01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Блог А.Н.Алексеева

Деревенская история. Дело инвалида Великой отечественной войны Желябужского. Часть 7.

Вы здесь: Главная / Блог А.Н.Алексеева / Колонка Андрея Алексеева / Деревенская история. Дело инвалида Великой отечественной войны Желябужского. Часть 7.

Деревенская история. Дело инвалида Великой отечественной войны Желябужского. Часть 7.

Автор: А. Алексеев — Дата создания: 09.06.2013 — Последние изменение: 13.06.2013
Продолжение истории о том, как инвалида войны, 86-летнего жителя новгородской глубинки пытаются «по суду» поместить в стационарное учреждение социального обслуживания (дом престарелых), без его согласия, о тех, кто этому всячески способствует, и о тех, кто этому противодействует.

 

На снимке: Г.Б. Бурдакова, председатель Комитета социальной защиты населения алминистрации Боровичского муниципального района, Новгородской обл.

 

См. ранее на Когита.ру:

Деревенская история. Дело инвалида Великой отечественной войны Желябужского

- часть 1; часть 2; часть 3; часть 4; часть 5, часть 6.

 

Пришла пора ознакомить читателя с документом под названием «Апелляционная жалоба». Жанр, стиль и даже лексика этого документа специфичны и порой трудны для восприятия «простых людей». Но именно на таком русском бюрократическом языке положено писать такие документы, и тут уж ничего не поделаешь.

 

«В Судебную коллегию по гражданским делам Новгородского областного суда

От адвоката Белякова Владимира Геннадьевича, действующего в интересах Желябужского Олега Георгиевича, 1926 года рождения, зарегистрированного в Новгородской области,

Боровичском районе, в деревне Торбасино, дом № 9,

На решение Боровичского районного суда от 05.04.2013 г.

по делу № 2- 579 / 2013 (судья В.Л.Кондратьева)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

5 апреля 2013 г. судьей В.Л. Кондратьевой в Боровичском районном суде Новгородской области принято решение об удовлетворении заявления Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского муниципального  района о  помещении инвалида Великой отечественной войны Желябужского О.Г. в стационарное учреждение социального обслуживания без его согласия.

Данное решение суда принято и доведено до сведения Желябужского с грубыми нарушениями его прав, считаю его незаконным, необоснованным, не мотивированным и не справедливым, в связи со следующим.

1.  В соответствии со ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Эти требования закона в процессе подготовки и рассмотрения дела в суде соблюдены не были, а именно:

1.1. Суд определил 28.03.2013 (л.д. …) - направить заинтересованному лицу копию заявления и предложить представить суду письменные возражения, если они имеются.

Однако никакой копии заявления Желябужский не получал, поэтому и не было направлено в суд  никаких письменных возражений, хотя, как указано в материалах дела Желябужский  категорически отказывался от госпитализации (л.д. …), просил его не трогать (л.д. …).

1.2. Суду известно, что Желябужский обездвижен, не видит (л.д. …). Однако суд не оказал никакого содействия в реализации его права, в соответствии со ст. 48 ГПК РФ, на ведение дела в суде через представителей.

Желябужский считал, что его представителем в суде должен быть профессиональный адвокат, но суд, в нарушение закона, никак этому не содействовал.

1.3. Из вышеизложенного (в деле. – А. А.) о Кавицыне А.А. ясно, что тот мог бы дать ценные показания по сути дела, но суд не создал условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств, не вызвал Кавицына А.А. как минимум в качестве свидетеля.

(А.А. Кавицын – односельчанин О.Г. Желябужского, вот уже в течение ряда лет выполняющий обязанности социального работника, а по существу - повседневно ухаживающий за слепым и обездвиженным; пожилым человеком. – А. А.) /

1.4. Также суд не создал условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств, и по существу препятствовал этому, отказав в ходатайстве сотрудника Комитета социальной защиты населения С.А. Котовой (л.д. …): «…рассмотреть дело с участием Желябужского с выездом на место. Он в  уме, все понимает, хочется послушать его мнение. Не можем лишить его дееспособности».

