01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Новости

Последние претензии Минюста к трем НГО Петербурга

Вы здесь: Главная / Новости / Отчеты, репортажи 2009-2012 / Последние претензии Минюста к трем НГО Петербурга

Последние претензии Минюста к трем НГО Петербурга

Автор: Евгения Литвинова — Дата создания: 22.01.2010 — Последние изменение: 26.01.2010
Участники: Фото: Институт региональной прессы
Когита!ру
По результатам проверок, проведенных в конце 2009 года, Минюст вынес предупреждения Институту Развития Свободы Информации и Институту региональной прессы. О реальной цели и проверок Минюста и обоснованности его претензий рассказали руководители трех НГО Петербурга.

Поводом для пресс-конференции 19 января в Институте региональной прессы стали результаты проверок Минюста во второй половине 2009. На время проверок в течение двух месяцев организации не могли заниматься своей основной деятельностью. Сейчас они заняты оспариванием предупреждений Минюста.  

Слово самим правозащитникам.

Юрий Вдовин, заместитель председателя общественной правозащитной организации "Гражданский контроль", рассказал о том, как проверке Минюста подвергся «Гражданский контроль», и что из этого вышло:

"История с проверками Минюста и с законодательством об НКО носит весьма симптоматичный характер. Проверке подвергаются не все подряд организации, а те, которые помогают гражданам контролировать  деятельность властных органов. Если все организации проверять в порядке очереди, то проверки будут осуществляться один раз в восемьдесят лет. Поэтому проверки проводятся выборочно.

НКО – элементы гражданского общества, нацеленные на контроль власти с точки зрения соответствия ее деятельности интересам граждан. Никаких иных задач, кроме реализации прав и законных интересов граждан, у власти не должно быть. Но наша нынешняя власть восходит к опыту СССР.

Все изменения в законодательстве, касающиеся общественных организаций, были направлены на то, чтобы поставить НКО под жесткий контроль власти. Исполняет этот заказ власти Минюст, которому теперь положено контролировать НКО.

У нас бывают налоговые проверки, банковские проверки, аудит. Теперь Минюст снова проверяет все те же документы. Останавливает деятельность организации на один-два месяца, а потом выносит некие заключения. Нам тоже вынесли предупреждение, но потом оно было обжаловано нами в судебном порядке и отменено в силу совершенной безграмотности и незаконности.

Но Минюст создал нам тогда серьезные проблемы в работе. При проверке в  «Гражданском контроле»  было вынесено предупреждение в связи с тем, что мы получили гранты от иностранных консульств на выполнение небольших проектов, а грантодатель просил при публикации результатов упомянуть, что работа выполнена при поддержке такого-то консульства. Минюст расценил это как рекламу. В конце концов, Минюст признал свою ошибку.

Другое предупреждение нам вынесли в связи с тем, что, работая с мировыми судьями, мы возили их в Швецию для обучения, ознакомления с европейским опытом работы мировых судей. Претензия заключалась в следующем: мы региональная организация, а мероприятие проходит за пределами региона.  Это нелепое утверждение самим Минюстом было отменено.

Третье предупреждение в рамках этой проверки было вынесено нам за то, что одна наша сотрудница ездила в Прагу. Однако совершенно ясно, что без разрешения грантодателя грантополучатель не может изменить смету. Минюст должен был спросить у нас документы, подтверждающие согласованность этой командировки,  но не сделал этого. В результате и это  предупреждение было отменено Минюстом.

Однако было и такое предупреждение, сделанное Минюстом, которое нам пришлось отменять через суд. Проверяющие потребовали предоставить им нашу исходящую переписку. У нас там никаких секретов нет, но к нам обращаются люди с жалобами на чиновников, доверяя нам свои личные проблемы и не доверяя эти проблемы никаким третьим лицам. Мы на этом основании хотели отказать им в ознакомлении с этой перепиской, но нам пригрозили закрытием организации за то, что мы противодействуем проверке. Мы показали им переписку и направили письмо руководству Минюста. Там уклонились от ответа. Тогда мы подали иск в суд и в суде выиграли. Суд указал, что Минюст не имел права смотреть нашу исходящую переписку. Надо обязательно сопротивляться незаконным действиям.

