01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Память

В Финляндии узнали о повторных раскопках РВИО в Сандормохе

Вы здесь: Главная / Память / Историческая политика: Политика памяти / В Финляндии узнали о повторных раскопках РВИО в Сандормохе

В Финляндии узнали о повторных раскопках РВИО в Сандормохе

Автор: Арья Паананен — Дата создания: 22.08.2019 — Последние изменение: 28.08.2019
Участники: Елена Сальминен (перевод); Евгений Жмуриков (оформление электронного перевода); Елена Кондрахина (фото).
www.is.fi; Елена Кондрахина (фото); Елена Сальминен (перевод)
20 и 21 августа 2019 финская журналистка Арья Паананен написала две статьи о второй экспедиции РВИО в Сандормохе в августе. Как видят финны это событие? Что говорят финские историки?

Переводы этих статей на русский язык были сделаны волонтерами группы поддержки карельского историка Юрия Дмитриева и опубликованы в группе Дело Дмитриева с сети facebook.com

20 августа 2019 вышла первая статья Арьи Паананен о действиях РВИО в Сандормохе «Россия снова ищет «казненных финнами» в расстрельных ямах Сталина». Ее неполный перевод на русский выполнен волонтерами в соцсетях.

Вот фрагмент из этой статьи: «<...> Подозрения российских правозащитников о пропагандистском характере раскопок в Сандармохе были недавно подтверждены, когда наблюдателям удалось сфотографировать письмо-запрос [в РВИО], подписанное министром культуры Карелии Сергеем Соловьевым, о начале новых раскопок. Письмо, очевидно, не предназначалось для медиа, так как, согласно новостному сайту Meduza, позднее в доступе к нему было отказано независимым российским журналистам, которые его запрашивали. Письмо опубликовано также в facebook в группе «Дело Дмитриева» (Delo Dmitrijeva), а также на нескольких новостных сайтах.

Согласно письму Соловьева, альтернативная теория российских ученых предполагает, что в Сандармохе были похоронены советские военнопленные, которые были взяты в плен возле финских укреплений вблизи Медвежьегорска, в количестве более 500 человек». Г-н Соловьев также отмечает, что финское руководство уже обеспокоено возможными потерями имиджа, в результате теории Килина и Веригина. Российские правозащитники подвергли критике текущие раскопки: они проводятся скрытно и непрофессионально, по их мнению. По словам очевидцев, при проведении работ поисковики не следовали правилам проведения лицензированных археологических раскопок, не соблюдали стандартов их документирования и общепринятой научной методики».

***

21 августа 2019 в газете «Илта-Саномат» появилась вторая статья Арьи Паананен Россия получила Йохана Бекмана в качестве помощника в поисках «расстрелянных финнами». Публикуем ее не авторизованный перевод на русский язык:

Россия пыталась также кооптировать финских специалистов по военнопленным для поиска «расстрелянных финнами советских военнопленных» в местах массовых захоронений сталинских времен, но все эксперты по истории, с которыми удалось связаться изданию «Илта-Саномат» расценили проект как пропагандистскую акцию.

Известный в Финляндии как пророссийский пропагандист доцент Йохан Бекман получил видную роль в новых раскопках, проведенных в Сандармохе с целью поиска предполагаемых «советских военнопленных, расстрелянных финской армией во время Войны-продолжения» в местах массовых захоронений жертв сталинских репрессий 1930-х годов.

Бекман посетил раскопки и разместил в социальных сетях видеоролики, рассказывающие о ходе раскопок, организованных Министерством обороны России и Российским военно-историческим обществом вблизи Медвежьегорска в Восточной Карелии.

Кроме того, Российское военно-историческое общество также разместило на своих страницах в Интернете информацию с фотографией о визите Бекмана в Сандармохе.

Военно-историческое общество было создано по указу президента России Владимира Путина в 2012 году. Сообщается, что РВИО стремится предотвратить попытки исказить военную историю России и повысить осведомленность россиян о своей собственной истории.

Бекман недавно издал на финском языке небольшую книгу под названием «Загадка Сандармоха». Авторами книги указаны соавтор «финской версии» Сандармоха, петрозаводский историк Сергей Веригин, а также главный редактор журнала «Карелия» Армас Машин, известный своей бескомпромиссной защитой путинского режима.

