербург на заработки. Девушки работали там горничными, а парни устраивались на заводы. Бывали до революции в городе и наша прабабушка Ольга Тимофеевна,  и прадедушка Иван Иванович. У его отца не было денег на железнодорожный билет для  сына,  он отвез его на лошади до дальней деревни,  а дальше велел идти пешком 250 километров.  Шел Иван Ларионов месяц,  зарабатывая  по дороге себе на хлеб. И дошел до Петербурга.

Мой прадедушка  Иван Иванович Ларионов родом из деревни Новинка (это в 5 км от деревни Стрелка (откуда родом моя прабабушка Ольга Тимофеевна).  Его отца звали Иваном Васильевичем,  а мать - Василисой. У Ивана Ивановича Ларионова  было  два  брата:  старший - Василий Иванович,  и младший - Андрей Иванович.

Мой прадедушка Иван Иванович и прабабушка Ольга  Тимофеевна  поженились незадолго до революции. Молодые только успели построить свой дом, как Ивана Ивановича призвали на солдатскую службу - шла Первая мировая война. И.И. Ларионов  служил  солдатом в царской армии,  когда началась революция.  Не сразу понял, что происходит, а когда разобрался - перешел  на  сторону красных.  Позже прадедушка рассказывал моей бабушке о митингах, на которых он слушал речи Ленина и Троцкого. Он мало что понял в них,  но Троцкий ему понравился больше, потому что «говорил лучше».

Когда служил  в Красной армии,  Иван Иванович попал в плен к махновцам. Он бежал из плена,  а поскольку у него отобрали верхнюю одежду  и обувь, ему  пришлось  одеть на ноги рукавицы,  которые ему дала сердобольная казачка.  За службу в Красной армии мой прадедушка Иван Иванович был награжден именным оружием.

Иван Иванович  всю жизнь работал столяром.  Сохранился его фотопортрет, который висел когда-то на «Доске почета». Ольга Тимофеевна сменила несколько видов работы: была архивариусом, вахтером.  Своих детей у Ивана Ивановича и Ольги Тимофеевны не было. В 1944 году семья Ларионовых удочерила Елену Румянцеву - мою бабушку.  В Ленинграде жили и две сестры моей прабабушки - Антонина Тимофеевна Антоновская и Евдокия Тимофеевна Соколова. С потомками Смирновых Татьяной Антоновной Терентьевой (Соколовой) (дочерью Евдокии  Тимофеевны), Валентиной  Ивановной  Пацевич  (Фроловой) (внучка сводной сестры Ольги Тимофеевны - Иринии) и Зинаидой Андреевной Тишиной (Васильевой)  (дочь младшего брата Ивана Ивановича) моя бабушка Елена Ивановна поддерживает связь.

Недавно (в 1997 году) умер сын Антонины Тимофеевны Сергей  Анатольевич Антоновский.  Моя бабушка Елена Ивановна ездила в г.  Осташков на похороны. С.А. Антоновский был человек интересной и горькой судьбы. Бабушка рассказывала, что он, только что закончив Танко-техническое училище, сразу же попал в военное пекло под Киевом.  Был взят в плен. Потом Сергей Анатольевич провел свыше 10 лет в сталинских лагерях. Когда же ему предложили хлопотать насчет реабилитации,  он отказался, сказав, что не может об этом даже вспоминать.

Каждый раз, когда мы с братом Егором, мамой и бабушкой приезжаем в деревню Стрелку, мы посещаем могилы прабабушки Ольги Тимофеевны и прадедушки Ивана Ивановича Ларионовых. Там же похоронены моя прапрабабушка Ефросинья Яковлевна Смирнова и сестра Ольги Тимофеевны Антонина Тимофеевна Антоновская.

 

На этом заканчиваю свою семейную историю.  Хочу  поблагодарить  всех моих близких,  которые оказали мне помощь в этой работе: бабушку Елену Ивановну,  дедушку Андрея Николаевича,  и особенно мою маму.  А  также сотрудников  Краеведческого  музея  города  Златоуста  и музея Горного института города Санкт-Петербурга за предоставленные материалы о Павле Петровиче Аносове.