Иван Павлов, адвокат, председатель Совета Института Развития Свободы Информации, предложил свою версию  того, какова реальная цель проверки Минюста:

"Я как адвокат оказался в новом для себя качестве: приходится защищать самого себя. Так не должно быть. Адвокату привычнее защищать других. Но нас поставили в такие условия, когда мы вынуждены тратить время на то, чтобы защищать самих себя.

Наша организация занимается вопросами обеспечения доступа к информации о деятельности органов власти. Вероятно, у Минюста есть основания для того, чтобы оттянуть часть наших ресурсов для того, чтобы мы защищали сами себя.

Мы направили жалобу в центральный аппарат Минюста. Если там не добьемся успеха, обратимся в суд.

За два месяца, во время которых шла проверка Минюста, запрашивалась самая различная информация. Наши сотрудники были вынуждены бросить все свои текущие дела и заниматься ксерокопированием наших документов.

Запрашивалась вся первичная бухгалтерская документация за три года. Это около 10 тысяч листов. Мы ратуем за открытость. Спорить не стали. Но мы, устав копировать, привезли им оригиналы документов и сказали: «Составляйте акт о приемке документов». Сотрудница, ответственная за проведение проверки, начала оформлять акт приемки. Это ее должностная обязанность. Потратила она на это более четырех часов. В 20.00 она спросила: «Может быть, остальное вы нам так отдадите?». К этому времени она не успела описать даже один квартал. Мы ответили: «Нет. Составляйте дальше акт». Тогда она сказала: «Все. Остальные документы нам не нужны!»  Это означает, что наши документы им вообще не были нужны. Запрашивались документы без всякого смысла. Служебной необходимости в этих документах не было. 

Какова же реальная цель проверки Минюста? Думаю, что цель – выполнение некоего плана. Возможно, есть план:  за такое-то время наказать столько-то НКО. Два месяца шла проверка.

В результате родились какие-то странные претензии. Это вызывает различные вопросы. Оказывается, деятельность некоммерческого партнерства не может быть направлена на «неопределенный круг лиц». Я предложил найти хотя бы одно некоммерческое партнерство, деятельность которого не направлена, так или иначе, на «неопределенный круг лиц».

Извращенное понимание закона создает ситуацию правового нигилизма".

Анна Шароградская, директор Института региональной прессы, поделилась лингвистическими открытиями, сделанными Минюстом:

"Благодаря проверке Минюста и полученному предупреждению мы узнали, кто же участвует в наших  мероприятиях. Оказывается, все, кто приходит к нам на семинары и пресс-конференции, являются «кругом неустановленных лиц». По мнению Минюста, мы нарушаем российское законодательство, проводя в том числе и эту пресс-конференцию. Мы оказываем услугу «кругу неустановленных лиц». Все предыдущие годы мы только тем и занимались, что нарушали российское законодательство: вся наша деятельность была направлена на «круг неустановленных лиц».

Мы также, как и Институт Развития Свободы Информации, являемся некоммерческим партнерством, и нам прислали такое же предупреждение. Вот отрывок из присланного нам предупреждения:

«За проверяемый период Партнерством проведены такие мероприятия:                                                                                  

- круглый стол «Проект резолюции парламентской Ассамблеи Совета Европы… ;                                    

- имитация общественных слушаний по строительству портов в Лужской губе*;                                             

- демократия в России (совместно с ВВС);                                                                                                        

- открытие проекта «Мы с вами: Первые шаги в России»;                                                                                

- информационная открытость федеральных органов исполнительной власти;                                              

- представление книги Андрея Некрасова «Это революция»;                                                                         

- организация координационного взаимодействия правоохранительных органов и правозащитных организаций по предупреждению и пресечению проявлений экстремизма, национализма и ксенофобии;                                                                                                                                              

- представление книги «Права человека и психиатрическая помощь. Сборник документов»;

- осенний призыв 2008.Защита законных прав призывника и военнослужащего…

Заключение Минюста:

Таким образом, исходя из перечня мероприятий, проведенных с 1 января 2006 по 31 декабря 2008, их цель заключается в информировании и просвещении общества. Вместе с тем, эта деятельность не ориентирована на оказание содействия членам партнерства, как того требует Закон о некоммерческих организациях, а направлена на неопределенный круг лиц, что является нарушением части 1 статьи 8 Закона о некоммерческих организациях и п. 2.1 Устава».

