01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Память

«Исследование» РВИО строится на опровержении утверждений «Мемориала», которые «Мемориал» не делал

Вы здесь: Главная / Память / Культура памяти: Практики / «Исследование» РВИО строится на опровержении утверждений «Мемориала», которые «Мемориал» не делал

«Исследование» РВИО строится на опровержении утверждений «Мемориала», которые «Мемориал» не делал

Автор: Евгения Холодова — Дата создания: 20.08.2019 — Последние изменение: 21.08.2019
Участники: Максим Лялин, фото
https://www.facebook.com/evgenia.holodova.1
Учитель русского языка и литературы московской школы Евгения Холодова съездила в Сандормох для волонтерского наблюдения за действиями РВИО и написала о своих впечатлениях на своей странице в соцсетях. С согласия Евгении мы публикуем авторизованный вариант ее текста.

Первоисточник

Съездила в Сандармох. При мне новых останков не откапывали и не поднимали. Но у меня вызывало совершеннейшее недоумение поведение «работающих» там людей из РВИО (там, наверное, не только РВИО, но я так буду называть для простоты их всех), пока я не сформулировала для себя одной вещи. И всё стало более или менее понятно. И все их действия вполне выстроились в логичную с их точки зрения картину. Жаль, что эта их логика строится на совершенно ложных основаниях.

Дело в том, что все «исследования» РВИО опираются на исследования мемориальцев, начиная с того, что пришли они копать в уже найденное мемориальцами по результатам работы в архивах место захоронения конкретных людей с конкретными именами. И все остальные теоретические изыскания поисковиков РВИО построены «от противного», то есть они не ищут конкретных людей, не ищут расстрелянных из конкретных лагерей, а ищут что-то, из чего можно будет сделать вывод, что в Сандармохе расстреляны не репрессированные (сначала по телевизору они вроде как осторожно говорят «не только репрессированные», но спросите у тех, кто там копает, и большинство из них сообщат вам, что никаких репрессированных здесь нет, и по телевизору мальчик совершенно запросто до всякой экспертизы называет того, кого они только что откопали, «бойцом», а про их обсуждения захоронения с американским флагом я даже говорить не хочу).
Все их доводы строятся на опровержении утверждений «Мемориала». Причём опровержении утверждений, которых «Мемориал» не делал. Вот основные из них:

1. 
По мнению РВИО, исследователи из «Мемориала» утверждают, что в Сандармохе только массовые захоронения, поэтому, если захоронение единичные, то это расстрелянные финнами партизаны.

Нет. 

Из открытых архивных документов точно известно про 1111 расстрелянных из Соловецкого этапа, эти расстрелянные захоронены массово. Но из тех же материалов допроса Матвеева (член расстрельной команды, которого потом тоже арестовали и допрашивали) известно, что расстреливали Соловецкий этап на уже действовавшем расстрельном полигоне. Поэтому, кроме Соловецкого этапа с массовыми захоронениями, здесь приводились в исполнение казни людей и по одному, и по два по три, и по сколько угодно человек. Следовательно, одиночные захоронения совсем не являются никакими доказательствами того, что перед нами партизан, которого сюда привезли финны и закопали между массовыми захоронениями нквдшников.

2.
РВИО считает, что исследователи «Мемориала» утверждают, что людей расстреливали раздетыми, поэтому, если находятся останки людей в одежде и обуви, то это останки расстрелянных финнами партизан или заключённых финских лагерей.

Нет. 

Это неверно даже про Соловецкий этап. Из тех же допросов Матвеева известно, что сначала людей расстреливали в одежде, а потом, после того как одному человеку удалось спрятать под одеждой нож и напасть на убийц, было решено перед расстрелом людей раздевать. То есть даже некоторая часть жертв Соловецкого этапа, по которому есть описания того, как проходили расстрелы, была в одежде и обуви. А как расстреливали остальных людей на расстрельном полигоне у Медгоры, неизвестно, данные до сих пор не рассекречены. И оснований считать, что их тоже раздевали, когда есть данные про то, что раздевать стали только при расстреле второй части Соловецкого этапа, нет. 
То же касается и находимых в ямах или возле ям артефактов.
Особенно радовались поисковики из РВИО сделанным из покрышек калошам на ногах одного из убитых. Но про такие калоши в лагерях кто только не писал. Я сразу вспомнила и нашла, где об этом пишет в «Соловецких записках» Лихачев, мне тут же напомнили про Солженицына, а потом накидали 6 страниц ссылок на лагерные воспоминания, где эта обувь из покрышек называется традиционной лагерной обувью (ссылки кину в комментарии, кому интересно). Хотя, хочу сказать, что одно это само по себе не является доказательством чего бы то ни было без сведений из других источников. 
По одним только калошам и подошвам из покрышек ничего определить нельзя вообще.

3.
РВИО считает, что исследователи из «Мемориала» утверждают, что все расстрельные ямы помечены голбцами (деревянными столбиками) и памятными знаками, и везде, где стоят столбики или памятники
есть расстрельные ямы, поэтому, если ямы не найдены у голбца или яма найдена без голбца, значит исследователи из Мемориала врут и плохо работали. Значит, там могут быть наши партизаны или военнопленные, расстрелянные финнами. 
Поэтому поисковики РВИО так настойчиво копают возле голбцов, даже если прощупали, что захоронения там нет. Копают, чтобы показать, мол, вот, неправильные ваши исследования. Так и говорят: «Откопайте, сфотографируйте, что пусто, закопайте».

Тоже нет. 

Голбцы это художественное оформление. Это не мемориальские метки о найденных ямах. Не под каждым из них расстрельная яма, хотя большие ямы видны хорошо, и голубцы стоят в большинстве своём около ям, но не все. Иногда голбец это только место для прикрепления табличек или просто памятный знак. Памятники же родственники погибших могут ставить на произвольном месте. Таблички прибивали и к бедным соснам: хорошо, что РВИО не копает под всеми соснам с табличками. 
Мемориальцы, в отличие от поисковиков РВИО, понимают, что найти, где сейчас покоится на этой территории конкретный человек, практически невозможно. Имена захороненных известны (Соловецкий этап весь точно там и большая часть расстрелянных местных жителей и заключённых Белбалтлага тоже), поэтому цель мемориальцев создать место памяти о погибших, место, где можно встретиться с другими родственниками расстрелянных здесь же, где можно о них поплакать и к ним прийти, и место, которое будет защищено от поругания, которое не будет раскапываться экскаваторами, вскапываться под пашни, отдаваться под новое строительство и т.п. Это Мемориал, это место памяти, и там лежат тела убитых там людей. Возможно, когда появятся технологии атрибутировать останки, можно будет найти, в какой именно яме лежит тот или иной расстрелянный человек. И родственники смогут поставить табличку именно у ямы со своими близкими, а пока эти столбики - просто возможность создать пространство, в котором можно вспомнить близких, почтить память невинно убиенных здесь и не забывать историю страны. И действия РВИО в этом Мемориале отвратительны, абсолютно непрофессиональны и являются разорением могил.

UPD 21 августа 2019: по просьбе автора опубликован авторизованный и исправленный вариант текст.