Бекман также дал интервью по поводу книги для российских государственных СМИ, в которых, похоже, проводится все более широкая кампания по продвижению «альтернативной» теории истории Сандармоха:
«Эта книга показывает, что нет оснований развивать культ жертв сталинских репрессий в Сандармохе. Недавние исследования Российского военно-исторического общества показывают, что в Сандармохе захоронены солдаты Красной Армии, убитые оружием финской армии. Более того, число жертв массовых захоронений не характерно для сталинских гонений», – цитирует Бекмана информационное агентство РИА Новости.

Аргументы, выдвинутые Бекманом, Веригиным и Машиным, находятся в явном противоречии с мнением финских экспертов и с документами финских архивов.

Финская армия, как известно, не расстреливала и не хоронила своих военнопленных в Сандармохе. Наоборот, известно, что в 1937-1938 годах в Медвежьегорске было расстреляно более 900 финнов, ставших жертвами сталинского параноидального политического террора. Список их имен опубликован и, согласно сообщениям российского общества «Мемориал», они захоронены в песчаном карьере урочища Сандармох.

Еще в начале лета Веригин дал понять, что к новым раскопкам присоединится также
финский эксперт по истории военнопленных или по поискам останков павших в войне.

На пресс-конференции в Москве Веригин даже упомянул председателя находящегося в Салла Лапландского общества памяти жертв войны Пекку Мойланена, который якобы готов принять участие в раскопках.
Мойланен рассказал «Илта-Саномат», что он был поражен, когда прочитал в новостях о том, что он собирается присоединиться к раскопкам.
– Я не давал такого обещания, и не собирался туда с самого начала. Я сразу унюхал, что это такая пропагандистская история.

По словам Мойланена, его действительно просили принять участие в раскопках, и он буркнул в ответ многозначительно: «какой интересный случай».

– Однако россияне сразу повернули это в свою пользу, как будто мне было бы интересно поехать с ними в Сандармох. Потом я прочитал в сети, что я якобы собираюсь туда, – отмечает Мойланен.

Пертти Суоминен, председатель Общества памяти жертв войны, говорит, что общество также получило запрос о помощи от Веригина по электронной почте.

По словам Суоминена, общество не участвует в раскопках и не рекомендует этого также отдельным финским поисковикам останков павших воинов.

–  Деятельность нашего общества основана на договоре между Финляндией и Россией, и наша деятельность включает в себя поиск останков финских солдат, погибших в результате Второй мировой войны. В моем понимании, в Сандармохе нет погибших финских солдат, поэтому даже теоретически мы не могли бы участвовать в раскопках.

По словам Суоминена, имеющаяся в финских архивах информация также не поддерживает российскую теорию о том, что в Сандармохе могут быть захоронены расстрелянные финнами советские военнопленные.
– Это пропаганда. Исследователь Антти Куяла уже раньше ответил наилучшим образом на эти обвинения России, и мне нечего добавить к его заявлению, – говорит Суоминен.

Доцент Антти Куяла считает новые раскопки в России заказной работой, направленной в первую очередь против общества «Мемориал», которое исследовало судьбы жертв сталинских репрессий. Таким образом, раскопки имеют более широкую пропагандистскую цель в России, а Финляндия используется в этом деле в качестве одного из посредников.

По словам Куяла, россияне не просили его быть экспертом в раскопках.

– Не просили, и я бы не пошел, даже если бы просили. Финский исследователь только благословил бы действия заказчиков раскопок, не имея возможности никак повлиять, –  считает Куяла.

Куяла подозревает, что на этот раз результаты раскопок были утверждены заранее таким образом, чтобы они удовлетворили заказчиков.

Прошлой осенью при раскопках, проводимых Министерством обороны России и военно-историческим обществом, были подняты останки пяти человек, но результаты анализа останков были раскрыты лишь поверхностно.

В нынешних раскопках к настоящему моменту подняты уже, по словам россиян, останки шестнадцати человек.

– Я уверен, что теперь они найдут то, что хотят найти. Но со стороны сложно определить, были ли эти находки действительно найдены в Сандармохе или, например, привезены туда.

Куяла тщательно исследовал случаи гибели военнопленных в финских войнах, но ни одна из его архивных находок не подтверждает российских утверждений о том, что финны расстреливали военнопленных в Сандармохе.