Такими действиями суд фактически отказал  Желябужскому в  дееспособности.

2. Суд не только не содействовал Желябужскому в установлении фактических обстоятельств дела, но и сам не смог установить важные для дела обстоятельства.

2.1. В феврале 2013 г. по предложению секретаря администрации сельского поселения Опеченский посад Л.А.Сиговой, якобы для оформления прибавки к пенсии, Желябужский  передал ей свой паспорт и удостоверение инвалида. Эти документы ему долго не возвращали, и он получил паспорт обратно 17.04.2013 лишь после своего специального  обращения в прокуратуру от 11.04.2013.

Поскольку копии этих персональных документов без волеизъявления Желябужского появились в деле, можно утверждать, что это сделано с нарушением его прав и скорее для того, чтобы возбудить данное гражданское дело, а не оформлять прибавку к пенсии.

2.2. В письме Боровичской межрайонной прокуратуры от 13.03.2013 по поводу функций органа социальной защиты населения  указано (л.д. …): «… определяет попечительство в форме патронажа, осуществляет помощь в подборе лиц способных к выполнению обязанностей попечителя.

Требую принять меры в соответствии с указанными полномочиями, о результатах доложить в срок до 15.03.2013».

Данное требование прокуратуры не было исполнено. На суде ничего не говорилось о таком важном моменте защиты прав Желябужского. При этом суду известно, что в ПФР социальным работником по уходу за Желябужским, как инвалидом, оформлен Кавицын А.А. (л.д. …), на которого Желябужский никогда не жаловался (л.д. …) и, с которым у него (Желябужского)  доверительные отношения (л.д. …).

(Уже после суда, а именно - 22.04.2013, до нас дошла пока не проверенная информация о том, что Кавицыну А.А. теперь оформляется попечительство в форме патронажа над Желябужским).

2.3. Как выяснилось недавно, Желябужский на протяжении по меньшей мере одного года и 4-х месяцев получает пенсию более чем на 10 000 рублей в месяц меньше того, что ему полагается как инвалиду Великой отечественной войны, с инвалидностью первой группы (об этом нам стало известно от А.А. Кавицына, который, в свою очередь, ссылается на работника местной администрации).  Складывается впечатление, что вся эта затея с помещением Желябужского в стационарное учреждение социального обслуживания без его согласия, с изъятием паспорта и т. д., была рассчитана, в частности,  на то, чтобы Желябужский никогда об этом факте не узнал.

Однако на суде об этих фактах никто не говорил, никто не интересовался причинами того, почему так долго Желябужский не получает положенной пенсии.

3. Понимая сложности, связанные с поездками А. Кавицына к Желябужскому, для его обслуживания, дважды в день, из дер. Горбино в дер Торбасино, а также в интересах улучшения собственного положения, Желябужский принял предложение А.А. Кавицына о переезде к нему в дом,  в специально подготовленное для него, благоустроенное  жилое помещение, и 11 апреля такой переезд в дер. Горбино был организован добровольными помощниками Желябужского (местными жителями и специально приехавшей из Санкт-Петербурга, по его просьбе, О.А. Новиковской).

Тем самым устранено главное, выдвигаемое в заявлении Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского муниципального района основание для помещения Желябужского в социальное учреждение социальной защиты, без его согласия, а именно: неблагополучие условий его местопребывания в деревне Торбасино. (Выделено мною. – А. А.)

4. 9 апреля 2013 г. глава администрации сельского поселения Опеченский посад А.В. Никитин, в присутствии местных жителей Кавицина А.А. и Иванова Д.М., зачитал только резулятивную часть решения Боровичского районного суда от 5.04.2013, без указания даты его принятия, фамилии судьи, номера дела, и отказался передать копию этого решения О.Г. Желябужскому. Тем самым были созданы искусственные препятствия для подготовки настоящей апелляционной жалобы, которую пришлось упреждать предварительной апелляционной жалобой от 11.04.2013.

