01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Память

Умер Николай Ростиславович Корнев

Вы здесь: Главная / Память / In Memoriam. Некрологи / Умер Николай Ростиславович Корнев

Умер Николай Ростиславович Корнев

Автор: Коллектив авторов — Дата создания: 26.08.2019 — Последние изменение: 26.08.2019
Участники: Владимир Костюшев (фото, текст), Александр Сунгуров (фото, текст, инициатор публикации)
24 августа 2019 в Петербурге после продолжительной болезни умер социолог, кандидат биологических наук, биофизик, общественный деятель времен Перестройки, соучредитель Санкт-Петербургской научной общественной организации социологов «СПАС» Николай Ростиславович Корнев.

Николай Ростиславович Корнев родился 27 мая 1948 года в семье архитектора Нины Ивановны Корневой и архитектора и драматурга Ростислава Борисовича Корнева.

Прощание с Николаем Корневым состоится на этой неделе, в среду, 28 августа 2019, в 11:00 в Большом зале Крематория.

О смерти Николая Корнева сообщил политолог, профессор НИУ ВШЭ (СПб. филиал) Александр Сунгуров«Вчера [24 августа] умер мой друг юности, член Ленинградского клуба «Перестройка», один из основателей Ленинградского народного фронта, биофизик и социолог Николай Корнев. Душевный и честный человек. Скорблю вместе с его близкими» [А. Ю. Сунгуров прислал в редакцию фото Н.Р. Корнева - справа - Николай Корнев, студент-биофизак, физфак ЛГУ, ок. 1971].

Публикуем первые слова друзей и коллег, написанные в соцсетях в воскресенье, 25 августа 2019.

Юрате Лаучюте: «Это Николай организовал нашу группу: Юру Нестерова, Сашу Винникова, Сашу Серикова, Сергея Березинского (тот, в отличие от нас, полетел самолетом...), и, разумеется, меня, поехать в Вильнюс накануне событий 13-го января [1991], и мы были свидетелями тех трагических событий... И еще много-много важных событий связано с ним, светлой памяти Николаем. Николай принципиально не пошел в политику, считал, что надо сохранить общественную организацию, которая охраняла бы те принципы, за которыми люди шли в Народный фронт, на митинги. Он был идеалистом в лучшем смысле этого слова... Оттого и вспоминаем о нем, как об особенно светлом человеке...

Виктор Монахов: «Страшная весть! Высочайшего класса был человек и ученый, очень много вобравший в себя от своего отца – Ростислава Борисовича! Светлая память!». Виктор Монахов 7 мин. · Мы с Колей почти одногодки. Он даже на год моложе. Но по уму, душе и сердцу в наших с ним очень давних отношениях он всегда был мудрее, опытней и бескорыстнее ! Последние годы ( два как минимум !) оба боролись за жизнь с тяжелыми болезнями. Его сердце не выдержало первым. Пусть земля будет тебе пухом, мой дорогой, давний и верный друг. Рано или поздно ( лучше? конечно же,  позже, и и в данном случае ты меня поймешь, не обидишься моей неторопливости) мы и Там обязательно встретимся и (ведь чем черт не шутит , когда Бог спит!?) почти наверняка замутим что-то типа КНП  Клуба Небесной Перестройки. Ведь знаменитая фраза Помпея «Navigare necesse est, vivere non est necesse», выражающая презрение к обыденным потребностям и стремление к возвышенным идеалам была и навсегда останется нашим общим девизом. До встречи, амиго!»