В Медвежьегорске действительно находились лагеря для военнопленных, но тех, кто там погиб или был застрелен, немедленно хоронили рядом с лагерем, который был далеко от передовой, которая в свою очередь находилась в непосредственной близости от Сандармоха.

– Все это действительно надуманная вещь. Я не думаю, что финны стали бы кого-нибудь привозить в Сандармох для захоронения. Впервые я встретил топоним Сандармох в 2016 году, когда россияне в первый раз представили свою теорию, – сказал Куяла.

«Илта-Саномат» связалась также с профессором Ларсом Вестерлундом и с руководителем по развитию Национального архива Финляндии Дмитрием Фроловым, которые хорошо знакомы с судьбами военнопленных периода Зимней войны и Войны-продолжения.

Ни один из них не участвует в раскопках в Сандармохе, и их даже не просили присоединиться. По какой-то причине российские поисковики не были даже заинтересованы в исследовании судеб военнопленных в архивах Финляндии.

По словам Дмитрия Фролова, российские исследователи могут в любое время посетить Национальный архив Финляндии, чтобы узнать о судьбах советских военнопленных.

По словам Фролова, Финляндия открыла все свои архивы, касающиеся военнопленных, и в 2010-2011 годах карточки военнопленных были также переданы России.

– У Финляндии нет секретов, поэтому мы советуем российским исследователям обращаться в Национальный архив Финляндии. По крайней мере, их здесь еще не видели, – отметил Фролов.

Сборник «Лагеря для военнопленных и гражданские лагеря в период Зимней войны, Войны-продолжения и Лапландской войны 1939–1944 годов», отредактированный Вестерлундом в 2008 году, также доступен для свободного чтения на интернет-странице Национального архива.

В сборнике также перечислены лагеря для военнопленных на советской стороне и лагеря на территории современной России, сведения о смертности, расстрелах и местах захоронений.

Во время Войны-продолжения в Финляндии насчитывалось около 67 000 военнопленных, треть из которых погибла. Более 1 019 человек были отмечены как расстрелянные, но по словам Куяла, фактическое число расстрелянных составляет около 1200 человек.

Во время Войны-продолжения в Медвежьегорске, расположенном недалеко от Сандармоха, находилось три лагеря военнопленных.

Согласно финской информации, в лагере № 31 погибло семь военнопленных, один из которых был застрелен. Тела были похоронены на кладбище лагеря.

Лагерь № 74 также известен как «4-я рота военнопленных». В общей сложности четверо военнопленных погибли, из них трое были расстреляны. Они были похоронены на кладбище роты в Медвежьегорске. По лагерю № 80 не зафиксировано ни одного случая смерти или расстрела.

В 17 километрах к западу от Медвежьегорска в деревне Чебино находился лагерь № 73, также известный как «3-я рота военнопленных». Трое заключенных были расстреляны в лагере и похоронены вдоль дороги ведущей в Кумчозеро. В финских архивах нет записей о других возможных военнопленных, убитых или расстрелянных вблизи Медвежьегорска.

В Национальном архиве имеется также база данных по проекту «Финляндия, военнопленные и выдача советских граждан в 1939-55 гг.», в которой содержится информация о советских военнопленных, погибших в Финляндии во время Войны-продолжения (1941-44 гг.) и о погибших в лагерях для гражданских лиц в Восточной Карелии.

Однако, согласно нынешней «альтернативной теории», в Сандармохе могли быть захоронены до 500 военнопленных, расстрелянных финнами или погибших в финских лагерях. Неизвестно, откуда россияне взяли эту цифру.

Доцент ПетрГУ историк Ирина Такала год назад высказала предположение изданию «Илта-Саномат», что, если бы в Сандармохе действительно были убиты советские военнопленные, они могли быть расстреляны своими после побега или освобождения из финского плена.

Советские органы госбезопасности рассматривали возвращающихся военнопленных как изменников или потенциальных шпионов. По словам Ирины Такала, вполне возможно, что вернувшиеся советские военнопленные сначала допрашивались, а затем расстреливались НКВД в старом знакомом месте, в урочище Сандармох.

 

Upd. 28.08.2019 исправлены опечатки.