В связи с изложенным, на основании ст.322, п.п.1, 3 п.1 ст. 330   ГПК РФ,

Прошу:

Отменить решение судьи В.Л. Кондратьевой от 5.04.2013 по делу № 2- 579/2013.

Беляков В.Г.                                                        

23 апреля 2013 г.»

 

Даже если читатель не слишком вчитывался в строки официального документа, он мог понять, что:

- ныне действующее российское законодательство предусматривает возможность такого «частичного ограничения прав», при котором в некоторых, оговоренных законом,  случаях ДЕЕСПОСОБНОГО  пожилого человека помещают ВОПРЕКИ ЕГО ВОЛЕ, в так называемое стационарное учреждение социального обслуживания (попросту говоря – в дом престарелых), и это как раз – случай О.Г. Желябужского;

(См. об этом подробнее в части 1 нашего повествования).

- предпринимается такое «насильственное благодеяние» обычно по (исковому) заявлению органа социальной защиты населения муниципальной власти, как правило, при активном участии администрации по месту жительства пожилого человека, особенно если дело происходит в сельской местности, в глубинке.

Ну, о «подвигах» сотрудников администрации сельского поселения Опеченский посад - ее председателя А.В. Никитина и секретаря Л.А. Сиговой - мы подробно рассказывали в предыдущих частях нашего «сериала». Пришло время приглядеться внимательно к линии поведения Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского муниципального района.

И ранее в Боровичском районном суде, и в предстоящем заседании Новгородского областного суда, где должна рассматриваться вышеприведенная апелляционная жалоба, противостояние сторон может быть определено как «Орган социальной защиты населения Боровичского района, Новгородской области, против инвалида Великой отечественной войны О.Г. Желябужского».

На суде в Боровичах от Комитета социальной защиты населения представительствовала его сотрудник С.А. Котова. Она же посещала ветерана в порядке обследования его жилищных условий (новых жилищных условий – после переезда в дом социального работника А. Кавицына, в деревню Горбино).

Также – именно Комитет социальной защиты населения администрации Боровичского района был занят оформлением «прибавки к пенсии» инвалиду Великой отечественной войны, с чем подзадержался на полтора года (так что официально признанный и, как говорят, только что погашенный долг государства ветерану составил около 250 тыс. руб.)

Наконец, именно названный орган социальной защиты населения ныне  занялся оформлением попечительства в форме патронажа над слепым и лежачим инвалидом в лице все того же А.А. Кавицына, который таковое попечительство осуществляет фактически на протяжении уже нескольких лет.

Вопрос: какова польза от всей этой «защиты и заботы» тому, чьи интересы данный орган вроде призван защищать, а пока с ним  судится. Ну и насколько совпадают интересы и действия этого муниципального органа с интересами и действиями других властных институций (будь то администрация Опеченского сельского поселения, Боровичскаяй межрайонная прокуратура, о которой речь еще впереди, да и сам Боровичский районного суда).

Ну, забегая вперед, скажем: вместо пользы тут явный вред, а вот совпадение с линией поведения других местных чиновников – полное. Но вернемся к последовательному изложению событий.

В конце апреля с. г. судья В.Л. Кондратьева направила копии апелляционной жалобы адвоката Белякова, представляющего интересы  О.Г. Желябужского, в три адреса: Боровичскую межрайонную прокуратуру, в администрацию сельского поселения Опеченский посад и в Комитет социальной защиты населения администрации  Боровичского муниципального района, с предложением, в срок до 17 мая,  «предоставить» свои возражения на эту жалобу.

К 17 мая ответов из названных инстанций не поступило, и срок как будто был продлен. Но и после этого «возражения», как стало известно из телефонного разговора с сотрудником Боровичского суда Т.В. Мягковой, поступили только от боровичского Комитета социальной защиты населения. Возникла непростая проблема ознакомиться с этими возражениями.

