01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Память

Памяти Леонида Столовича

Вы здесь: Главная / Память / In Memoriam. Некрологи / Памяти Леонида Столовича

Памяти Леонида Столовича

Автор: А. Алексеев, Электронные СМИ — Дата создания: 12.11.2013 — Последние изменение: 13.11.2013
Сегодня (12 ноября 2013) – девятый день от кончины Почетного профессора Тартуского университета, ленинградца (петербуржца), философа, социолога, культуролога, поэта Леонида Наумовича Столовича (1929-2013). Коллеги и друзья разных поколений сберегут память о том, кто так много для них значил и значит. А. А.

 

См. ранее на Когита.ру:

= Его потеряли Эстония, Петербург, мир

 

Из книги: Алексеев А.Н. Драматическая социология и социологическая ауторефлексия. Том 4. СПб: Норма, 2005, с. 373-376 (электронная версия - http://www.socioprognoz.ru/publ.html?id=216 )

 

А. Алексеев - О. Козиной  (1), декабрь 1999:

 

<…> Как же давно мы не виделись с Леонидом Наумовичем Столовичем!  Я поздравляю Вас с этим «заслуженным собеседником». Вообще, Тарту и его лица, его «аура», легендарные «Кяэрикуские встречи» (2)8 — во многом формировали мое собственное лицо во времена «социологической молодости».  В письмо сейчас не вместятся эти воспоминания. В 60-х — 70-х бывал я в Тарту регулярно и часто. Ну, Ю.М. Лотман и тогда был для меня только «небожителем» (один раз всего-то его и видел…).

А вот тартуская социологическая компания: Юло Вооглайд, Асер Мурутар,

Марью Лауристин (интересно, известны ли Вам эти имена?) и их младшие коллеги были для меня «семьей». Тихий, маленький Тарту — как цветущий оазис научного свободомыслия среди солончаков «управляемой науки».  (В середине 70-х и туда добралась «рука Москвы», разумеется, не без участия «идеологических коллаборационистов»: уникальную социологическую лабораторию Ю. Вооглайда разогнали, самого его исключили из партии; впрочем, это только укрепило наш союз).  Мои тартуские друзья социологии учились у Ядова, а философии (что не менее важно!) — у замечательного человека и ученого, ныне покойного Рэма Блюма (3) , а также — у Леонида Столовича. Философия и социология были тогда «марксистско-ленинскими» (чего избежала только семиотическая школа Лотмана). Но с этим непротиворечиво (противоречиво?) сочетались там — принципиальный антидогматизм и человеческая порядочность.

(Кстати, нельзя ли «возвести» порядочность в ранг философско_этической категории? Может, как-нибудь займетесь этой проблемой?).

В ту пору мы с Л. Столовичем общались (сожалею, что мало). Ну, а потом только читал его превосходные книги по проблематике, которая в советской философии была чем_то вроде Золушки. (Аксиология, в конечном счете, трактует общечеловеческие ценности; не очень совместимо с «классовой моралью» и т. п.)…

Ремарка: «общечеловеческие ценности» или «классовая мораль»? (Л. Столович).

Прерву свое письмо Олесе — цитированием книги Л.Н. Столовича. «Красота. Добро. Истина. Очерк истории эстетической аксиологии» (1994):

«… Возникает вопрос: что же соответствует марксизму — утвержде ние ли приоритета общечеловеческих ценностей или же отрицание этого утверждения?

Существуют разные варианты ответа на этот вопрос. 1. Марксизм изначально признавал приоритет общечеловеческих ценностей, и поэтому “новое мышление” ново лишь в том отношении, что оно избавляет подлинный марксизм от антигуманистических искажений. 2. Марксизм всегда признавал только классовые “ценности”, и приписывание ему положения о приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми — это прямая ревизия марксизма и тем более ленинизма. 3. Марксизм до нынешних времен не признавал приоритет общечеловеческих ценностей, поскольку это было обусловлено определенным уровнем развития человеческого общества. Однако в новых исторических условиях, угрожающих самому существованию человечества, марксизм должен быть переориентирован в духе нового мышления.  На наш взгляд, изучение исторических судеб марксизма показывает, что в нем самом (имеются в виду не только труды его основоположников и “классиков”, но и многочисленных сторонников и пропагандистов) существовали две тенденции: гуманистическая тенденция, предполагающая признание и отстаивание общечеловеческих ценностей, и тенденция приоритета классового интереса над общечеловеческими интересами и ценностями, которые вообще объявлялись иллюзорными, “буржуазным” или “мелкобуржуазным” обманом.

