01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

НКО

Юлия Исакова. Женские НКО в Европе и России (кейс European Women’s Lobby и Независимого женского форума)

Вы здесь: Главная / НКО / 2-й конкурс эссе "Деятельность НКО в России и в Европе" / Юлия Исакова. Женские НКО в Европе и России (кейс European Women’s Lobby и Независимого женского форума)

Юлия Исакова. Женские НКО в Европе и России (кейс European Women’s Lobby и Независимого женского форума)

Автор: Юлия Исакова — Дата создания: 11.07.2010 — Последние изменение: 12.07.2010
"По общему уровню развития женское движение в России отстает от западного лет на 25, уподобляясь кирпичику по сравнению со стеной, выстроенной для отпора гендерной несправедливости европейскими активистками". Призер Второго конкурса эссе Юлия Исакова о женских организациях Европы и России.

Женские НКО в Европе и России (кейс European Womens Lobby и Независимого женского форума)

Юлия Исакова - студентка 3 курса исторического факультета Ивановского ГосУниверситет, специальность  Международные отношения. Научный руководитель: кандидат ист. наук, доцент Шнырова Ольга Вадимовна

Социально-политический субстрат двух организаций

Сегодня режиму функционирования НКО в политике уделяется пристальное внимание как индикатору открытости и демократичности государства, степень же развития в стране феминистского движения и положение женщины в целом, на мой взгляд, служит самым чутким барометром внутренней свободы и прогрессивности общества, поскольку является неотъемлемой частью гражданского общества, отражает уровень и динамику его развития, определяется историческим опытом и текущей социально-политической ситуацией в государстве. В настоящее время Европа, отождествляемая в нашем случае с ЕС, поглощена формированием и распространением своей «модели на экспорт», пропагандирующей три основы успеха: демократия, права человека, хорошее управление, претендуя тем самым на звание нового полюса гражданского права и силы в постбиполярном мире.  

Внешнеполитическая концепция нашей страны заключается в сохранении любыми способами имиджа демократической Великой державы, обладающей прочной социально-экономической базой и активно развивающимся гражданским обществом. Мы же обратимся к изучению специфики  российского гражданского общества на примере деятельности одной из самых авторитетных российских феминистских организаций – Независимого женского форума, сравнив его с наиболее крупным альянсом женских групп интересов в ЕС – Европейским женским лобби (European Women`s Lobby).

С самых первых минут анализа меня поразили две вещи: с одной стороны - удивительное сходство, с другой -  различие двух организаций. Создание обеих в начале 90-х годов прошлого века пришлось на начало так называемой «второй волны феминизма» в России и «третьей волны» за рубежом, сделавшими феминизм бесконечно разнообразным. Общими у обеих организаций являются способ создания (как результат инициативы «снизу», подразумевающей объединение нескольких женских групп),  общая модель начального развития (совместные усилия нескольких организаций для  признания значимости проблем положения женщин), стратегия деятельности (взаимодействие с должностными лицами по решению проблем женщин и по продвижению женских интересов в политику). Однако, такое параллельное развитие, на наш взгляд, существовало лишь до 1997 г., после которого «расцвет российской демократии» пошел на спад. После 2004 г., ознаменованного началом выстраивания вертикали власти в нашей стране и завершением работы над Конституцией ЕС, курсы феминистских организаций претерпели ряд изменений вследствие отдаления от демократии российского и упрочнения в ней европейского общества и разошлись в противоположные стороны.

Внутриструктурные «пересечения» и параллели

Во внутренней структуре и методе работы двух организаций тоже прослеживается некая аналогия, при которой центр направляет работу в различных регионах, однако к этому они также приходят разными путями.

