01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

НКО

НГО и СМИ пока не нашли друг друга

Вы здесь: Главная / НКО / Новости Третьего сектора / НГО и СМИ пока не нашли друг друга

НГО и СМИ пока не нашли друг друга

Автор: Андрей Рысев — Дата создания: 27.08.2009 — Последние изменение: 30.08.2009 Cogita!ru
Общественные, некоммерческие организации и средства массовой информации не имеют достаточных точек взаимодействия. Есть ангажированные СМИ, есть специфические НКО, однако взаимодействие и тех, и других - важная составляющая гражданского общества. Где проходит водораздел? Что мешает представителям общественности и журналистам объединить усилия? Какие СМИ Петербурга больше обращают внимания на деятельность НКО, а какие их игнорируют? Разобраться попытался Андрей Рысев.

Деятельность НГО (негосударственных - общественных - организаций) и НКО (некоммерческих организаций), как правило, достаточно узко специализированна: правозащитные, экологические, организации, занимающиеся благотворительными или образовательными проектами и т.д. «Мемориал». «Гражданский контроль» и другие организации занимаются, по определению, защитой гражданских прав. «ГАООРДИ», или, например, фонды «АдВита», «Наташа» занимаются помощью семьям, где растут дети с инвалидностью или страдающие тяжелыми заболеваниями. РБОО «Ночлежка» помогает бездомным, а «Солдатские матери» защищают права призывников и военнослужащих. В общем, у каждой НКО свое поле деятельности. А вот СМИ, как правило, работают на более обширном информационном поле. Это один и, пожалуй, наименее важный аспект противоречий. Так, электронные СМИ «Фонтанка.Ру», «БалтИнфо» и агентство «Росбалт-Петербург» освещают общегородские проблемы. Правда, есть издания, которые имеют более узкую направленность («ЗАКС.Ру» или «Лениздат.ру», а также «РБК» и т.д.). Причем, если ЗАКС.ру и «Росбалт-Петербург» готовы говорить о политических аспектах, так или иначе касающихся или затрагивающих деятельность НГО, а Лениздат.ру нередко пишет о тенденциях, а также представляет мнения журналистов и НГОшников по тем или иным вопросам, то целый ряд других электронных и печатных СМИ в силу своих установленных правил и стереотипов работы пишут лишь об актуальных событиях, отталкиваясь от конкретных информационных поводов.

Несколько особняком в плане взаимодействия с НГО и освещения их работы стоят федеральные СМИ – электронные и печатные. Помимо вышеназванного «РБК», сюда можно отнести таких гигантов, как агентства «Интерфакс», «РИА-новости», «ИТАР-ТАСС» и «ИА РЕГНУМ». У этих изданий есть четкая информационная политика, и она, как правило (за исключением, пожалуй, ИА «РЕГНУМ», ставшего в минувшем году лидером в России по освещению тем благотворительности, а значит, деятельности благотворительных общественных и некоммерческих организаций, среди электронных СМИ), не связана с освещением деятельности НГО, за исключением тех случаев, если пресс-конференции проходят на площадках этих агентств.

Айсберг «раздора»

Еще в 1996 году Саратовский Центр Содействия Гражданским Инициативам проводил мониторинг в области взаимоотношений СМИ и НКО. Пример локальный, но во многом показательный для всех регионов страны. Уже тогда стало понятно, что проблемы общественного движения находятся в фокусе местной прессы, однако внимание уделяется в основном общественно-политическим движениям, вопросам местного самоуправления, проблемам обманутых вкладчиков, правам потребителей и т.п.

Эта ситуация продолжается и в настоящее время. Информация об отдельных организациях, как правило, ограниченна и редко содержит адреса и телефоны НГО, что не способствует налаживанию контактов. Большинство СМИ не считают этот источник информации достаточным для того, чтобы быть в курсе общественного движения. Как в 1996 году, так и сейчас в месяц публикуется информация о деятельности не более 5-10% действующих НГО и информация распылена по многим изданиям.

НГО негодуют. Они считают, что СМИ не хотят обращать внимание на их деятельность. Отчасти и для такого суждения есть свои предпосылки. Однако я, как представитель журналистского сообщества, могу не менее уверенно выразить претензии и данным организациям. Отсутствие грамотного пиара, в классическом понимании данной профессии, делает «медвежью услугу» общественным организациям. Отчасти отсутствие специалистов по связям с общественностью объясняется финансовой ситуацией НГО. Если такие организации, как «Гринпис» или «Врачи детям» могут позволить себе штатного специалиста по связям с общественностью, то у большинства НГО на это просто нет материальных ресурсов.

