01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

НКО

НКО в медиа

Вы здесь: Главная / НКО / Исследования НКО / НКО в медиа

НКО в медиа

Автор: Андрей Рысев, обзор — Дата создания: 28.07.2017 — Последние изменение: 28.07.2017 АСИ
Главное в НКО это то, что они становятся «иностранными агентами» или перестают ими быть, а главными ньюсмейкерами в сфере НКО являются Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Таковы итоги исследований НИУ ВШЭ и ряда других организаций на тему НКО и гражданское общество в СМИ.

Андрей Рысев сделал для MR7.ru обзор последних исследований и комментариев по теме «НКО сквозь призму медиа». Для Когита!ру мы сделали вариант со ссылками на первоисточники.

Полторы недели назад в Москве, в Агентстве социальной информации, точнее в его медиацентре «АСИ-Благосфера» социологи и эксперты третьего сектора обсудили результаты нескольких исследований на тему что, как и почему СМИ рассказывают о некоммерческих организациях и благотворительности. (см. отчёт АСИ). Видеозапись обсуждения, подробнее об участниках в этом анонсе

Директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова представила своё многолетнее исследование (презентация И.В. Мерсияновой). Исследование охватило публикации в СМИ за период с 2012 по 2016 годы. В выборку для анализа вошли 10 012 статей в российских СМИ и 5014 сообщений социальных медиа (см. отчёт АСИ)

На первый взгляд, все выглядит не так уж и плохо: рассматривая динамику и тональность медиаполя, автор презентации отмечает, что наблюдается преобладание позитивных материалов над негативными. Причем рост существенный, примерно с 2013 года.

Однако, при анализе того, чему именно посвящены сообщения СМИ, «мы видим интересную картину. Исследователи выяснили, что гражданское общество и, в частности, благотворительность, в зеркале СМИ — это либо нечто, связанное с государством, либо просто действия самого государства. Например, его решения о регулировании сферы благотворительности, их последствия, а также комментарии чиновников относительно тех или иных событий», — поясняют специалисты АСИ.

И действительно. Максимальное число статей посвящено не благотворительности или деятельности НКО, а сообщениям об «иностранных агентах» (около 700) – собственно принятому закону, а это напрямую связано с властью, попаданием в реестр тех или иных организаций и возникающих в этой связи трудностях.

На втором месте также связанная с государством тема – распределение грантов (228). Немало внимания было уделено тому, что «Левада-центр» отказался от иностранного финансирования, чтобы не попасть в «ино-агенты» и послания президента Федеральному собранию. Далее идет резкий разрыв, и остальные информационные поводы значительно отстают от «топовых».

Директор АСИ Елена Тополева делает свои выводы в отдельной статье на сайте АСИ: «Во-первых, всё «забивают» собой скандальные темы. Сколько бы ни было положительных поводов, к сожалению, трудно ожидать, чтобы даже самые яркие позитивные истории стали популярнее скандальных. Во-вторых, я думаю, что важно познакомить с результатами этого исследования представителей органов государственной власти. Чтобы они понимали, какой резонанс имеют в обществе их высказывания и действия. Мне кажется, что иногда мы все, в том числе чиновники и политики, слабо себе представляем, как наше слово отзовется. И как отзовется наше действие».

Можно заметить и еще один любопытный момент. За годы наблюдений провальным для НКО в медиа стал 2014-й. Революция в Украине, аннексия Крым, война на Донбассе  прессе было не до НКО. Впрочем, уже в 2015-м снова наблюдается рост, даже на ТВ: сначала «Пятый», а затем и «Россия–1» все чаще стали говорить о благотворительности, сборе средств на лечение детей.

Но все равно исследователи заключают, что о гражданском обществе и, в частности, о благотворительности СМИ сообщают в связи с действиями государства — решениями о регулировании сферы, их последствиями, комментариями чиновников относительно тех или иных событий, скандалами и чрезвычайными происшествиями.

Елена Тополева поясняет: «С одной стороны, мы все время просим государство, чтобы оно поддерживало, помогало, создавало условия. Государство действительно играет большую роль. Иногда она контролирующая, а иногда поддерживающая. И, когда речь идет о поддержке, вроде бы как все «за». Но, если государство, пусть даже в целом позитивно, начинает влиять на происходящее в нашей сфере, его действия могут иметь неожиданный резонанс. Вдобавок к этому люди начинают отождествлять то, что делают активные граждане и благотворительные организации, с деятельностью госорганов».

Как итог – рейтинг наиболее упоминаемых в связи с НКО персонажей в России по анализу публикаций. На первом месте – Владимир Путин (2859 упоминаний)на втором – Дмитрий Медведев (719 упоминаний), у обоих преобладают упоминания, связанные с принятыми законами об НКО. 449 упоминаний у Людмилы Алексеевой (преимущественно упоминается в связи с деятельностью СПЧ). Четвертую позицию занимает Алексей Навальный с 380 упоминаниями (подробнее 12 слайд презентации Мерсияновой).