 

Иван Новиковский

Май 1999

 

Ремарка: послесловие к семейной истории

В этом тексте семейной хроники, писаной от имени 16-летнего молодого человека, есть мелкие фактические неточности и пробелы, многое из генеалогической информации стало достоверно известно позже, а биографическое повествование, как таковое, обрывается 1999 годом, т. е. 10 лет назад (теперь уже 15 лет назад. – А. А.) . Рассказывать о последующих событиях жизни героев этой хроники – не станем: настоящий текст приведен здесь лишь как некий пример, иллюстрация опыта  передачи «эстафеты памяти».

Нельзя не сказать лишь о том, что из упомянутых здесь, в ту пору здравствовавших, не стало Елены Ивановны Алексеевой (1933-2002), бабушки Ивана Новиковского, его отца Александра Юрьевича Новиковского (1956-2009) и его троюродного брата – Андрея Владимировича Абрашкевича (1963-2001). Светлая им память!

(Июнь-декабрь 2009).

 

 

Постскриптум

 История разных поколений двух родов – Аносовых и Пузановых, породнившихся  во второй половина XIX века, впоследствии получила освещение (с привлечением большого массива  новой информации) в очерке Ирины Михайловны Яковлевой «О моих родных - потомках знаменитого русского металлурга Павла Петровича Аносова».

Пользуюсь случаем выразить глубокую признательность, свою и моих близких,  историку и краеведу из Златоуста Александру Вениаминовичу Козлову, чьи исследования родственных связей нашего с И. Новиковским предка П.П. Аносова являются классикой генеалого-биографических штудий.

Примечание. В 2008 г вышла книга, обобщающая эти исследования: Эпоха Аносова: Материалы к Аносовской энциклопедии / Автор-составитель А. В. Козлов — Златоуст: ООО «ФотоМир», 2008, 250 с. 

Другим замечательным примером этого жанра исследований может служить очерк историка Евгения Михайловича Заблоцкого «Горная династия Аносовых: генеалогический контекст».

Примечание. Названный очерк опубликован в: Генеалогический вестник. Вып. 22, СПб., 2005.  См. названную и ряд других работ Е.М. Заблоцкого на авторском сайте «Горное профессиональное сообщество дореволюционной России»

Ему же (Е.М. Заблоцкому) автор этих строк и его родственники весьма признательны за архивные изыскания относительно родословной Пузановых

(Январь-июнь 2009).

 

Приложение

 

 «Все мы родственники…» (народная генеалогия)

 

Следует заметить, что в последние лет 10 (писано  в 2009 г. – А. А.) все большую популярность и едва ли не характер культурного движения  приобретает у нас  генеалогическая и автобиографическая самодеятельность. Особенно активизировалась она в связи с развитием Интернета.

Здесь стоит указать на некоторые интернет-проекты.

 

Всероссийское генеалогическое древо» (ВГД)

 

<…> Мы  работаем с мая 1999 г. Сайт обновляется каждый день (без исключений). За это время происходило множество знаменательных и замечательных событий, но главное - не это...  Здесь есть советы для начинающих генеалогов, масса полезных сведений, форум, где можно общаться с единомышленниками и помещать объявления о поиске, но и не это главное...

ВГД - это постоянно растущая коллекция сведений, сейчас в значительной степени в форме базы данных, люди могут добавлять сведения сами. Постепенно будут добавляться ссылки на генеалогические древа, адреса домашних страниц и электронную почту, перекрестные ссылки между семьями супругов и, в конце концов, все сплетется в единую сеть. Основными авторами должны стать посетители. По своей сути - это народный проект.

Все знают, что не так уж и давно в семьях - и дворянских и крестьянских - было по десять детей. Как вы думаете, сколько людей проживало в Московском государстве в пятнадцатом веке? Все мы родственники... Тем не менее, на нашем сайте никогда не будет сведений обо ВСЕХ людях. Хотя бы потому, что некоторые и не хотят, чтобы о них писали. Если предположить, что идеальное "Всероссийское генеалогическое древо" это мозаика, состоящая из многих фрагментов, тесно и однозначно друг к другу примыкающих, то наш сайт - это коллекция недостающих фрагментов. Тут обязательно есть ваши родственники и вы можете использовать сведения о них, составляя собственное генеалогическое древо, и связываться с ними, если присутствует их контактная информация. И те сведения, которые разместите вы, кому-то тоже очень нужны, может, он их уже полжизни разыскивает. В конечном счете в ВГД войдут фрагменты сведений о большинстве семей, но пока база только формируется.