Но это лишь верх айсберга. Подводная его часть лежит в уже сложившейся практике деятельности самой, так называемой «четвертой власти». В современном мире основой деятельности СМИ является «Мисс Сенсация». Именно она влияет на редакционную политику и верстку выпусков новостей. И петербургские СМИ здесь исключением не являются. Как правило, информационные ленты только при отсутствии информации могут обратить внимание на какой-то (зачастую неказистый) пресс-релиз от НГО. Примеров предостаточно, в том числе и в моей практике. Так, только сразу после Нового года, или майских праздников, поднимаются рассылки от некоммерческих организаций, дабы «насытить» новостную ленту. В других случаях это происходит лишь по системе «остаточного принципа».

Впрочем, есть и исключения.  Так, ярким примером могут являться газеты «Деловой Петербург» (там даже создан специальных интернет-проект, посвященный благотворительности), «Новая газета в Петербурге», ИА «Регнум», а также «Эхо Москвы в Петербурге». Видимо, либо по традиции европейского общества (как в первом случае), либо по причине столь востребованной нынче «социальной ответственности бизнеса» (во всех случаях), но данные СМИ постоянно освещают события, которые инициированы общественными и некоммерческими организациями. Но еще раз хочется подчеркнуть - именно события, привязанные к тому или иному инфо-поводу. И это не столько упрек изданиям, сколько упрек НГО – ведь целый ряд некоммерческих организаций занимаются исследовательскими проектами в самых различных социальных областях, а также накопили интересный опыт фандрайзинга или вовлечения бизнеса и граждан в дело благотворительности. Но крайне редко об этом можно прочесть в СМИ, потому что НГО об этом журналистам далеко не всегда считают важным и нужным рассказать.

Моя коллега долгое время пыталась приучить одну из крупных НКО, помогающих детям и семьям в трудной жизненной ситуации, присылать пресс-релизы не только об очередном празднике, устроенном для этих семей, но и об исследованиях специалистов, касающихся работы органов опеки и попечительства, доверии граждан к кризисным службам и т.д. Пожалуй, ярким примером грамотного подхода может служить прочное сотрудничество Благотворительного фонда «АдВита» с целым рядом СМИ – как электронных, так и печатных, а также телевидения. Координатор программ фонда Елена Грачева не только постоянно распространяет информацию о нуждах детей, проходящих лечение от онкологических заболеваний в клиниках города, но дает интервью изданиям различной направленности – от деловых до общегородских, посвященные грамотному вовлечению бизнеса и граждан в благотворительные проекты, новым интересным находкам в этой области (благотворительные гонки, возможность сделать благотворительный взнос через терминал и т.д.).

Все дело в профессионализме? 

Вторая проблема для СМИ – это, увы, недостаточная квалификация журналистов в данной сфере. В качестве примера можно представить мнение корреспондента ИА «Регнум» Галины Артеменко, имеющей большой опыт работы в социальной журналистике. Она рассказывает: «Без энтузиазма проблему взаимодействия НКО и СМИ решить нельзя. Только искренний журналист, думающий о том, насколько будет важна его публикация для читателя, может добиться успеха. На социальную тему писать можно в том случае, если журналист знает тему досконально, если его публикация будет направлена на помощь людям. Что касается взаимодействию с НКО, достучатся до них зачастую очень сложно, и мы готовы размещать информацию о деятельности НКО, мы готовы говорить об этом. Если организации хотят сотрудничать со СМИ, они должны делать шаги на встречу, и мы услышим».

В том же ключе высказывается и секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталия Евдокимова: «К сожалению, только очень отдельные журналисты способны в полной мере и с разных сторон осветить деятельность НКО. Приглашая журналистов на то или иное мероприятие, мы видим, что многие из них приходят не потому, что это интересно лично им, а только по заданию редакции, при этом совершенно не понимая, о чем им нужно писать, они попросту «не в теме».  Это дает повод сделать заключение – большинство нынешних журналистов НЕ профессионалы в сфере НКО, благотворительности, правозащиты, а настоящих знатоков дела можно пересчитать по пальцам».

Во главу угла публикаций СМИ ставятся не только сенсации, но, и прежде всего, конфликты: газеты полны информацией о партиях, политических движениях и тусовках. В то же время деятельность НГО заметно уступает в количестве занимаемых печатных площадей.

 

Наиболее близко соприкасаются НГО и СМИ в экологической тематике. Эти статьи наиболее часто встречаются в электронных и печатных СМИ. А о благотворительности и волонтерстве пишут гораздо реже. Но в Петербурге, где уже прошел четвертый фестиваль «Добрый Питер», СМИ постепенно начинают проявлять более устойчивый интерес к этой тематике.

