01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

НКО

Остановиться в последний момент

Вы здесь: Главная / НКО / Преследование НКО: 2012-2016 / Остановиться в последний момент

Остановиться в последний момент

Автор: Галина Артёменко — Дата создания: 10.06.2015 — Последние изменение: 19.06.2015 Когита!ру
Директор петербургской школы на всю стану извинился за ученика, который, став прокурором, инициировал процедуру внесения в реестр иноагентов общественной организации "Центр развития некоммерческих организаций".

Сегодня в Петербурге в судебном участке № 206, что на Казанской, 14, будет слушаться административное дело. Центр развития некоммерческих организаций, одна из старейших благотворительных организаций, помогавшая все эти годы третьему сектору развиваться, в том числе и плодотворно сотрудничая с государством, добровольно не вошла в реестр иностранных агентов. 13 мая 2015 с подачи прокуратуры Минюст включил её туда принудительно. 10 июня 2015 в 16:30 в суде первой инстанции ЦРНО попытается оспорить это решение.    

«Нам очень нужна и важна ваша поддержка. В суде ничего не нужно говорить, нас будет защищать адвокат, просто чтобы вы были рядом, поддержали, и заодно показали судье, что вам не безразлична судьба ЦРНО»,  написала на своей страничке в соцсети исполнительный директор ЦРНО Анна Скворцова

На своей странице в соцсети выступил со словами поддержки ЦРНО Михаил Эпштейн, директор частной школы «Эпишкола» и основатель НКО «Образовательный центр «Участие». Эпштейн в своем посте также попросил прощения у своих коллег-учителей: как оказалось, молодой сотрудник прокуратуры Центрального района Петербурга, который способствовал присвоению ЦРНО статуса «иностранного агента»  выпускник «Эпишколы».

«У меня нет никаких иллюзий про происходящее в стране, все понятно про накатывающий на нас на всех каток… Больно и обидно, что все повторяется опять… Но всегда, когда вдруг это случается с близкими тебе людьми – становится еще горше. ЦРНО – для меня чрезвычайно важный партнер, кроме того - с частью нынешних и бывших сотрудников ЦРНО я сотрудничаю и дружу уже более 20 лет. И я не могу не воспринимать ваши проблемы как наши общие, – написал Эпштейн в открытом письме. – Тем больнее мне было узнать, что все эти неприятности обрушились на вас при участии выпускника моей школы. Дело в том, что сотрудник Прокуратуры Куницкий М.П., принимавший непосредственное участие в присвоении вам статуса «иностранного агента», – учился в частной школе «Эпишкола» все 10 лет своей школьной жизни. Прошу прощения!!! Мне стыдно…Я участвовал в его воспитании 10 лет и не смог привить Макару понимание – «что такое хорошо и что такое плохо». Извините, пожалуйста… Я не считаю правильным все списывать на систему. Всегда находятся конкретные исполнители. Помните, как у Е.Шварца в пьесе «Дракон»: «Меня так учили...» Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?» Оно, конечно, в репрессиях 1930-х годов виноват И.Сталин и коммунистическая партия в целом, но при этом были и те многочисленные конкретные, кто «стучал», и те многочисленные конкретные следователи, которые издевались над людьми в застенках и получали от этого удовольствие. Всегда есть конкретные люди, которые могли, каждый в своей ситуации, сделать что-то по-иному».

«Я чувствую себя персонально виноватым в этой ситуации,  написал Эпштейн позднее в статье для газеты «Вести образования»  Виноватым в первую очередь перед нашим выпускником, работающим сегодня в прокуратуре. Очевидно, мы не смогли в школе так выстроить работу, чтобы помочь ему понять, в чем ценность гражданского общества. Не рассказали ему доходчиво о репрессиях коммунистического режима, об атмосфере, царившей тогда в стране, о роли следовательских и судебных органов, о механизмах, запускавших и поддерживавших эти действия. Мы не создали условия, в которых у ребят накапливался бы опыт гражданского участия в жизни школы, города, страны. Мы не смогли, пока он учился в школе, привить ему чувство радости от свободы – своей и других, и необходимости эту свободу отстаивать. Этот парень с детства хотел быть юристом. И мы не смогли предупредить его о тех нравственных сложностях, с которыми он неминуемо столкнется, работая в прокуратуре в такое время».