 

«174411, Боровичи, 9 Января ул., д. 27

тел/факс (81664) 4-15-22

e-mail:  km_borov@novgorod.net

Комитет социальной защиты населения администрации Боровичского муниципального района

Председателю Комитета Бурдаковой Галине Борисовне

От адвоката Белякова В.Г. и Новиковской О.А.,  представляющих интересы инвалида

Великой отечественной войны Желябужского О.Г.

   Уважаемая Галина Борисовна!

Обращаемся к Вам с письмом, которое будет отправлено параллельно электронной и обычной почтой. Будем признательны, если Вы ответите оперативно, электронным письмом.

Как известно, 05.04.2013 , по заявлению Комитета социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального района, Боровичским районным судом было вынесено решение о помещении Желябужского О. Г. в стационарное учреждение социального обслуживания, без его согласия. Желябужский, при участии адвоката, обжаловал это решение, и апелляционная жалоба по делу № 2-579/2013  должна теперь рассматриваться в Новгородском областном суде.

Как нам известно, из материалов дела, судья Кондратьева В.Л. 26 апреля 2013 года адресовала копию поданной адвокатом Желябужского (Беляковым В.Г.) апелляционной жалобы - в Комитет социальной защиты населения Боровичского района, предлагая Комитету представить свои возражения. Ответ из Комитета социальной защиты населения на этот запрос судьи, как нам сообщено в суде,  был получен и приобщен к делу.

К сожалению, дело № 2-579/2013  было отправлено из Боровичского суда в Новгородский суд  30 мая 2013 года - раньше, чем мы смогли ознакомиться с ответом, выражающим позицию Комитета социальной защиты населения Боровичского района в связи с апелляционной жалобой по данному делу. На сегодняшний день мы не располагаем копией упомянутого документа, от которого существенно зависят наши дальнейшие действия,

С учетом сказанного, убедительно просим Вас выслать нам, доверенным лицам  Желябужского О.Г., копию возражений (или, может быть, отказа от возражений) Комитета социальной защиты населения Боровичского муниципального района на апелляционную жалобу по делу № 2-579/2013.

В любом случае, просим информировать нас о позиции по данному делу, занимаемой Комитетом социальной защиты населения Боровичского района  В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ.

Просим ответить по адресу: <…> Новиковской Ольге Андреевне и / или по электронному адресу: <…>

Адвокат Беляков В.Г.

Новиковская О. А.

2.06.2013».

 

Ответ по электронной почте не заставил себя ждать:

 

«Исх. № 1138  от 3 июня  2013 г. 

Адвокату Белякову В.Г. и Новиковской О.А.

198259, г. Санкт-Петербург, <…>

Уважаемая Ольга Андреевна!

Комитет социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального района Новгородской области в ответ на Ваше обращение от 02.06.2013 в отношении Желябужского О.Г. сообщает, что затребованные Вами документы направлены в Ваш адрес 31.05.2013 г. Боровичским районным судом.

Председатель комитета  Г. Б. Бурдакова»

 

Ну, Ольга Новиковская сочла уместным поблагодарить за ответ, хотя бы тот и был уклончив:

 

«km_borov@novgorod.net

Комитет социальной защиты населения Администрации Боровичского  муниципального района Председателю Комитета Бурдаковой Галине Борисовне

От Новиковской О.А., представляющих интересы инвалида

Великой отечественной войны Желябужского О.Г.

    Уважаемая Галина Борисовна!

Благодарю за оперативный ответ на наше письмо от 2.06.2013..

К сожалению, из этого ответа невозможно судить о том, какова нынешняя позиция Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского муниципального района по делу О.Г. Желябужского. Мы ведь не просто запрашивали некий документ, а просили «в любом случае информировать нас о позиции по данному делу, занимаемой Комитетом в настоящее время».

То есть нас интересовало, сохраняется ли позиция, выраженная еще в мартовском заявлении Комитета в Боровичский народный суд или же, с учетом новых обстоятельств, она претерпела какие-либо изменения.