Тот-кого-нельзя-называть

Есть и другая проблема. Она связана с тем, что многие редакции в категорической форме отказываются публиковать названия  компаний и НГО, которые занимаются благотворительностью. Из-за этого новость становится более сухой и невнятной. Да, такие фирмы как ОАО «РЖД» или «Газпром» могут появиться в печати и на сайтах, но далее – табу. Хотя креатив при подходе к благотворительности и помощи НГО у них зачастую не менее интересен, чем у  выше перечисленных корпораций. Но для редакций это подпадает под понятие «реклама» (появление названия НГО в тексте - «скрытая реклама»), и переубедить редакторов в обратном крайне сложно.

Однако существует и политико-идеологический аспект в освещении СМИ деятельности городских НГО и НКО. Обсуждая эту тему с коллегами, нередко слышишь о так называемом «задании партии» - установках редакторов на способ освещения тех или иных вопросов. В одной из редакций готовы рассказать о выявленных случаях, скажем, дедовщины в армии. Однако при этом редактор, как рассказала одна из коллег, указывает, что «о событии написать можно, однако указывать, что факт вскрыт организацией «Солдатские матери» - нельзя». И тогда этот материал может быть напечатан не тогда, когда данная некоммерческая организация начнет трубить об истязаниях, а лишь тогда, когда этот солдат погиб и официальную информацию прокомментируют в пресс-службе ЛенВО.

Такие же истории встречаются и в ряде других электронных СМИ, скажем, в связи с освещением деятельности экологов. В другой редакции под таким же «запретом» находится НИЦ «Мемориал» (СМИ не называются умышленно, все - таки коллеги по цеху), еще в одном СМИ мною была подслушана фраза – обращение редактора к корреспонденту: «До тех пор, пока МЧС не прокомментирует ситуацию, мы о разливе нефти в Охту, о чем рассказал «Гринпис», не говорим».

А вот и живой пример. Группа волонтеров из Политехнического университета попытались провести соревнования по скорости преодоления лестничных проемов на инвалидных колясках. Одна из них традиционная, а другая – усовершенствованная специалистами Политеха коляска,  способная при помощи дополнительного электромеханизма, фактически «шагать» по ступенькам. В самый последний момент всполошившийся главный врач одной из  городских больниц, где намеревались провести соревнования, отменил мероприятие. ИА «Регнум» представило новость об этом с заголовком «В Санкт-Петербурге изготовили коляску для инвалидов, которая сама взбирается по лестнице». В свою очередь ИА «БалтИнфо» обратило внимание на другой факт: «Петербургский экстрим: запрещенные гонки на инвалидных колясках по аварийной лестнице». И, несмотря на то, что в самих новостях информация о разработке Политехническим университетом инвалидной коляски нового поколения указана в достаточном количестве, но именно заголовок новости обращает на себя внимание заинтересованных лиц и организаций.

Или другая ситуация. Совсем недавно активно обсуждалась история, которая, кстати, пока еще так и не закончилась, когда со счетов НКО «Геликс» исчезли почти 5,5 млн рублей. Как только журналистам об этом стало известно, электронное издание ЗАКС.Ру обнародовало новость с заголовком «У проекта поддержки участников выборов МЭСП снова проблемы – его лишили денег». Нечто подобное написало и издание Полит.ру.

Другие крупные ленты, как правило, финансового направления (Banki.ru, РосФинКом), представили иной ракурс: «ВТБ-24 предотвратил попытку хищения почти 4 млн. руб. в системе дистанционного обслуживания». Остальные же основные петербургские издания фактически проигнорировали данное происшествие, случившееся с НКО. Причина, как правило, финансовая – эта информация, по мнению руководства СМИ, в какой-то мере реклама ВТБ, да и «Геликса». Впрочем, некоторые СМИ могли счесть, что эта история имеет политический момент.

Сделать добро – так просто

 

А вот, например акция двух благотворительных организаций – «Время помогать» и «Петербургские родители» - «Скоро в школу», благодаря которой для детей-сирот Гатчинской школы-интерната собираются письменные принадлежности, отозвалась в статьях «Регнума», «Фонтанки», «Росбалта», «Делового Петербурга». Другие издания города не заинтересовались деятельностью НГО и их акцией, потому что на пресс-релиз Института Региональной прессы, проводившего пресс-конференцию по поводу акции, откликнулись немногие. И это уже на совести редакторов – отправить ли своего корреспондента на пресс-конференцию, освещающую данную акцию, благодаря которой сироты смогут переступить пороги школ с новыми рюкзаками, тетрадками и т.д. Между тем моя коллега посетила недавно офис «Красного Креста», где собираются пожертвования в пользу гатчинских сирот: петербуржцы каждый день несут и несут школьные принадлежности, и практически все узнали об акции из электронных СМИ. Доброе дело сделать так просто… Надо лишь услышать друг друга.