С помощью ВГД можно найти потерянных родственников, друзей и знакомых, создавать клубы однофамильцев. Инюрколлегия найдет в ней потерянных наследников, эмигранты - друзей детства, а журналисты - родственников знаменитостей. Возможностей масса.

<…> ВГД является интернет-проектом, который много лет занимает лидирующее положение в поисковых системах, каталогах и рейтингах по тематике генеалогия. В первую очередь это обусловлено тем, что данные на сайте постоянно обновляются. Ведется работа по структуризации информации и улучшению сервисов, помогающих людям находить своих родственников, однофамильцев и единомышленников. Во многом этому способствует и то, что сформировавшееся вокруг сайта коммьюнити людей, искренне увлеченных генеалогией, активно помогает новичкам в их изысканиях и первых шагах, направленных на изучение истории своего рода.

Об отношении ВГД к бизнесу можно прочитать в интервью, данном руководителем проекта Сергеем Котельниковым журналу "Деньги". Цифры несколько устарели, но общий тренд сохранился.

Помимо интернет-деятельности мы занимаемся научной деятельностью, пишем статьи и т. д. Специфика генеалогических исследований такова, что часть людей, обращающихся  к нам за помощью, не хочет,  чтобы результаты были выставлены на всеобщее обозрение. Разумеется, мы уважаем их мнение и тщательно соблюдаем их права. За годы существования проекта было выполнено более 300 исследований. <…>

ВГД старается развивать народную генеалогию, в настоящее время запущен проект по сбору материалов для книги с биографиями пользователей сайта.

verba volant - scripta manent

«Сказанное исчезает - написанное остается» – девиз, написанный на гербе интернет-проекта ВГД.

 

Примечание. Из объявлений на Форуме ВГД:

«…Началось издание книги "Россия ХХ век. История 100 семей", созданной участниками нашего форума. В книге прослеживаются очень разные судьбы обычных семей, живших в самых разных уголках Российской империи, Советского Союза, России с 1900 по 2000 год. Ценность книги в зачастую почти невероятно-детективных перипетиях жизненных историй. Практически каждая глава дополнена фотографиями. <…>

Вышла из печати книга «Операция "Кулаки". Книги судеб: 80 лет спустя...», написанная при информационной поддержке нашего сайта. В книге рассказывается о двенадцати семьях, судьбы которых 80 лет назад круто изменила политика "ликвидации кулачества как класса". Издание богато иллюстрировано документами и фотоснимками из семейных архивов».

 

Другой интернет- проект, а точнее – некоммерческая организация, активно использующая сетевые ресурсы:

 

Союз Возрождения Родословных Традиций

 

<…> СВРТ является некоммерческим партнерством, организацией людей, объединенных желанием узнать историю своей семьи, найти свои корни. Однако объединяет их не только этот интерес, но также стремление приобщить других к уважительному отношению к жизни своего народа и к его истории через изучение родословия. Именно этими идеями руководствовались люди, учредившие СВРТ.

Родина, у каждого человека это понятие включает что-то личное, связанное с его жизнью и жизнью его семьи. Зачастую, изучая историю нашей огромной страны, мы прекрасно помним даты и события, происходившие в ней на протяжении многих веков, совершенно не задумываясь о том, что все эти события были непосредственно связаны с судьбой наших предков. Историю страны, общества составляют истории и судьбы множества отдельных людей.

Начиная заниматься генеалогическими исследованиями, каждый человек преследует свои собственные цели, кто-то возвышенные, кто-то более земные, но независимо от этого, изучение истории своей семьи, своего рода делает человека богаче, позволяет ощутить единство с прошлыми поколениями, приобщиться к их духовным богатствам.

Основными целями СВРТ являются:

- возрождение исторической памяти народа на примере истории рода;

- возрождение и развитие традиций историко-родословных исследований;

- развитие профессиональной и любительской генеалогии;

- пропаганда генеалогии как исторической составляющей культурного наследия народов России.