Тем более, что сотрудник возглавляемого Вами департамента Светлана Котова еще больше месяца назад (25.04.2013) заявила в интервью Новгородской интернет-газете «Ваши новости»: «Мы надеемся, что помещать ветерана в дом престарелых, куда он не хочет, всё-таки не придётся». (См. часть 6 настоящего повествования. – А. А.) )  

Примерно такую же позицию занимает и председатель комитета социальной защиты населения Новгородской области Галина Ефремова: «В конце концов, если даже судебное решение останется в силе, но пожилой человек, находясь в здравом уме, не желает переезжать в дом престарелых, силой его туда, я думаю, не повезут». (См. часть 6 настоящего повествования. – А. А.).

С учетом заявленного, естествен наш интерес к тому, как эта позиция реализовалась в последних шагах Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского района в этой связи.

Что касается позиции  нашего доверителя (О.Г. Желябужского), то она Вам известна и выражена в апелляции на решение Боровичского суда от 5.04.2013, за подписью адвоката В. Белякова (см. выше. – А. А.), которая была переслана в ваш департамент с сопроводительным письмом судьи В.Л. Кондратьевой от 26.04.2013.

Было бы любезно с Вашей стороны оперативно информировать и нас о позиции Комитета.

Но хоть это и не состоялось, для нас ценной является документированная информация о том, что подготовленный стороной заявителя (Комитета) документ по делу № 2-579/2013, который нас особенно интересует, направлен в наш адрес Боровичским районным судом (в чем до сих пор у нас уверенности не было). Надеюсь, эта информация достоверна.

О.А. Новиковская. СПб. 4.06.2013».

 

Зная, что скорость доставки почтовых отправлений в наше время порой меньше, чем двести лет назад, доверенные лица Желябужского приготовились к долгому ожиданию.  И вдруг… 6 июня О. Новиковская обнаружила в своем почтовом (не электронном!)  ящике письмо, отправленное из Боровичского суда, судя по штемпелю на конверте, правда, не 31 мая, а 3 июня (понедельник). Но скорость доставки прямо-таки курьерская.

В письме содержалась копия «возражений» из Комитета социальной защиты населения администрации Боровичского района и сопроводительное письмо судьи В.Л. Кондратьевой с перечислением всех адресов рассылки этого документа, а именно:

в Новгородский областной суд; в Комитет социальной защиты населения;  Новиковской О.А.; Белякову В.Г.;  в администрацию Опеченского сельского поселения; представителю ОАУСО «Боровичский центр социального обслуживания»; Боровичскому межрайонному прокурору К.А. Пешко.

 

«В судебную коллегию по гражданским делам Новгородского областного суда:  173021, г. Великий Новгород, ул. Нехинская, д. 55, ст. 1

через Боровичский районный суд  174400, Новгородская область, г. Боровичи, ул. С. Перовской, д. 72а

Заявитель: комитет социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального р-на. 174400, Новгородская область, г. Боровичи, ул. 9 января, д.27, (816)415-22

Лицо, в отношении которого подано заявление: Желябужский Олег Георгиевич

Адрес регистрации и проживания: Новгородская область Боровичский район, д. Торбасино, д. 9

ВОЗРАЖЕНИЯ НА АПЕЛЛЯЦИОННУЮ ЖАЛОБУ

На решение Боровичского районного суда от 05.04.2013 года по

гражданскому делу № 2-579/2013.

   Решением Боровичского районного суда Новгородской области от 05.04.2013 года заявление Комитета социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального р-на о помещении в стационарное учреждение социального обслуживания гражданина Желябужского О.Г. без его согласия удовлетворено.

Данное решение принято на основании объективных сведений (актов, заключений и свидетельских показаний), подтверждающих неспособность Желябужского О.Г., инвалида 1 группы, удовлетворять свои жизненные потребности, отсутствие надлежащего ухода за ним и наличие угрозы состоянию его здоровья и жизни при дальнейшем нахождении в таковых условиях проживания. На момент рассмотрения гражданского дела он проживал один в доме, находящемся в аварийном состоянии и не пригодном для проживания, в антисанитарном состоянии.

