01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Среда

Приозерские страсти 2. Суходольский рай

Вы здесь: Главная / Среда / Регионы / Противостояние на Карельском перешейке / Приозерские страсти 2. Суходольский рай

Приозерские страсти 2. Суходольский рай

Автор: Андрей Рысев — Дата создания: 08.11.2010 — Последние изменение: 09.11.2010
В Приозерском районе Ленобласти происходит еще одно, не менее напряженное противостояние. Лесной массив федерального значения вокруг Суходольского озера оказался в поле интересов одного инвестора. Его «любовь к природе» не оценили местные жители... Мнения сторон анализирует Андрей Рысев.

Некоторое время назад корреспондент Когита!ру  побывал на берегу Суходольского озера в районе поселка Лосево.

Приозерские страсти. Часть 1. От лосей в камнеломню

 

"Приозерские страсти - 2" разгораются в нескольких километрах на Восток от Лосева, в поселке Громово (есть и одноименная ж/д станция в 10 км от поселка).

В августе 2010 местные жители и гражданские активисты начали активную петиционную и уличную протестную кампанию. Через два месяца, на фоне скандала с Химкинским лесом, медиа начали активно откликаться. Состоялся ряд пресс-конференций и круглых столов и пресс-тур в Громово.

Публикации: в газете "Версия" статья появилась еще в декабре прошлого года, на портале "Частный корреспондент", в "Новой газете" и многих других изданиях. 

 

Лес - богатство… частное

 

«Лес для всех!», «Лес и озеро должны быть доступны!», «Свобода Моторс» — всех не купите!» Такими плакатами встретили журналистов местные жители. Они же и поведали первыми о том, что, по их мнению, происходит на территории некогда лесного массива. Говорили о том, что никаких общественные слушаний по использованию данной территории не проводилось, что подход к озеру жителям теперь значительно осложнен. Говорили о очевидно возросшем числе гастарбайтеров. Рассказывали и об истории возникновения проблемы.

Развитие событий проходило элементарно, как и все в нашей стране. Оказывается, по словам жителей, еще в начале века, в одном из близлежащих к Суходольскому озеру дачных поселков поселился некий Сергей Моренков. Затем, видимо, вкусив все прелести загородной жизни, он решил расширить масштаб владений. В итоге было организовано предприятие ООО «Свобода Моторс», которое сумело получить в аренду на 49 лет 20 га реликтового прибрежного соснового леса федерального значения на берегу Суходольского озера под рекреационные цели – строительство спортивно-туристической базы.

Разрешения соответствующих инстанций на аренду леса были получены, проект был утвержден. Правда, как говорят сами руководители «Свобода Моторс» и представители муниципальных властей, общественных слушаний не было, все разрешения подписывались самими муниципалами.

В один голос заявляют и представители администрации поселка Громово, чиновники комитета по природным ресурсам Ленинградской области и руководители «Свобода Моторс»: все законно, и все на благо человека. Остается лишь выяснить кто же этот человек…

Первоначально одним из учредителей ООО «Свобода Моторс», а по совместительству директором компании являлся Сергей Моренков, который в настоящее время избран депутатом Заневского сельского поселения от «Единой России». Помимо всего прочего он вице-президент Центра социально-консервативной политики «Северо-Запад», президент Некоммерческого партнерства «Союз компаний «Стратегия рост», лауреат конкурса «Кадровый резерв - профессиональная команда страны». В холдинг «Стратегия Рост», по данным газеты Деловой Петербург входят:

- ООО "Рост-Лайн" (торговля добавками для пищевой промышленности)

- "Петра" (производство пищевых добавок для промышленности)

- ООО "Ростхимэкспорт" (импорт сырья для производства промышленной химии)

- ОАО "Реактив" (поставки химических добавок)

- БЦ "Торговый мир"

- ЗАО "Капитал Авто" (автомобильный дилер)

- ЗАО "Победа Моторс" (автомобильный дилер)

- "Чегет" (таможенная очистка).