Тем не менее, во внутренней структуре и методе работы двух организаций тоже прослеживается некая аналогия, при которой центр направляет работу в различных регионах, однако к этому они также приходят разными путями. Так, наднациональный альянс EWL в отличие от многих сетевых объединений является целостным образованием с единым уставом, бюджетом, внутренней организацией, стратегией, управлением, названием, символом и пр. атрибутами «центральности», которые он мобилизует для достижения гендерного равенства в Европе. Национальный союз НЖФ, в свою очередь, стремится распространить свое влияние на максимально обширную территорию, включая пространство СНГ, посредством развития партнерских отношений с другими общественными группами и формирования таким образом вокруг себя разветвленной локальной сети, в которой НЖФ выступает крупным координационным звеном. Члены обеих рассматриваемых женских организаций осознают всю важность установления контактов с единомышленниками и поэтому выстраивают системы связей на различных уровнях, создавая опору из более мелких субъектов и вступая в более крупные  организации. Впрочем, в первом случае более преуспел европейский альянс, в состав которого сегодня входит более 2500 организаций от 27 государств-членов и 3-х стран – кандидатов на вступление в ЕС, а также 21 общеевропейские и международные НПО. К сотрудничеству с другими группами давления EWL охотно прибегает ради реализации конкретного проекта. Российская же организация в настоящее время наоборот, как мне кажется, старается упрочить свое положение посредством присоединения к более крупным образованиям, список которых опубликован на сайте НЖФ, параллельно стремясь реализовать сценарий объединения вокруг себя организаций. Однако, эти различия логичны и обусловлены тем, что НЖФ является несоизмеримо более мелкой организационной единицей по сравнению с EWL, создававшимся как альянс национальных женских групп интересов и изначально обладавшим статусом международного лобби.

В режиме действий

С институциональными, мне кажется, отчасти связаны и функциональные различия в работе двух женских образований, изначально сформулированных целях и миссиях организаций. Так, миссией EWL было провозглашено способствование достижению в Европе гендерного равенства, повышению вовлеченности женщин  во все социальные процессы, уничтожению любых форм дискриминации и насилия по отношению к женщинам, обеспечению женщинам полного соблюдения прав человека. В связи с этим были поставлены цели: привлечение женщин к борьбе за гендерное равенство,  информирование общественности и должностных лиц о текущем состоянии гендерных отношений, учет интересов всех женщин, независимо от их возраста и социального статуса.

НЖФ всегда выдвигал лозунги скромнее, считая своей миссией способствовать трансформации постсоветского общества, культуры и экономики на недискриминационной основе.

НЖФ всегда выдвигал лозунги скромнее, считая своей миссией способствовать трансформации постсоветского общества, культуры и экономики на недискриминационной основе, содействовать повышению статуса женщин в обществе, а своей главной целью до сих пор – институционализацию и развитие женского движения, вместе с  поддержкой региональных женских инициатив, информационным взаимодействием, формированием образовательных программ для женщин, а также внедрение гендерного похода в городскую территориальную политику и вовлечение в нее женщин. Таким образом, требования российских феминисток недалеко ушли от их соотечественниц периода первой волны феминизма, выдвигавших лозунги доступа женщин к образованию, знаниям, профессиям. Примечательно и то, что формулировка заявленной миссии отнюдь не гарантирует долгосрочного существования организации, что неудивительно для российской действительности, где феминистские движения вынуждены маскировать свою работу под более желательные для правительства виды деятельности, но с другой стороны, импонирует соизмеримостью своих амбиций и прямотой.  

Для реализации поставленных целей женские организации развивают несколько основных направлений деятельности, дающих наглядную картину соотношения их реальных возможностей и ресурсов. Последние также дают благотворную почву для размышлений, поскольку из 977.052 евро бюджета EWL в 2009 г. 82,65% поступило от Европейской комиссии, что свидетельствует о серьезной зависимости общественной организации от правительственных структур. Столь подробных сведений о финансовой составляющей деятельности НЖФ  мы не встречали, однако до 2008 г. организация финансировалась немецким «зеленым» фондом им. Генриха Белля, а в настоящий момент из 15 заявленных спонсоров российских лишь 3. Получается, что развитие прав женщин в России, как и во многих авторитарных государствах, поддерживается из-за рубежа, что, впрочем, имеет и серьезный плюс – гарантированную степень независимости и неподотчетность официальной доктрине.