Но, даже если СМИ говорят о собственно деятельности НКО, по большей части это снова тема скандалов. Это наблюдается и в СМИ, и в соцсетях. Ирина Мерсиянова отмечает: «В десятке НКО-лидеров по упоминаниям в социальных медиа в 2016 году все те же фонды, связанные с историями об агентах, Русфонд — в связи со скандалом с семьей Жанны Фриске, фонд «Справедливая помощь» — по причине трагической гибели Доктора Лизы». Основные выводы исследования Мерсиянова формулирует так: «Деятельности некоммерческих организаций на макроуровне практически не видно. Даже фонд «Подари жизнь» не входит в лидерскую десятку. «На передний план выходят политические истории, а работа НКО – это микроистории, — подчеркивает Мерсиянова. – Разных микроисторий очень много. Кого-то, например, интересует деятельность родительских комитетов».

Эту тему авторы иллюстрируют в своем отчете в раскладке по годам:

– Основным информационным поводом 2012 года стало принятие резонансного закона о НКО, требующего присвоения статуса «иностранный агент» некоммерческим организациям, спонсируемым из зарубежных источников и участвующим в том, что признается в РФ политической активностью.

– В 2013 году интерес СМИ к деятельности НКО в России растет, что связано с реализацией закона о НКО, выполняющих функции иностранного агента.

– Знаковые события 2014 года – формирование нового состава Общественной палаты РФ (впервые была применена практика интернет-голосования), назначение Эллы Памфиловой в качестве нового Уполномоченного по правам человека в России, проведение Общероссийского гражданского форума-2014.

– Актуальной темой в СМИ в 2015 году стала законодательная возможность присвоения иностранным и международным неправительственным организациям статуса «нежелательных в России».

Другое исследование по теме благотворительности в СМИ представил проекта «Медиалогия». Данные были собраны с июля 2016 по июль 2017-го годов. Изучалось 41 553 источника «Медиалогии», среди которых  пресса, ТВ, радио, интернет, информагентства. Специалисты отмечают, что наиболее активны за это время были печатные СМИ. На первом месте – газета «Коммерсант» и далее по убыванию «Комсомолка», «МК», «АиФ» и «РБК».

Среди соцсетей о благотворительности и НКО говорят достаточно активно (1,3 млн постов), и почти половину от этого спектра (46%) занимает ВКонтакте. 20% - Фейсбук и 15% у Одноклассников. «В соцсетях среди лидеров постов о благотворительности, например, за июнь Александр Овечкин — с призывом помогать ветеранам, Лиза Арзамасова — с фотографией вместе с бабушкой из дома престарелых», — рассказала Наталия Николаева, заместитель генерального директора компании «Медиалогия». У социальных сетей большой потенциал, и НКО стоит использовать их по максимуму, уверена Николаева.

Исследователи из «Таких дел» в свою очередь проанализировали фандрайзинговые тексты в СМИ различных НКО и обнаружили, что в некоторых фондах, работающих со сложными темами, за несколько лет существенно изменилась направленность: «от просьб о помощи и оправданий они переходят к отстаиванию прав своих подопечных».

Это присутствует, в частности, в текстах фондов «Ночлежка» и «Е.В.А», первый из которых помогает бездомным, а второй – ВИЧ-инфицированным людям. Изменения стилистики наблюдается также у фондов «Линия жизни», «АдВита», «Вера» и фонда Константина Хабенского. «Они начали говорить о системных решениях проблемы, а не только обращаться с просьбами о прямой помощи конкретным людям», — рассказала Елизавета Язневич, руководитель отдела исследований благотворительного фонда «Нужна помощь». Фонд «Вера» например, вынес на обсуждение в публичное пространство проблему обезболивания, а фонд «АдВита» начал говорить о донорстве костного мозга.

Правда и здесь приходится говорить о подходе к теме. Профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна ВШЭ Анна Качкаева. Она утверждает, что для СМИ тема теме рознь. «Нельзя разделять темы и направления благотворительности: вот, деткам помогли — этим можно. А тем, которые в тюрьмах и с ВИЧ — нельзя. Это медийное лукавство: одной рукой гноблю агентов госдепа, а другой — детям помогаю… Если государство продолжит дальше кампанию разоблачения, медиа могут только сопротивляться этому и не писать глупости».

Тем не менее, в апреле 2017 Ирина Мерсиянова в своём исследовании «Волонтерство и участие россиян в деятельности НКО и гражданских инициатив» (презентацию можно скачать здесь) приходит к выводу, что в целом по стране НКО и благотворительность, кажется, прорвали блокаду безмолвия. Проведенное в феврале 2017 года исследование НИУ-ВШЭ показало, что с 2014 года выросла информированность населения (с 79 до 86%); доверие к НКО выросло за три года с 54 до 66%. С другой стороны, о своем участии в деятельности неправительственных и некоммерческих организаций заявили 28% опрошенных (2014 - 19); готовы работать добровольно, не получая денег 50% опрошенных, а делать пожертвования – 47% (подробнее об исследовании). 

 

В тексте использованы публикации сайта АСИ:

Исследование: уровень доверия россиян к деятельности НКО и гражданских объединений вырос до 66%

С макроуровня НКО не видно: исследования благотворительности в зеркале СМИ

Елена Тополева: «Агенты» влияния на журналистов