01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Граждане

Адвокат Голубок: Меня из отдела выставил сержант полиции, угрожая автоматом

Вы здесь: Главная / Граждане / Волонтерство и Добровольчество / Адвокат Голубок: Меня из отдела выставил сержант полиции, угрожая автоматом

Адвокат Голубок: Меня из отдела выставил сержант полиции, угрожая автоматом

Автор: Сергей Голубок — Дата создания: 30.04.2017 — Последние изменение: 30.04.2017 Сергей Голубок, facebook.com
Адвокат Сергей Голубок о первой помощи задержанным на акции #надоел в Петербурге, о своей попытке осуществить защиту Натальи Грязневич и о конвенционности действий полиции.

С согласия автора публикуем его ночные заметки и комментарии, написанные для личной страницы в сети facebook.com

Поздним вечером 29 апреля 2017 адвокат Сергей Голубок по просьбе своей знакомой, Натальи Грязневич, сокоординатора движения «Открытая Россия» в Петербурге, отправился в 33 отдел полиции Московского района на проспект Космонавтов, 21, корпус 3.

Днём 29 апреля Наталья Грязневич была задержана возле станции метро «Горьковская» во время несогласованной акции движения «Открытая Россия» вместе с другими активистами движения и еще несколькими десятками граждан и оставлена в этом отдел на ночь, до 30 апреля 2017. В момент, когда мы публикуем этот текст, ее еще не доставили в Петроградский районный суд Петербурга.

Сергей Голубок написал в 23-24 часа 29 апреля 2017, facebook.com:

«Наталья Грязневич задержана и находится в 33 отделе полиции Московского района Санкт-Петербурга. В отношении неё составлены протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 19.3 и частью 5 статьи 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Наталья обвиняется в том, что 29 апреля 2017 г. в 14 часов 20 минут «в массе граждан» в Александровском парке на Петроградской стороне «осуществляла участие в несогласованном массовом шествии в группе людей, объединённых единой целью «Выражение позиции о необходимости ротации чиновников на руководящих постах в Российской Федерации».

Протокол формально подписан участковым уполномоченным полиции 33 отдела подполковником полиции Владимиром Николаевичем Оболдиным, но реально его напечатала на компьютере блондинка, одетая по гражданке, которая в ответ на предложения представиться начинала кричать. Копии протоколов об административном доставлении и об административном задержании не выданы, несмотря на неоднократные просьбы, в том числе письменные.

В бланке протокола об административном правонарушении есть запись о разъяснении прав, предусмотренных частью 1 статьи 25.1 КоАП (права лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении). Разумеется, их никто не разъясняет. Но нужно подписаться о том, что права разъяснены. Наталья Грязневич читать по-русски способна и решила просто так не подписывать. Попытка подполковника Оболдина заставить меня разъяснить права моей подзащитной провалилась, так как он всё-таки получает своё жалованье за свою работу, а не я. Поэтому мы вместе с подполковником Оболдиным читали вслух Кодекс для Натальи Грязневич. Я уверен, что это было полезно, в первую очередь — для самого товарища подполковника. Так как из этого чтения он мог лучше узнать, какие именно законные права задержанной он уже успел нарушить.

Я ещё могу сообщить для особых педантов. Сотрудники полиции не представлялись и номерных жетонов не имели. Вынужден был предъявить удостоверение только подполковник Оболдин. В конце концов, и протоколы формально подписаны им, и он формально несёт ответственность за происходящее.

Меня из отдела выставил сержант полиции, угрожая автоматом.

Наталью оставили в отделе полиции на ночь, хотя для этого нет никаких законных оснований (ведь протоколы уже составлены, а её личность установлена, она сообщила свои адрес и телефон), о чём я сделал письменное заявление. Начальник отдела ссылается на указание свыше, и у меня нет оснований ему не верить. Судить Наталью будет Петроградский районный суд Санкт-Петербурга. Когда именно — мне пока никто не сообщал».

Утром 30 апреля 2017 Сергей Голубок написал уже в порядке юридического комментария:

«Большая ошибка — считать, что сотрудники полиции могут автоматически держать взаперти до 48 часов тех лиц, в отношении которых решается вопрос о привлечении к административной ответственности по «арестным статьям» (например, 19.3 КоАП). 48 часов — максимальный срок лишения свободы без санкции суда. Но и в течение этого относительно короткого времени ограничение конституционного права на свободу и личную неприкосновенность даже на минуту в любом случае должно быть основано на законе. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, с учётом многочисленных разъяснений Конституционного суда, административное задержание представляет собой меру обеспечения производства по делу об административном правонарушении и применяется «в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела» (ч.1 ст.27.3). То есть сотрудники полиции должны в каждом случае обосновать (и потом это проверят прокуратура и суд), в чём исключительность случая и почему задержание необходимо для обеспечения «правильного и своевременного рассмотрения дела». Сделать они это должны в протоколе об административном задержании, составление которого обязательно и копия которого «вручается задержанному лицу по его просьбе» (ч.2 ст.27.4).

Фактическое лишение свободы в отделах полиции или в других помещениях без составления протокола об административном задержании в установленном порядке уполномоченным на то должностным лицом в любом случае незаконно и неконституционно и даже неконвенционно».