01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Память

Давайте отпустим память на свободу...

Вы здесь: Главная / Память / Культура памяти: Практики / Давайте отпустим память на свободу...

Давайте отпустим память на свободу...

Автор: Когита!ру — Дата создания: 01.11.2016 — Последние изменение: 02.11.2016
Участники: Александр Даниэль и Григорий Конников(текст выступления на митинге), Ирина Флиге, Надежда Киселева и Евгения Кулакова (фото).
На общегородском митинге в День памяти жертв политических репрессий в этом году отличался от предыдущих появлением белых шариков и новых - молодых - лиц среди выступающих. Так отметили в Петербурге 25-летие принятия Закона о реабилитации.

Петербургское общество "Мемориал" на митинге раздало 500 белых шариков. Всем предлагалось написать на шарике что-нибудь: имя своего репрессированного родственника, год ареста, ссылки или расстрела, любые другие слова. Молодой человек, надувавший шарики гелем, тоже решил поучаствовать в митинге. На двух шариках он написал: "Олег Навальный" и "Каждому фигуранту т.н. "Болотного дела" и отпустил их в небо. Кто-то передавал шарик приведенного на митинг внуку, кто-то довёз его до Левашовской пустоши.

Сопредседатель Санкт-Петербургского общества "Мемориал" Александр Даниэль, выступавший одним из последних сказал:

"Друзья! Наше движение началось почти 30 лет назад. Тогда мы ставили перед собой одну главную цель: мы хотели добиться включения в национальное сознание памяти о трагическом прошлом нашей страны. Ровно 25 лет мы одержали одну из первых побед – 30 октября, "день политзаключенного в СССР", был внесен в государственный календарь как День памяти жертв политических репрессий.

Сегодня мы должны честно сказать себе: в борьбе за память мы проигрываем. И не стоит успокаивать себя перечнями достижений: законами о реабилитации, компенсациями жертвам, государственными программами увековечения, траурными митингами, подобными сегодняшнему, мемориальными комплексами и книгами памяти. 

Да,  мы можем сами себе отрапортовать, что вот, около трех миллионов имен уже извлечено из небытия – и во многом это сделано нашими усилиями и усилиями дружественных нам людей и организаций. Но пропечатать эти имена в мартирологах – мало. Мы победим, когда поминальные списки навсегда отпечатаются в умах и душах наших соотечественников, как часть нашей культуры, как часть нашей великой и трагической истории, великой, в первую очередь в силу ее трагизма, а не благодаря фанфарным "свершениям". Когда станут внятными для всех слова поэта, сказавшего о «…жизни, бедной на взгляд, / но великой под знаком /понесенных утрат».

Пока же – мы проигрываем. Сегодня большинство наших сограждан во имя памяти о великих победах отвергает и считает постыдной – во всяком случае, маргинальной – память о том, что в течение многих десятков лет на нашей земле правили насилие и ложь. Они считают, что эта память не возвышает наш дух, что она унижает наше национальное достоинство, что эта память – антипатриотична. Мы же, носители и хранители этой памяти, абсолютно закономерно объявлены «подрывными элементами», «пятой колонной» и «иностранными агентами» – точно так, как это было некогда с теми людьми, чью память мы собрались сегодня почтить.

Да, мы можем говорить о том, что вот, количество памятников и памятных знаков жертвам террора в нашей стране уже приблизилось к двум тысячам и вот-вот перевалит через этот рубеж. Но поставить две тысячи или четыре тысячи монументов  – мало. О каком выздоровлении национального сознания может идти речь, когда в последние годы в разных уголках России как грибы вырастают другие памятники, мемориальная доска и целые музеи, посвященные Главному упырю нашей истории – их уже десятки. Мы не научимся помнить до тех пор, пока наш народ не осознает чудовищную несовместимость этих истуканов с его собственным историческим опытом и национальным достоинством.

О какой исторической памяти может идти речь, если вот уже который год пошел после обнаружения в километре отсюда, в центре Петрограда-Ленинграда-Петербурга, могильника жертв красного террора, расстрелянных у стен Петропавловской крепости в 1917-1920 годы? В их числе самые первые жертвы и самые первые борцы – петроградские юнкера, мальчишки, уже в октябре 1917 года восставшие против большевистского переворота во имя Революции и свободы, те, кто первыми "жертвою пали в борьбе  роковой". А мы все еще не можем добиться установки на этом месте хотя бы памятного знака убитым. Зато памятники их палачам стоят незыблемо. И с этим позором Петербург входит в юбилейный 2017-й год.

Но и те памятники жертвам террора, которые есть, в основном, прозябают на задворках наших городов, и к тому же являются в большинстве своем свидетельствами о торжестве победоносного зла, а не знаками борьбы  со злом, и сопротивления насилию.

Что же нам делать? Всегда можно найти массу объяснений и оправданий поражению. Но это ли нам сегодня надо? Наверное, сегодня требуется совсем другое: не сдаваться, не впадать в отчаяние, не прекращать работу.

А сейчас давайте совершим вместе символический акт очищения памяти о казненных и замученных в лагерях, тюрьмах, ссылках от контекстов несвободы и насилия. Давайте отпустим эту память на свободу вместе с белыми шарами, которые вы держите сейчас в руках. На некоторых шарах вы написали имена близких и родных вам людей, некоторые остались безымянными. Но каждый из этих шаров – кусочек памяти о людях, мечтавших о свободе и погибших в неволе.

Пусть эти белые шары поднимутся в серое петербургское небо как символы их посмертного освобождения и нашей постоянной о них памяти".

Последняя фраза стала сигналом: большинство шариков участники митинга отпустили из рук. Смотреть видео выступления А.Даниэля (на фото слева).



В конце митинга дали слово студенту факультета свободных искусств и наук СПбГУ Григорию Конникову Он сказал:

"В 1988 году в публицистическом сборнике «Иного не дано» вышла статья Д. А. Гранина «Кого мы прячем? Зачем?». Тогда, в перестройку, те же самые вопросы стояли перед нами, вопросы о том, как быть с ужасным прошлым (репрессии, террор). И он писал о «всеобщем покаянии». 

Гранин тогда писал, что люди хотят торжества справедливости, хотят публичные процессы над организаторами и исполнителями террора. Однако «нельзя же снова переходить к массовым репрессиям. Именно - массовым, мы ведь все хотя и в разной степени, но соучастники. Были доносчики, были неправедные судьи, были садисты-следователи, были те, кто помалкивал, соглашался, голосовал за смертную казнь, исключал, славил порядки произвола и беззакония. осознать эту свою вину необходимо великому множеству людей, иначе не отчиститься».

И сегодня вопрос политических репрессий стоит особо остро, когда за репост в ВКонтакте могут посадить, когда за мыслепреступление действительно сажают. Потому что появятся, а вернее уже появились доносчики, появятся, а вернее уже появились неправедные судьи, появятся, а вернее уже появились садисты-следователи (бутылку казанского шампанского все помнят), появятся, а вернее уже появились те, кто помалкивал, соглашался, голосовал за смертную казнь, исключал, славил порядки произвола и беззакония. 

И наша задача в том, чтобы не повторилась следующая ситуация: через 50 лет власть снова дает нам гласность и перестройку, а мы снова будем говорить в этом же ключе. Этого допустить нельзя! Нужно говорить и менять общественный дискурс". 

 


Выступление петербургского омбудсмена Александра Шишлова зафиксировано здесь.
Фоторепортаж Ирины Флиге.  
Фоторепортаж Надежды Киселевой.