Однако когда местные жители указали на «дачный» участок Сергея Моренкова, все наши экскурсоводы (Алексей Нигматулин ген. директор ООО «Свобода Моторс» с 15.01.2010, заместитель председателя комитета по природным ресурсам Ленинградской области Алексей Эглит) сообщили пытливым журналистам, что они «не знают, кто здесь живет». Также они оказались в неведении, чей сарайчик для парковки вертолета расположился рядышком, равно как и не знают, кто перекрыл подход к воде, что, кстати, запрещено Конституцией Российской Федерации, и кто поставил рядом гараж для катеров… «Это еще предстоит выяснить» - отвечали они, ссылаясь на рейды прокуратуры и будущие их решения.

 

Муниципальная модернизация

 

Чем же увлекли «арендаторы» - застройщики правительство Ленобласти и местных муниципалов? Ответы просты: облагородить территорию, сделать отдых культурным, организовать до ста новых рабочих мест. Как рассказал Когита!ру Алексей Нигматулин, в ближайшие три года компания планирует построить здесь базу отдыха - 20 коттеджей на 300 человек. Также проектом утверждены административное здание, кафе, площадка для стоянки автомобилей, вертолетная площадка, хозяйственный ангар, котельная, спортивные объекты, в частности, база для занятий водными лыжами.

Глава администрации Громовского сельского поселения Людмила Иванова радостно рассказала Когита!ру о создании новых рабочих мест для громовцев: «У нас вся молодежь уезжает либо в Петербург, либо в другие районы области, а здесь планируется создать до 100 новых рабочих мест – молодежь сможет остаться здесь!». Видит перспективы Алексей Эглит: строящаяся база — новые возможности для трудоустройства местных жителей.

Кстати, в Громово сейчас проживает 810 человек.

С другой стороны, эти места уже пестрят подобными базами: совсем рядом база ЛОМО, элитный поселок Газпрома, спортивно-оздоровительная база «Электросила» и даже форелевое хозяйство. Пять лет назад появилась первая частная база отдыха «Дача» с десятком коттеджей. К тому же в непосредственной близости к Громову готов принять отдыхающих двухэтажный коттедж «Уют», «Желтая дача», база отдыха «Тихая долина». И, как-то о привязке вышеупомянутой молодежи к родным пенатам, благодаря такому обилию «рабочих мест» никто не говорит…

На самой же спорной территории, как утверждают местные жители, работают «практически одни гастарбайтеры». Видимо, для вырубки леса нужны высококвалифицированные кадры, выписываемые из-за границы, но никак не местные жители… Впрочем, одна вакансия местным все же досталась. Одна дама занимается контролированием вырубки леса на территории не то Свободы, не то Моторс… Она же, по совместительству является женой… лесника! В общем, муж рубит, а супруга контролирует вырубку и подсчитывает количество щепок.

Еще один момент, на который указывает г-жа Иванова – получение арендной платы за пользование т.н. федерального леса в бюджет МО. Но, как указывают нормативные документы (Лесной кодекс, ст. 81; Федеральный Закон О Федеральном Бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов от 24 ноября 2008 года № 204-ФЗ, приложение 1) 100% арендной платы от подобного вида деятельности идут в бюджет Российской Федерации… Так что и здесь неувязочка…

Кому-то есть до этого дело

Местные жители выступают против строительства, экологи говорят о недопустимом росте антропогенной нагрузки на заповедные территории, юристы предупреждают о последствиях нарушения законодательства.

Как только граждане увидели забор, они забили тревогу: пирс уже перегородил общие проходы к воде; летом здесь же заправляются катера гостей г-на Моренкова, вертолет и гидросамолет. При этом, по документам, «предоставление водной акватории для строительства причалов» в проекте не предусмотрено. Кроме того, в «Проекте освоения лесов» лукаво указано: «…допускается строительство и реконструкция объектов физкультурно-оздоровительного, спортивного И ПРОЧЕГО назначения…»

Вот этого ПРОЧЕГО больше всего и опасаются жители. «Деятельность «Свобода Моторс» впрямую нарушает правила рекреационного использования лесов – какая уж тут рекреация, если леса вырубают, - расстраивается одна из соседок зоны Наталия Смирнова. – Возводятся вовсе не соответствующие правилам временные постройки… Имея определенный ресурс в администрации, Моренков взял большой участок леса в аренду. Пытаемся протестовать. Комитет, который призван защищать природу, встал на защиту богатого дровосека, поэтому доказать что-либо трудно».