Каким образом возможно сосуществование в марксизме этих двух противоположных тенденций? Марксизм начинался как стремление преодолеть ситуацию отчуждения человека в современном ему буржуазном обществе. Коммунизм представлялся основоположнику марксизма как исторически необходимое общество, устраняющее “самоотчуждение человека”, как снятие противоречий между человеком и природой, человеком и человеком, свободой и необходимостью, индивидом и родом. Этот коммунизм отождествлялся с “завершенным гуманизмом” (см.: Маркс К., Энгельс Ф.  Соч., т. 42, с. 116). Гуманистический характер такого учения, вне зависимости от степени реальности его осуществления, не вызывает сомнения.  Но создатели марксизма стремились к реализации своего общественного идеала и полагали, что освобождение человека и общества должно произойти благодаря революционной деятельности класса, которому нечего терять кроме своих цепей, т. е. пролетариата. Революционный пролетариат начинает мыслиться ими как своего рода мессия, спаситель и освободитель человечества, олицетворение родовой сущности человека, лучший выразитель общечеловеческих интересов, несмотря на то, что процесс отчуждения не мог не исказить и деформировать человеческую сущность и членов этого класса.  Благодаря этой логике, стал возможен и такой поворот мысли: если пролетариат выражает общечеловеческие интересы, то общечеловеческие интересы — это и есть интересы пролетариата, а пролетарская мораль и есть основа общечеловеческой морали. Поэтому пути и пошли многие марксисты, сведя мораль к интересам пролетариата и отрицая тем самым общечеловеческую природу морали и, следовательно, мораль, как таковую. Маркс и Энгельс уже в “Немецкой идеологии” прямо заявляли: “Коммунисты вообще не проповедуют никакой морали…” (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 236).  Таким образом, в самом марксизме обнаруживаются противоположные тенденции… В различных течениях, так или иначе связанных с марксизмом, содержится различное соотношение двух отмеченных тенденций, иногда с преобладанием гуманистической, а иногда — “классовой”. Несомненно то, что сталинизм и ему подобные системы тоталитарного “коммунизма” идейно опирались на абсолютизацию “классового” фактора (под видом рабочего класса здесь отстаиваются интересы нового правящего класса, как его ни называть), в своей антигуманной сущности и практике выходя уже за пределы гуманистического марксизма. Этот урок исторического развития марксистских идей следует иметь в виду при решении проблемы соотношения общечеловеческих ценностей и классовых…».(4) (Декабрь 2000).

…Кстати, обратите внимание на «триадические» названия [книг Л. Столовича. — А. А.]: «Жизнь. Творчество. Человек» (1985), «Красота. Добро. Истина» (1994). А теперь вот, как Вы сообщаете: «Философия. Эстетика. Смех». Вопрос: является ли последняя триада системной [в смысле Р. Баранцева. — А. А.]? Как Вы думаете?

(Пожалуй, смех, в частности, смех над самим собой, — самое человечное из человеческих качеств, а философия слишком серьезна и угрюма…).  В общем, при случае передайте мой привет Леониду Наумовичу: из Питера, через Ульяновск, в Тарту. <…> Вот и встретимся мы с Л. С. на защите О. Козиной, опять же заочно, обоюдными отзывами на «Философско-эстетические аспекты неомифологии Н. К. и Е. И. Рерихов». <…> …Говорят: «Тесен мир!». Иногда возражают: «Не мир тесен, а слой тонок». Но тут — элемент гордыни… Я бы сказал: «Мир — целостен». А одним из эмпирических свидетельств такой целостности является не чaянное пересечение кругов личного и заочного общения — в пространстве и во времени. <…>

 

(1) Олеся Анатольевна Козина – философ и социолог, поэт, кандидат философских наук, В ту пору жила в Ульяновске, ныне – в Москве.