По количеству направлений работы и емкости их содержания две организации также, увы, не выдерживают сравнения. В настоящее время EWL реализует 8 основных частично пересекающихся курсов:

  • женщины в процессе принятия решений,
  • участие в пересмотре европейских договоров,
  • социальная политика и занятость, европейская политика гендерного равенства и законодательство,
  • уникальность женщин и антидискриминационное законодательство ЕС,
  • основные права и свободы ЕС,
  • миграция и предоставление убежища,
  • насилие против женщин,
  • международные акции в поддержку прав женщин.
Наиболее интенсивное развитие получили области внедрения гендерного мэйнстриминга в политику ЕС, участие в пересмотре европейских договоров, а также миграция и предоставление убежища.

По каждому из них альянс в целом добился определенных успехов где-то в большей, а где-то в меньшей степени. Наиболее интенсивное развитие получили области внедрения гендерного мэйнстриминга в политику ЕС, участие в пересмотре европейских договоров, а также такое относительно новое, но наиболее интенсивно прорабатываемое EWL поле деятельности как миграция и предоставление убежища. Безусловно, существуют и «отстающие» по темпам изменений сферы активности европейского лобби, такие как: женщины в процессе принятия решений и социальная политика и занятость женщин, требования реформирования в которых являются своеобразным «хребтом» феминизма, но наименее податливыми в силу мощного противодействия социальных стереотипов.

Деятельность же российской организации осуществляется в рамках четырех программ: инновационные подходы к усилению позиций женщин через образование, участие женщин в городской политике, международная деятельность, информационно-издательская деятельность.

Деятельность же российской организации осуществляется в рамках четырех программ: инновационные подходы к усилению позиций женщин через образование, участие женщин в городской политике, международная деятельность, информационно-издательская деятельность, которые, в общем, на мой взгляд, сводятся к воспитанию активных  преемниц, готовых самостоятельно всего добиваться и впоследствии начать борьбу за свои права. Бесспорно, проект усиления роли женщин посредством повышения их уровня образования и общих знаний, в частности о гендерной ситуации в России, чрезвычайно полезен и важен, однако «коллеги» за рубежом давно сделали акцент на более эффективном методе – повышении доступа женщин к политическим и экономическим ресурсам.  Работа по вовлечению женщин в городскую политику выглядит обнадеживающе в списке женских программ, однако, в сущности, представляет собой лишь заполнение женщинами мелких хозяйствующих ячеек на уровне местных сообществ, не означая доступа к общегородскому процессу принятия решений. Тем не менее, такая стратегия способствует накоплению у женщин практических знаний и опыта руководства, налаживанию диалога между различными субъектами локальной политики, стремлению решать вопросы без обращения в вышестоящие инстанции и превращении социальных инициатив женщин в политические, что при развитии гражданского общества призвано воплотиться в политику «снизу», и внедрению гендерного подхода в местную политику. Таким образом, обе женские организации апеллируют, в целом, к принципу субсидиарности, развивая партнерские отношения между субъектами территориальной политики и формируя определенную сеть «на местах». Тем не менее, если EWL изначально был международным альянсом, наиболее продуктивные отношения у которого сложились с наднациональными структурами ЕС, а регионы являются матрицей для выравнивания общеевропейских стандартов, то НЖФ не выходит твердой походкой на общенациональный уровень, в результате чего вынужден проводить «точечные» мероприятия, не всегда известные непосвященным даже в местах их проведения. Интересно отметить, что в этой ситуации Женский форум порой прибегает к  методу организации проектов, когда в фокус его внимания одновременно попадают несколько «городов-точек» России и других развивающихся государств, что окончательно ставит под сомнение доминанту его национальной ориентированности. Примером является проект "Города, учитывающие гендерные аспекты: повышение безопасности женщин и уменьшение насилия через практическую деятельность на локальных территориях",