Одной из важнейших задач СВРТ является координация генеалогических поисков и исследований, а так же установление и поддержание связей между людьми, занимающимися генеалогией, при этом неважно специалисты они или любители. Другой немаловажной задачей является накопление генеалогической информации и создание информационного банка по генеалогии и смежным дисциплинам.

Деятельность СВРТ направлена на содействие развитию генеалогии как научной дисциплины и как отрасли практического знания. Для этого Союз собирает, обрабатывает и издает материалы по истории, родословию, геральдике и связанным с ними дисциплинам; проводит публичные заседания и лекции, организует тематические выставки, семинары, мастер-классы и другие мероприятия.

Важным аспектом деятельности СВРТ является взаимодействие с архивами, музеями, библиотеками и другими учреждениями и организациями по вопросам, связанным с генеалогическими исследованиями. СВРТ обеспечивает своим членам возможность занятий в архивах, библиотеках и. музеях страны».

 

К настоящему времени сложилась широкая сеть коллективных и персональных генеалогических сайтов. Для общего представления о характере и тематической направленности этих интернет-ресурсов,  предложим читательскому вниманию случайную (механическую) выборку только 22 из 220 наименований, входящих в «Кольцо генеалогических сайтов», представленное на сайте  «Всероссийское генеалогическое древо»:

 

Выборка из «Кольца генеалогических сайтов»

 

<…>

- Петербургский генеалогический портал

- Путешествие во времени и пространстве, или большая украинская семья

- Род Доценко

- Гюльмисаряны

- Род Богатовых

- Сайт Кривощаповых

- История семьи Гинзбург

- Семейный альбом. Генеалогия Ежиковых

- История семьи Капишниковых

- Европейское общество генеалогии и геральдики в Эстонии

- Древо семейства Кандинских

- Города и остроги земли Сибирской

- Генеалогия и семейная история Высоцких

- Клуб знаменитых Шевченко

- Николай Голицын

- Программа построения генеалогических деревьев "НЕСТОР"

- Программа «Семейная летопись»

- Barabin

- Отечественная генеалогия (И. Ю. Юсков)

- Мое генеалогическое древо (А. А. Горшков)

- Предыстория

- Шишко – наша родословная

<…>

 

В этом тематическом пространстве виртуальных ресурсов находится и персональный сайт петербурженки (ныне проживающей в Абхазии, г. Сухум) Ирины Михайловны Яковлевой, под названием  «ИМЯ. Капризы памяти». Этот сайт,  на который мы не раз ссылались, - тот самый, где представлена богатая генеалогическая и биографическая информация о  собственном родословии И. Я. и о семейных корнях ее близких родственников, в том числе – автора этих строк (А. А.).

Мироощущение и настрой многих изыскателей генеалогической информации, хранителей семейной памяти и передатчиков «эстафеты памяти» (в изложенном выше смысле) - хорошо выражены в  стихотворении И. Яковлевой, которым открываются ее «Капризы памяти»:

 

Открыли сайт?  Я рада Вам!

Быть может, хоть моим словам

Удастся пережить меня...

Спасти от тлена, от огня

Судьбу моих родных и близких...

Нам не поставят обелиски...

Нас тысячи, таких, как я...

А здесь... А здесь судьба моя.

Она растёт от корня предков...

Я - веточка на ДРЕВЕ. Ветка,

Которой уж не зацвести...

Прости, читатель мой! Прости!

Я познакомлю Вас с друзьями

И, может быть, Вы вместе с нами

Генеалогией займётесь

И в море Чёрном окунётесь...

И будем вместе мы летать

И, может быть, стихи писать...

А если не стихи, так прозу

Про горы, лес или  мимозу...

Названия  ж  моих статей

Так позволяет отвлекаться...

Я расскажу Вам без затей

Про маму, папу и про братца...

Про деда - гордость всей семьи...

"Капризы памяти"  мои

Дают возможность говорить

О чём угодно... так и быть,

Читайте,  раз открыли сайт,

Вперёд, друзья мои!  All right!

 

Конец части 3

 

относится к: ,
comments powered by Disqus