Все, кто здесь сидит сейчас, согласно Минюсту, способствуют тому, что мы нарушаем закон. Я хочу обратить внимание на следующее: срок проверки Минюста у нас был продлен. Почему, - непонятно. Все документы мы предоставляли в установленный срок. Минюст высылал нам по факсу запрос 25 ноября 2009 в 17.10. В этом запросе нам предложили до 26 ноября 2009 представить более подробную информацию о проведении ряда мероприятий, об их целях и порядке проведения и составе участников. При наличии соответствующей возможности просят так же предоставить экземпляры книг, представленные в рамках данных мероприятий. Почему из сотен наших мероприятий были выбраны именно эти, неизвестно. Мы понимали, что если мы не выполним это требование, проверка продлится еще дольше, поэтому мы сделали то, о чем они нас просили. Мы предоставили им эти материалы".

Мара Полякова, председатель правления региональной общественной организации «Независимый экспертно-правовой совет», член Правозащитного совета при президенте РФ, прокомментировала работу Управления юстиции Санкт-Петербурга:
"Наша организация называется «Независимый экспертно-правовой совет». Она объединяет коллектив российских ученых, у нас много ученых с мировыми именами. Эти люди имеют огромный опыт или в системе правоохранительных органов, или в судебной системе. Например, Генри Резник, Тамара Морщакова, Сергей Пашин.

Мы осуществляем контроль за правовой политикой государства, проводим экспертизу законов, законопроектов. Мы много работаем с правозащитными организациями, которые присылают нам на экспертизу дела, где они вступают в спор с органами власти. У нас работают специалисты и по работе НПО и НКО, и специалисты по уголовному, по гражданскому праву.

Управление юстиции Санкт-Петербурга предъявляло претензии к различным петербургским неправительственным организациям. Мы разбирали в Независимом экспертно-правовом совете ситуацию, возникшую в «Гражданском контроле» в связи с проверками Минюста, проблемы Европейского Университета и т.д. Сейчас мы анализируем ситуацию, сложившуюся еще в двух организациях, которым осложняет жизнь Управление юстиции Санкт-Петербурга.

Каждый раз ознакомление с материалами вызывает недоумение у наших юристов. Наши юристы привыкли системно анализировать законодательство. Когда читаешь документы из Управления юстиции Петербурга, возникает ощущение, что здесь забывают, что каждая норма вписана в определенную систему права, что существует толкование через Конституцию, что есть международные нормы. Каждый раз мы на документ из Управления юстиции Петербурга давали заключение о несоответствии этого документа российскому законодательству.

К такому же выводу мы пришли, изучая документы двух организаций, которые сегодня здесь представлены. Мы согласились с теми аргументами, которые содержались в возражениях этих организаций на претензии, которые им предъявило Управление юстиции. Предупреждения, вынесенные этим организациям,  мы считаем незаконными и необоснованными. Если дело дойдет до разрешения спора в суде, мы дадим свое заключение.

Из «Жалобы на предупреждение, вынесенное Главным управлением Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в адрес Некоммерческого партнерства Институт Развития свободы Информации»:
Управление Минюста сделало заключение о нарушении Организацией положений п.1 ст.8 Федерального закона «О некоммерческих организациях».  По мнению Управления Минюста, нарушение указанных положений закона состоит в том, что деятельность Организации «не ориентирована на оказание содействия членам партнерства, как того требует Закон о некоммерческих организациях, а направлена на неопределенный круг лиц, что является нарушением части 1 статьи 8 Закона о некоммерческих организациях».
Данный вывод Управления Минюста является необоснованным, а также противоречит нормам действующего законодательства…

Исходя из буквального понимания определения некоммерческого партнерства,  оно призвано содействовать его членам в осуществлении ими деятельности, направленной на достижение указанных в законе общественно значимых целей. При этом закон не ограничивает формы такого содействия…

При этом члены некоммерческого партнерства вправе самостоятельно выбирать формы такого содействия.
Управление Минюста ошибочно исходит из того, что деятельность любого некоммерческого партнерства не может быть направлена на неограниченный круг лиц. При таком понимании положений п.1 ст.8. Федерального закона «О некоммерческих организациях» неправомерно ограничивается свобода членов некоммерческого партнерства в выборе формы, в которой они желают получать содействие от своей организации.

Кроме того, такой подход умаляет значение самого института некоммерческих организаций, деятельность которых по своей природе направлена на достижение социального эффекта».