В апелляционной жалобе на решение суда, поданной в интересах Желябужского О.Г, предъявляются необоснованные претензии в адрес Комитета социальной защиты населения о невыполнении требований  прокуратуры о назначении попечительства в форме патронажа. Прежде чем  обратиться в суд, комитет социальной защиты населения предложил Администрации Опеченского сельского поселения подобрать кандидата в попечители, а так же было предложено и Кавицину А.А. оформить заявление о попечительстве. Однако в связи с тем, что Желябужский О.Г. отказался переезжать к Кавицину А.А. (здесь и далее - неправильное написание фамилии. На самом деле: «Кавицын»! – А. А.), последний не согласился стать попечителем, Других кандидатов в попечители не было. Обращение в суд стало крайней мерой.

После ознакомления с решением суда 11.04.2013 года Желябужский О.Г. переехал в дом Кавицина А.А. по адресу :Боровичский район, д. Горбино, д. 39.

Желябужский О.Г. и Кавицин А.А. 13.05.2013г. обратились в комитет социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального р-на с заявлением о назначении попечительства в форме патронажа. Условия проживания Желябужского А.А. (так в документе! – А. А.) обследованы уполномоченным специалистом комитета совместно с представителем территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Новгородской области в Боровичском районе. В результате данного обследования условия жизни Желябужского О.Г. в настоящее время признаны удовлетворительными и соответствующими государственным санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам.

По поводу единовременных денежных выплат как инвалиду ВОВ, комитет поясняет, что еще до обращения в суд приняты меры для получения выплат Желябужским О.Г. – из Пенсионного фонда были запрошены все недостающие документы, предложено произвести замену удостоверения Инвалида ВОВ, так как оно не соответствовало назначенной группе инвалидности.

Только после решения суда Кавициным А.А. были надлежащим образом оформлены доверенности на предоставление  единовременных денежных выплат Желябужскому О.Г. как инвалиду ВОВ. Все предусмотренные законодательством выплаты Желябужскому О.Г. назначены и выплачиваются.

Обращаем внимание суда на то, что независимо от места нахождения Желябужского О.Г., дома или в учреждении социального обслуживания, все назначенные выплаты он будет получать. Разница может быть только в одном: качество жизни и ухода инвалида ВОВ. При этом при содержании в учреждении социального обслуживания государством тратятся дополнительные денежные средства на обслуживание граждан и сохраняются личные сбережения, а при нахождении дома тратятся все  личные средства инвалида ВОВ.

Председатель комитета  \подпись\  Г.Б. Бурдакова».

(Круглая печать Комитета социальной защиты населения Администрации Боровичского муниципального р-на)

 

Документ интересный и, в известном смысле, даже показательный.

Во-первых, несмотря на название («Возражения на апелляционную жалобу»), возражений по существу тут, собственно, нет. Это скорее самооправдания и попытка представить себя (кому? Новгородскому областному суду?) в выгодном свете.

Иначе говоря, возражает г-жа Бурдакова составителю апелляционной жалобы только там и тогда, где и когда дело касается роли Комитета социальной защиты населения в этой истории, а составитель жалобы предъявляет к Комитету, как она считает, «необоснованные претензии».

Мол, решение Боровичского суда принято «на основании объективных сведений», (которые ему, т. е. суду, поставлял, в частности, боровичский Комитет социальной защиты населения; заметим, ни одного свидетеля, кроме должностных лиц, на суд не приглашали; сам Желябужский о суде был осведомлен практически накануне; понятно, что лично он присутствовать на суде не в состоянии, но и доверить кому-либо представлять в суде свои интересы, включая адвоката, успеть не мог).