В стратегии международной активности НЖФ и EWL можно найти много общего, потому что их деятельность  во многом сосредоточена вокруг мероприятий Пекинской платформы действий, а также укрепления взаимодействия с другими женскими группами, проведении международных проектов, охватывающих территорию стран, где нет членов этих организаций. Отличия заключаются снова в масштабах действий и самом толковании принципа международности, поскольку Лобби тут преимущественно имеет в виду сотрудничество с США и ООН, а Женский форум - все, что выходит за пределы РФ. Примечателен тот факт, что в целевую аудиторию EWL входит и наша страна, где с середины этого десятилетия проводятся тематические семинары, в апреле 2009 г. посвященные вопросам миграции.

Практика лоббирования в исполнении двух женских организаций

Одной из главных составляющих деятельности обеих организаций является  просвещение общественности и формирование позитивного образа общества гендерного равенства посредством распространения информации и регулярного издания научно-исследовательских информационных сборников, предоставляющих читателям актуальные сведения различной тематики и затрагивающих вопросы о положении на соседних территориях. В EWL это прежде всего – «Ньюсфлэш», в НЖФ – «Вестничка ИЦ НЖФ». Тем не менее, Независимый форум выделяет просветительскую работу в отдельную программу развития, что объясняется и спецификой российского общества, а европейский альянс считает ее лишь действенным инструментом лоббирования.

Независимый форум выделяет просветительскую работу в отдельную программу развития, что объясняется и спецификой российского общества, а европейский альянс считает ее лишь действенным инструментом лоббирования.

Кроме того, обе организации основывают свою деятельность на использовании новейших средств коммуникации, в особенности интернета, что обеспечивает им поддержку более широкого круга единомышленников и необходимую быстроту, эффективность и гибкость работы. При этом, учитывая важность и популярность в современной политике такого явления как информационное лоббирование, становится очевидно, что при отсутствии противодействия непреодолимой силы и коррупционного элемента женские организации в России также имеют все шансы составить серьезное лобби на местном и национальном уровне политики. Европейское лобби служит позитивным примером того, какие ресурсы способны мобилизовать женщины и какими методами следует отстаивать свои интересы.

Так, сотрудники EWL чаще всего прибегают к мониторингу и исследованию, публикациям и рассылке информационных материалов, открытым обращениям к должностным лицам, особенно к президенту Еврокомиссии, и консультациям при личных встречах, разработке предложений по решению проблем, проведению тематических семинаров и различных компаний, развитию партнерских отношений с другими группами интересов и поддержке их проектов. Информации о неофициальных каналах влияния мы не встречали, однако их также необходимо учитывать, что в сумме с официальными методами представляет серьезный арсенал давления на европейские правительства.

Данные ограничения продиктованы, прежде всего, политикой государства, не заинтересованного в предоставлении женщинам больших прав и свобод, допуске женщин к процессу принятия решений, а значит, и в развитии гражданского общества.

Независимый женский форум, как и большинство феминистских организаций в России, не скрывает своей приверженности к восприятию опыта своих иностранных «коллег», однако к списку его инструментов влияния на должностных лиц  можно отнести лишь наблюдение и анализ, информирование общественности посредством публикаций и рассылки актуальных сведений, проведение разнообразных семинаров и круглых столов, отдельных проектов и компаний, сотрудничество с другими группами интересов. Данные ограничения продиктованы, прежде всего, политикой государства, не заинтересованного в предоставлении женщинам больших прав и свобод, допуске женщин к процессу принятия решений, а значит, и в развитии гражданского общества. Это нашло выражение также и в том, что до сих пор в России не удалось создать даже крепкую национальную женскую организацию феминистской направленности, не говоря об аналоге международного альянса, а результаты Второго всероссийского женского съезда наглядно продемонстрировали, что женское движение остается разрозненным на два лагеря: проправительственный и феминистский.

Заключение. Применим ли опыт EWL в России?