(2) Кяэрику — местечко в Эстонии, где, начиная с 1966 г., на спортивной базе Тартуского университета, происходили ежегодные встречи социологов, на которые съезжались начинающие и маститые ученые со всех концов страны. Первые встречи были посвящены проблемам изучения массовой коммуникации, затем тематика расширилась. Высокий научный уровень и неформальный стиль общения на кяэрикуских встречах, организуемых социологической лабораторией Тартуского университета, сделали их «центром притяжения» как для научной молодежи, так и для научной элиты (исключая «научных чиновников»).  Как справедливо замечено Ларисой Федотовой (одной из участниц тогдашних встреч), Кяэрику в то время стало своего рода «социологической Меккой» (см. Федотова Л. Н. Репутация социолога — репутация социологии // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев, 2005, № 1, с. 19)

(3) Рэм Наумович Блюм (1925-1989), доктор философских наук, профессор Тартуского университета, автор глубоких исследований в области теории революции, нашедших обобщение, в частности, в монографии «Поиски путей к свободе» (Таллинн, 1985). <…>

(4) Столович Л. Н. Красота. Добро. Истина. Очерк истории эстетической аксиологии. М.: Республика, 1994, с. 173-174.

В упоминаемой О. Козиной книге «Философия. Эстетика. Смех» (Тарту, 1999) Л. Столович определяет две вышеуказанные тенденции в марксизме как гуманистическую («утвержденную в «Экономико-философских рукописях 1944 года» его основоположником и не всегда им самим последовательно проводимую») и тоталитарную («идущую от идеи “диктатуры пролетариата” того же Маркса и Ленина, реализованную в “реальном социализме” Сталина, Чаушеску, Пол Пота и т. п. с его идеологическим обоснованием»). См. Столович Л. Указ. соч., с. 165.

**

 

Из некрологов, опубликованных в Эстонии:

 

Эстонская наука понесла утрату. На 85-м году жизни скончался заслуженный профессор Тартуского университета Леонид Столович

…Ушел из жизни Леонид Наумович Столович - один из последних могикан-гуманистов, тех людей, кто входил в славную плеяду могучей кучки тартуских ученых. Перестало биться сердце человека, который написал на многих языках сотни трудов по эстетике, истории философии и аксеологии.

Все его труды, начиная от философских работ и кончая стихами и сборниками еврейских анекдотов, носят гуманистический характер. Все они интересны и не теряют своей актуальности сегодня.

В последние годы Леонид Столович был занят изучением проблем общечеловеческих ценностей, а также вопросами плюрализма и связанное с ним проявлений толерантности в мультикультурных обществах. Плюрализм, предполагающий толерантность, он рассматривал как социальный идеал, имеющий высочайшую ценность, который определяется в народной мудрости: «Если бы все люди тянули в одну сторону, то свет бы перевернулся».

Леонид Столович заботился, чтобы наш «свет не перевернулся», чтобы люди могли отличить «свет» от «тьмы», «добро» от «зла». Он даже принимал активное участие в деятельности Народного Фронта Эстонии, редактировал страницу в газете "Тартуский курьер", выступал на конференциях, писал стихи, собирал и издавал анекдоты - делал все, чтобы люди могли интересно жить и думать, шутить о чем угодно, но только не со своей идентичностью.

Леонид Столович остался в нашей памяти неординарной творческой личностью.

 

Скончался профессор Тартуского университета Леонид Столович

…Его называли легендарной фигурой нашей культуры. Тартуский профессор известен как философ, талантливый сочинитель и автор множества книг. Леонид Столович был близким другом Юрия Лотмана, блестящим оратором и обладателем огромных знаний в области философии и культуры.