Александр Адамский, известный российский педагог, член Общественного совета при Минобрнауки РФ, написал в ответ на пост Михаила так: «Эпштейн написал пронзительный, тонкий, очень совестливый и точный текст. Не только об ответственности учителя, в целом  о смысле учительства и учительствования. То, о чем пишет Михаил Маркович, и есть, на мой взгляд, педагогика. Ее смысл. И цель. Болтовня о размытости внешнего (государственного, общественного) целеполагания, ориентиров, заказа  это оправдание отсутствия внутреннего нравственного учительского ориентира, выученная беспомощность, как теперь говорят. Трагедия в том, что такие тексты появляются в тяжелые моменты, в очень драматические, даже страшные ситуации. И остаются в истории. И я очень надеюсь, что многие в подобных случаях, вспомнят своих учителей и остановятся. В последний момент».

Я задала накануне суда несколько вопросов Михаилу Эпштейну.

– Михаил, многие  молодые люди ничего плохого, как оказалось, не видят в том, что, получив хорошее образование, можно пойти делать карьеру, нисколько не разделяя Отечество и Ваше превосходительство. Что же можно сделать?

 Мы говорили в школе и про честь, и про совесть, находили разные форматы, чтобы эта тема звучала, но, видимо, об этом надо было говорить больше. Мы должны теперь подумать, как в школе именно этому больше времени уделять – развитию личности, воспитанию чести, а не только как научить детей математике и сдаче ЕГЭ.

– Так кто ж вам даст?

– Мы пока частная школа, в государственной никто не даст дискутировать об этом. Вот вчера передали, что ректор МГИМО предложил ввести политинформации в школах – вот будет место для дискуссий.

– Иронизируешь?

– Да. Но в июне мы  образовательный центр «Участие» – будем проводить конференцию по альтернативному образованию, там мы будем и это обсуждать.

Кроме того, Михаил Эпштейн сожалеет, что за все прошлые годы третьему сектору – некоммерческим организациям, к представителям которых он относит и себя  «так и не удалось объяснить народу, что мы делаем. Люди, которые мне очень близки, но работают в другой сфере, просто не понимают, что плохого случится, если НКО закроют, ЦРНО закроют. А для меня это боль».

«Наша власть не любит независимых, это ее главная болевая точка. Пусть эти независимые против власти и не идут, но они просто не хотят от нее зависеть – этого достаточно. Я очень хочу, чтобы ЦРНО продолжало работать, - говорит директор «Эпишколы». – Я не готов ответить, прошли ли мы точку невозврата, но знание истории меня пугает. Картина с каждым днем все грустнее, и мои личные прогнозы самые печальные».

Напомним, межрегиональная общественная организация с центром в Петербурге, которая судится сегодня с Минюстом из-за включения в реестр «иноагентов» – Центр развития некоммерческих организаций, была создана в 1994 году. Поддерживает гражданские инициативы и некоммерческий сектор, занимается поддержкой благотворительности и корпоративной социальной ответственностью (КСО). Ресурсный центр ЦРНО анализирует состояние третьего сектора, важнейший его проект – форум «Социальный Петербург». ЦРНО ежегодно проводит конференцию «Белые ночи фандрайзинга», чтобы научить третий сектор искать средства для социальных проектов, проектов помощи людям. Еще один проект ЦРНО – фонд «Добрый город Петербург», который  занимается развитием благотворительности. Он помогает частным и корпоративным благотворителям в разработке, реализации и оценке программ и акций. Самый известный проект фонда — городской благотворительный фестиваль «Добрый Питер».

Галина Артеменко

Ранее на Когита!ру:

Петербурге принялись за лояльные НКО