Таким образом, подводя итог всему сказанному, мы понимаем, что, к сожалению, по общему уровню развития женское движение в России отстает от западного лет на 25, уподобляясь кирпичику по сравнению со стеной, выстроенной для отпора гендерной несправедливости европейскими активистками. Этим объясняется и фрагментарность, и некая «однобокость» проводимой российскими феминистками политики, включающей необходимые составляющие  по улучшению положения женщин, но и игнорирующей ключевые из них, такие как доступ женщин к законотворчеству и экономическое усиление.

Из массы причин слабости отечественного феминизма кроме деструктивной политики государства, по моему мнению, главным является моральная неготовность российского общества к обеспечению гендерного равенства, - забвение радикальной эмансипационой практики 20-х годов, а также отсутствие экономической стабильности – основы реализации экономической независимости женщин. Кроме того, в настоящее время российское общество раздираемо серьезными внутренними противоречиями, когда с одной стороны, при содействии государства усиливаются патриархальные и религиозные настроения, поддерживающие концепцию «второсортности» женщины, с другой же – современные вызовы времени, в частности демографический, экономический и перманентный политический кризис в стране, требуют выхода женщин из тени и их активного вовлечения во все сферы общественной жизни.

Однако не будем сводить наше исследование лишь к мысли о том, что российскому феминизму живется сложнее, поскольку сам факт изучения конкретной проблемы служит свидетельством ее актуальности, а следовательно, и стремления к ее разрешению, что внушает надежду на будущее. Проведенное сравнение с более зрелого западным объединением, дает некое представление о восприятии обществом деятельности одной из российских женских организаций обнаруживая, с одной стороны, болевые точки отечественного феминизма, с другой же, гибкость лавирования женских групп между скалами политических табу и подводными рифами патриархатной идеологии.

Изучение кейса EWL, на мой взгляд, должно предоставлять двойной интерес для феминистских организаций России, поскольку последний олицетворяет собой один из возможных этапов развития российских групп интересов, а также предоставляет уже наработанные цели и средства лоббирования, преодоления кризисов в эволюции движения. Безусловно, необходимо учитывать тот факт, что все вариации западных методов и стратегий апробированы на обществе с отличной от русской ментальностью, однако эффективность таких инструментов влияния как проведение анализа, информационное обеспечение, воспитание будущих кадров и пр. в любом государстве остаются бесспорными.

Кроме того, подрастающее российское поколение 90-х, по крайней мере крупных городов, обладает отчетливой прозападной ориентацией, облегчающей ассимиляцию таких западных феминистских тактик, как пиар-компании и давление СМИ. Конечно, в настоящее время НЖФ не имеет достаточных ресурсов и условий для полноценной борьбы за установление в стране гендерного равенства и официального представления интересов женщин в политике с использованием разработанных EWL техник лоббирования, однако, перечисленные сильные стороны Женского форума являются неотъемлемой частью процесса отстаивания общественных интересов.

Сегодня перед российскими организациями стоит непростая задача – не только укрепить, но и сохранить свое влияние, и, на мой взгляд, открыто одно направление для самосовершенствования – выход на уровень политического давления посредством либо своих сил, либо содействия формированию инициативы населения, возможность достижения которого иллюстрирует пример EWL. Впрочем, по моему мнению, Независимый женский форум выбрал верную тактику, анализируя текущую ситуацию в стране, перенимая опыт зарубежных коллег, в том числе EWL как главной движущей силы по отстаиванию интересов женщин в Европе, и акцентируя свое внимание на работе по просвещению населения, подготовке своеобразной почвы для будущих побед. К тому же,  из отдельных кирпичиков, как известно, в конце концов, строят здание.

 

См. также на Когита!ру:

Наш 2-й конкурс эссе собрал более 40 участников

Итоги 2-го конкурса эссе

Второй конкурс эссе: "Деятельность НКО в Европе и России"

О I-м Конкурсе статей и эссе «Гражданское общество и решение социальных проблем в Европе»

comments powered by Disqus