Кто платит, тот и…

Но существует и иной подход в журналистике. Тотальная подозрительность, недоверие или...  Валерий Татаров, шеф-редактор программы «Мост свободы» на телеканале «СТО», выпустил в эфир спорную программу с участием членов Правозащитного совета Петербурга и других общественных организаций. Забыв, видимо, что издевательства в армии или неправомерные юридические решения стали известны именно благодаря правозащитникам, лейтмотивом программы сделали финансовую составляющую деятельности правозащитных организаций. Именно тот факт, что эти организации могут работать лишь благодаря грантам зарубежных фондов, и был поставлен во главу угла.

Правозащитники в ответ распространили заявление в адрес телеканала. Напомнив текст сюжета, где было сказано буквально: «…Давно ушли в прошлое те времена, когда российские диссиденты и правозащитники занимались неподцензурной общественной деятельностью бесплатно, из принципа «не могу молчать», тогда за нее давали срок или, в лучшем случае, отправляли за границу. Сегодня эта деятельность не только не преследуется, но и неплохо оплачивается. Оплачивается она западными, преимущественно американскими благотворительными фондами…», правозащитники потребовали опровержения «не соответствующих действительности и порочащих репутацию Правозащитного совета Санкт-Петербурга сведения, распространенные на телеканале «СТО» 06 июля 2009 года во время выхода в эфир телепрограммы "Мост свободы"».

Ответ последовал от самого Валерия Татарова, в виде распространенного на сайте БалтИнфо интервью. Он вновь основным доводом назвал финансы: «всего с 1992 по 2008 годы департамент США и так называемые «благотворительные» фонды «не пожалели» для  России более 3,7 миллиарда долларов.  Спрашивается, они что – такие щедрые? Или мы такие наивные? Эти цифры нуждаются, как минимум,  в комментарии. Возникают так называемые «неприятные вопросы», которые страшно раздражают отдельных правозащитников. Если их начинаешь об этом спрашивать, они ругаются – мол, «гэбня» и «провокация».

Но фокус в том – продолжает Татаров - что в 2008 году на «нужды российской демократии», свободной прессы и правозащиты было потрачено не менее 50 миллионов долларов. В этом году - «только» 29 миллионов. То есть «дети капитана Гранта», как иногда в шутку называют российских правозащитников, серьезно обеспокоились и занервничали. Вопрос финансирования и дележа грантов среди лидеров правозащитного движения объективно обострился и, как я полагаю, послужил причиной внутренних склок и нервных срывов, а так же некоторой неадекватности». При этом он продолжает утверждать, что «что у нас, журналистов, с правозащитниками гораздо больше общего, чем спорного»…

Полтора года назад аналогичный случай был с газетой «Невское время», буквально обвинившей правозащитную организацию «Гражданский контроль»  в «житье на западные деньги». Правда, потом газета публично принесла свои извинения НГО.

А вот еще пример взаимоотношения журналиста и НКО. На том же сайте, а параллельно в той же  газете Невское время появилась статья «Сколько стоит слеза ребенка», где автор, Камилла Нигматуллина раскрывает свою философию по данному вопросу: «Есть мнение, что общественные организации при всей чистоте их целей – найти ребенку семью, подарить сироте внимание и тепло, а также помочь финансово – по сути, провоцируют общество к поддержанию существующего порядка. Зачем заботиться о ребенке, когда можно сдать его в детский дом, куда добрый дядя потом принесет игрушку, если государство забудет сделать это? На деле эти организации должны работать на то, чтобы сделать собственное существование ненужным обществу. А выходит наоборот. Они пропагандируют благотворительность (пока не очень успешно, ведь делами милосердия по-прежнему занимаются только очень фанатичные люди, а не все общество в целом), но не борьбу с корнями социального зла. Хочется надеяться, что все-таки журналисты ближе к последней цели». При этом журналистка, которая, кстати, не первый год в профессии, и, в частности, в социальной журналистике, не привела ни одного примера того, что многие НКО как раз занимаются долгосрочными программами профилактики отказов от детей в родильных домах, социального сиротства (Благотворительный фонд «Родительский мост» и т.д.).