Борис Докторов: «Коля (Николай Ростиславович) Корнев – биофизик, социолог, честнейший и в высшей степени порядочный человек. Он принял Перестройку, поверил в ее идеалы, стал одной из заметных фигур в перестроечном кругу ленинградской молодежи. Он знал много больше других и понимал много глубже других. Но скромность удерживала его от громких, шумных заявлений и поступков.
В написанном Н. Корневым эссе: «Социолог. Но о микробах, по-прежнему любимых, неизменно вспоминаю…», он так вспоминал свой переход из биофизики в социологию: «В конце восьмидесятых случай привел меня, социально-наивного биофизика с микробиологическим уклоном, на дискуссию в клуб, который назывался «Перестройка». Одного вечера оказалось достаточно, чтобы меня захватило и понесло. К жизни, бывшей до того, добавилась стихия общественного движения, полная сильных впечатлений. И рождаемых ими вопросов, находить ответы на которые не успевал, а лишь откладывал на потом, стараясь не забыть. Уже через год устал очень, но множество новых знакомств, обязательств внешних и внутренних тащили дальше, казалось, необратимо. Коготок увяз – всей птичке пропасть. «Потом» все же наступило, в 1990 году, когда волна общественного движения докатилась до первых выборов в местные советы и после повсеместной победы – угасла. Удержавшись, чтобы не закатиться туда же, я вернулся к прежней жизни «работа-дом». Но тут социологи, с которыми я познакомился в «Перестройке», предложили мне написать как бы мемуар. Мол, натура уходящая, и интересно, как все воспринималось изнутри стихии... Совершенно непрофессиональная работа неожиданно была с интересом встречена социологами: оказывается, объект что-то замечал, и объект может думать. Я ощутил гордость, наверное, сходную с чувством обезьяны после первой пресс-конференции на амслене. Последовало приглашение на социологический конгресс в Лос-Анджелес, затем на стажировку. Реакция на то, о чем я только догадывался, окончательно убедила: масштабные социальные проекты «на натуре» и, очевидно, социальные технологии – реальность.
Вот уже больше десяти лет я сам – социолог. Но о микробах, по-прежнему любимых, неизменно вспоминаю».
Борис Максимович Фирсов, создававший в перестроечные годы Ленинградский социологический институт и всегда четко всматривавшийся в людей, сразу понял и принял Николая Корнева и предложил ему в этот сложный организационный момент ответственный пост Ученого секретаря. 
В сети я с трудом нашел фотографию Николая Корнева (второй ряд, второй слева, в полосатой рубашке) в группе лидеров ленинградского перестроечного движения. 
Уверен, коллеги и друзья Николая всегда будут помнить его...

М. Лауристин, Б.М. Фирсов, В.А. Ядов, Н.Р.Корнев на конференции «Ленинградская социологическая школа» (Пушкин, 25 сентября 1994). Фото из архива В.Костюшева


Софья Васильева: «Ох, как жаль! Как жаль! В 1989 году увидела на доске объявлений около метро его телефон в качестве контактного на приглашении на сбор ЛНФ. Так началась моя жизнь в политике. Светлая память!».

Александр Шишлов: «Очень жаль. Николай всегда был пронзительно честным, глубоко порядочным человеком и высокопрофессиональным исследователем».

Олег Божков: «Бесконечно жаль. Коля был светлый, добрый и вдумчивый человек».

Владимир Костюшев: «Коля – Николай Ростиславович – в последние годы серьезно болел, навещал его в кардиологии Покровской больницы несколько лет назад. Он держался всегда, в самых трудных ситуациях – и в 1980-е, и в 1990-е, и в Социологическом институте РАН в СПб, и в последние годы – строго, сдержанно, достойно. Редкий человек. Светлая память Николаю Ростиславовичу, другу, соратнику, коллеге. [Позднее В.Костюшев написал отдельный текст и опубликовал фотографию Н.Р.Корнева] «Утром 21 сентября 2014 года мы встретились с Колей Корневым у Казанского собора. Я приехал к 9 утра по делу - проверить перед Маршем мира пространство у собора (готовил со студентами опрос участников марша, потому думал о безопасности). Позвонил Коле, он вышел ко мне, и мы неспешно бродили вокруг собора, по каналу Грибоедова, по Невскому, беседовали о разном: давно не виделись. Шутили по поводу автозаков. Коля рассказывал о своем исследовании по социологии города. Вспоминали клуб "Перестройка", друзей, обсуждали социологические сюжеты. Конечно, о здоровье говорили. Сфотографировал Колю, веселого, спокойного, утреннего. Нашел этот давний снимок. Светлая память коллеге и другу».

Андрей Вейхер: «Скорбно! Такая доброжелательность и необычность... Биолог, сумевший сделать социологию из массива квитанций платы за квартиру и построить социологические сгущения огоньков на карте города... Долгая память!» 

comments powered by Disqus