«Для нас берег озера, к которому раньше вели две дороги, и этот лес – традиционные места отдыха. Когда этим летом моя 83-летняя мама отправилась за грибами, много лет в этих местах грибы собирала, ее не пустили. Территорию открывают, когда приезжают комиссии – после приезда последней открыли и для вас оставили», -  уточнила жительница Громова Людмила Курносова. «Чаще всего приходится видеть охрану, территория на замке», — подтвердила Надежда Дементьева. «Очень много вырублено деревьев, никак не 7% от арендуемой территории, как утверждают чиновники, это видно невооруженным глазом, — с возмущением заявила Марина Петрова (она не первый год снимает в этих местах дачу). — Строительство в водоохранной зоне ведется с явными нарушениями, причем никаких общественных слушаний накануне этой беззастенчивой интервенции не было».

Алексей Эглит утверждает, что людей на территорию базы отдыха, обнесенной забором, пускать когда-нибудь будут. «Закрыто только на время строительных работ, для безопасности, чтобы никому ничего на голову не упало, — объяснил он. — Когда что-то строится в Петербурге, строительную площадку непременно обносят забором».

Сергей Виноградов, руководитель регионального отделения «Зеленого патруля» заявляет, что «Мы считаем невозможным строительство базы отдыха в защитных лесах, тем более когда работа ведется с большим количеством нарушений. После получения окончательных ответов от контролирующих органов, учитывая все вышеперечисленные факты, мы будем обращаться в генеральную прокуратуру по СЗФО».

Зато Людмила Иванова отмечает, что «у нас жители двумя руками «За» строительство, а вот протестуют дачники из Петербурга!». Повторив это раза три, она, правда, услышала в ответ реплику от корреспондента журнала «Посев» - «а что, петербуржцы не люди?»… Немного смутившись она, тем не менее, продолжила говорить о разнице позиций жителей и дачников… В общем – «понаехали»…

Но самое главное, что заложено в понятие «ПРОЧЕЕ» жители, простите, дачники рассказывают между строк: «Сергей Моренков арендовал землю исключительно благодаря административному ресурсу и сейчас, образцово-показательно представив пару коттеджей для спортсменов – туристов, остальную землю поделит и переуступит (не бескорыстно) другим арендаторам, которые и установят те самые капитальные дачки и выход к воде. И рекреация, и свободный доступ граждан на территорию лесного массива будет заказан».

По законам леса

Возможно ли это в нашей демократической законопослушной стране? Ответ на этот вопрос дает в своей статье «Лесной кодекс Российской Федерации как объект коррупционности» Анатолий Петров, доктор экономических наук, ректор Института повышения квалификации работников лесного хозяйства (опубликовано в журнале "Лес и бизнес", № 7, 2008):

- …Условия для коррупции создает и статья 41 Лесного кодекса, согласно которой «для осуществления рекреационной деятельности лесные участки предоставляются государственным учреждениям, муниципальным учреждениям в постоянное (бессрочное) пользование, а другим лицам –в аренду». Коррупционность данной статьи заложена в ее последней части, согласно которой юридические и физические лица получают возможность брать лесные участки в аренду на срок 10-49 лет для осуществления рекреационной деятельности. Коррупционность этого положения основана на ошибочном понимании предмета «рекреационной деятельности»,  которая не должна стать временной приватизацией лесных земель, выводя последние из общественного пользования, а должна создавать населению благоприятные условия для реализации им социальных функций леса (прогулки на свежем лесном воздухе, созерцание лесных ландшафтов, рыбная ловля и т.п.), которые во всех странах мира предоставляются населению бесплатно. Достигнуть данную цель в условиях аренды лесных участков невозможно, так как арендатор, являясь предпринимателем и внося в бюджет арендную плату, вправе рассчитывать не только возмещение понесенных затрат, но и не получение прибыли от продажи социальных функций лесов.