Далее автор утверждает, что «благотворительная деятельность в России устремилась к рыночным отношениям и правилам. И как журналист, я не могу поддерживать подобные устремления. Не могу идти на поводу у пиар-служб благотворительных организаций. Не могу соглашаться с политикой откупа. Не могу замалчивать факты в угоду кому-либо. Не могу получать деньги как за «слезовышибательные» тексты, так и за радужно оптимистические отчеты о деятельности той или иной организации. Я не вижу тех людей, которые вдруг стали счастливы от всей этой гигантской махины благотворительных потуг. Слишком дешево нынче оценивается слеза, не только ребенка – любого человека».

Вот наглядный пример, на мой взгляд, чудовищно дилетантского подхода к деятельности благотворителей и НКО. И эти примеры не единичны. А вкупе с четкой направленностью пропаганды, которая направлена на создание сомнительного образа, что НКО – это не столько гражданское общество, сколько попытки извне влиять на политическую ситуацию в России, делают и общество заложниками подобного дилетантизма.

При этом, стоит отметить, что деятельность НКО финансируется не только грантами из-за рубежа, но и благодаря российским средствам, в том числе и правительственным грантам и субсидиям (к примеру Региональная благотворительная организация «Активная социальная служба», помогающая в сложнейших кризисных ситуациях матерям и детям, второй год подряд получает президентские гранты, в 2008 году – свыше 300 тысяч, в этом году – 2 млн рублей). Или финансирование из городского бюджета программы «Ночлежка» и ряда других проектов.

Не углубляясь в уровень и размеры поддержки, хочется отдать должное федеральным и городским властям. Но и здесь есть свои проблемы. Действующая организация «Зеленая волна», где молодые люди безвозмездно занимаются сбором мусора или, к примеру, сажают деревья, устроила озеленение одного из скверов на Проспекте Просвещения. Был проведен и концерт – нынешняя молодежь редко участвует в субботниках без дополнительного «экшена». Это мероприятие проанонсировал портал ЗАКС.Ру, затем «Фонтанка». На само мероприятие приехала бригада из телеканала «СТО». В тоже время другая телекомпания – НТВ представила в эфир репортаж не о том, как молодежь сажает деревья, а о том, как было бы замечательно построить здесь Театр танца – такие предложения поступили от городской федерации танца и были поддержаны властями, но вызвали протест жителей близлежащих домов, которые не хотят уничтожения сквера…

Казалось бы, праздник-субботник завершился и на этом можно поставить точку. Однако продолжение всплыло в самом неожиданном ракурсе. На средства гранта Комитета по молодежной политике Центр развития некоммерческих организаций издал книгу о волонтерском движении «Неравнодушный Петербург». Там также были главы, которые были посвящены и «Гринпис», и «Зеленой волне». Однако заказчик книги в последний момент предложил ЦРНО убрать эти главы. Кто платит – тот и заказывает? Увы, да. И это, в части выполнения обязательств, можно в определенной степени отнести к грантополучателям любых организаций – вне зависимости, откуда эти средства происходят. Им приходится оглядываться на грантодателей.

Выводы, которые можно сделать – неутешительны. Пресса отражает крайне незначительную часть деятельности существующих НКО и не ставит своей задачей способствовать налаживанию контактов. Все это накладывается на то, что глубина знания тематики журналистами поверхностная и сообщения о событиях в жизни некоммерческих организаций часто искажаются до неузнаваемости. Аналитические материалы практически отсутствуют.
 
С другой стороны, для решения задачи формирования информационного пространства «третьего сектора» ему самому нужно включиться в эту работу и быть активнее в продвижении и поиске информации. Ряд НГО и НКО научились грамотно составлять пресс-релизы о своей деятельности, проводить пресс-конференции. Однако этого недостаточно для изменения отношений с прессой. Пресс-релизы не всегда становятся стимулом для побуждения журналистов к освещению темы. Необходимы креативные подходы к представлению информации.

Еще одним из способов решения проблемы может стать развитие альтернативных средств информации для некоммерческого сектора и развитии информационных структур.

Специалисты отмечают, что если та или иная некоммерческая организация хочет обеспечить минимальную информируемость населения о своей деятельности через прессу, ей необходимо не менее 5 публикаций в месяц, а если хорошую информируемость и узнаваемость, то 10-20 публикаций в месяц.

Ну и, конечно же, требуют решения и общероссийские вопросы. Некоммерческие организации и средства массовой информации не имеют права быть ангажированными  теми или иными структурами – как коммерческими, так и властными.







 

 

 

 

comments powered by Disqus