Про социального работника А.А. Кавицына ложно утверждалось в одном из актов, представленных Комитетом социальной защиты населения в суд, будто тот навещает слепого и обездвиженного ветерана в соседней деревне дважды в неделю (на самом деле – в холодное время года дважды в день!). Один из актов, где уход Кавицына за инвалидом определен как неудовлетворительный (важный аргумент для суда!), доверчиво подписан самим Кавицыным. Однако не следует забывать, что он, как и большинство деревенских жителей, человек от начальства зависимый и поперек не скажет. Правда, если уход за ветераном осуществлял Кавицын, и, по мнению Комитета социальной защиты населения плохо, то почему же тогда предлагали ему стать попечителем в форме патронажа? Нестыковочка в документе!

Г-жа Бурдакова пишет: «Обращение в суд  стало крайней мерой». Вот так сумели позаботиться чиновники из Комитета социальной (якобы) защиты населения, о «подведомственном» им 86-летнем инвалиде Великой отечественной войны.

Как известно, 11 апреля, через неделю после решения Боровичского суда о принудительном (будем называть вещи своими именами) помещении Желябужского в дом престарелых («для его же блага», как демагогически заявляют местные чиновники), ветеран уступил просьбам своих действительных доброжелателей и защитников и согласился на переезд в соседнюю деревню, в дом своего социального работника (ныне как будто официально обретшего полномочия попечителя в форме патронажа) А.А. Кавицына. И такой переезд состоялся.

Кто это все устроил? Приехавшая из Петербурга, ныне – доверенное лицо Желябужского – Ольга Новиковская. Кто этому фактически препятствовал?  Местная, Опеченская администрация (о чем шла речь в предыдущих частях нашего повествования). А Комитет социальной защиты населения администрации Боровичского района? Был в стороне. Если не считать присылки комиссии, в лице своего сотрудника С. Котовой и сотрудницы Боровичского «Центра социального обслуживания».

И то, комиссия «поиграла на нервах» старика и ухаживающих за ним Андрея Кавицына и живущего по соседству Дмитрия Иванова (последний делает это совершенно бескорыстно), заявив, в их присутствии, что и новые жилищные условия Желябужского являются неудовлетворительными (будто бы ввиду отсутствия водопровода и центрального отопления; это в деревенском-то  доме!). Ну, правда, теперь, подумавши, социальные защитники из Боровичской администрации сочли эти новые условия удовлетворительными, о чем и информировали Новгородский областной суд.

В документе Комитета социальной защиты населения умалчивается, что определенная часть пенсии ветерана  (правда, небольшая, по сравнению с размерами полагающихся ему выплат) в условиях стационарного учреждения социального обслуживания подлежит удержанию: мол, все личные сбережения сохраняются на его счете. А вот «при нахождении дома» - «все  личные средства инвалида ВОВ тратятся».

Оно бы и неплохо сберегать личные денежные средства «на сберкнижке». Вопрос – для кого?  Каких-либо крупных приобретений ветеран, в свои 86, делать не собирается. Наследников у него, насколько известно, нет. (Правда, живущая где-то на Дальнем Востоке дочь инвалида навещала его несколько десятилетий назад). Так для кого копить? Чтобы осталось государству? Это еще в лучшем случае. А в худшем – подделать завещание слепого человека недолго.

Так что ветеран по большому счет прав, отказываясь от накопительства, чтобы обеспечить себе по-настоящему добросовестный и ДОМАШНИЙ уход.

На этом завершим наш комментарий к документу, произведенному в боровичском Комитете социальной защиты населения, - документу в сущности самоизобличительному и постыдному. Ибо в нем нет главного: честной, не увертливой  позиции и готовности отказаться от своего во всяком случае устаревшего (искового) заявления, которое было два месяца назад удовлетворено решением Боровичского районного суда.

Это ж надо умудриться – написать «возражения» против апелляционной жалобы, в которых обойти стороной согласие / несогласие с тем, чтобы эта жалоба была удовлетворена Новгородским областным судом! Мол,  пусть суд решает, а мы, профессиональные (административные) «социальные защитники» – тут не причем. Лишь бы к нам не было претензий.

 

А. Алексеев. 8.06.2013.