Таким образом, ведение рекреационной деятельности арендаторами будет подчинено задачи максимизации их чистого дохода, что возможно лишь тогда, когда социальные функции (полезности) приватизируются по аналогии с заготовленной древесиной и другой продукцией, добытой при использовании лесов.

 

Происходит это, по словам Петрова из-за того, что:

 

а) ставка платы за аренду га лесной земли определяется через минимальные ставки платы за древесину, что не имеет никакой связи с оценкой социальных полезностей леса при рекреации,

б) статья 41 допускает возведение временных построек на лесных участках и осуществление их благоустройства, которые (временные постройки) при известном коррупционном механизме без больших усилий превратятся в постоянные, имеющие назначение, отличное от той деятельности, которая установлена пунктом 1 статьи 41 (организация отдыха, туризма, физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности).

Отвечает профессор и на вопрос «Что делать?»

1) исключить из статьи 41 пункт 4, разрешающий передачу лесных участков в аренду под названные цели,

2) возложить организацию рекреационной деятельности на государственные и муниципальные учреждения, передавая им лесные участки в постоянное (бессрочное) пользование.

 

И заключает:

 

«Социальные полезности леса должны оставаться  общественным благом, не подлежащим приватизации в коррупционном сговоре органов государственной власти с юридическими и физическими лицами».

Уже в конце нашей прогулки корреспондент Когита!ру случайно заметил, как один из принимающих нас товарищей, Богдан Васильевич, убежал именно туда, где стоит забор с воротами «неизвестной» дачи, и вернулся оттуда с наполненным чайником. Ему пришлось «расколоться»: «там располагается строительный надзор». Однако Нигматулин по-прежнему утверждал, что он не знает, чья это дача (вертолет, катера). Пришлось делать «очную ставку» Богдана Васильевича с директором… Улыбка и утверждение «вот жук, все выведает!» были достойным ответом. Еще же один экскурсовод в ответ коллеге на очередной вопрос «Чья это дача?», сказал: «Ее знаю, и лучше бы вообще не знать». Так что в искренности застройщиков и чиновников как-то очень сомневаешься…

 

А уничтожение нашей с Вами природы в угоду корысти и алчности отдельных господ, увы, продолжается.

 

Историческая справка (цитируется по «Дровосеки в законе» «Новая газета, №77, 2010»):    

В старой книге «Озера Лениянградской области» (В. А. Кириллова, И. М. Распопов, Лениздат, 1971 г.), можно узнать об истории озера, которое было важным водным рубежом еще в пору плаваний из варяг в греки. Когда из-за вражды новгородцев и лифляндцев идти с судами по Неве было опасно, корабли из Балтийского моря направлялись в Ладогу по Вуоксе, и, скорее всего, озеро Суходольское было одним из звеньев обходного пути. Авторы сообщали, что за несколько лет до издания книги «у восточной оконечности озера были обнаружены остатки древнего сооружения, напоминающие крепостной вал, и круглые фундаменты наподобие основания смотровых башен…»

Не менее интересна история более поздних военных сооружений: «При Петре I на южном берегу протоки, соединяющей Суванто (Суходольское) с Вуоксой, было построено оборонительное укрепление, окруженное прямоугольником валов и рвов, служившее для защиты водных и сухопутных путей, ведущих из северного Приладожья к югу. Перед Второй мировой войной в этих местах находился один из узлов линии Маннергейма…»

Чуть больше двух лет назад на одной из действующих близ Громова баз отдыха открылся первый в Ленобласти частный музей военной истории. Экспозиция под названием «На Кексгольмском направлении. 1939–1944» посвящена боевым действиям тех лет на Карельском перешейке.