01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Блог А.Н.Алексеева

Петербургское «Яблоко»: события внутрипартийные с резонансом вовне

Вы здесь: Главная / Блог А.Н.Алексеева / Колонка Андрея Алексеева / Петербургское «Яблоко»: события внутрипартийные с резонансом вовне

Петербургское «Яблоко»: события внутрипартийные с резонансом вовне

Автор: Андрей Алексеев — Дата создания: 09.12.2012 — Последние изменение: 10.12.2012
Участники: Сайт СПб отделения партии "Яблоко", петербургские СМИ
«8 декабря Бюро партии ЯБЛОКО приняло решение об исключении из рядов партии целого ряда членов Санкт-Петербургского отделения, ранее входивших в его руководящие органы. Это решение было нелегким и вынужденным. Но необходимым» (Из сайта СПб отделения партии «Яблоко»).

 

 

Во избежание продолжения пересудов на эту тему, продолжавшихся ровно год, нам показалось целесообразным воспроизвести здесь материалы с сайта Санкт-Петербургского отделения «Яблока», подробно описывающие все, что предшествовало вчерашнему решению федерального бюро партии. Точка зрения исключенного из партии бывшего лидера  СПб  отделения «Яблока» Максима Резника, также нами представлена.. Определенное (я бы сказал, не беспристрастное) отображение это событие получило и на популярном питерском портале «Фонтанка.ру».

Кому небезынтересны эти вроде бы внутрипартийные «разборки», впрочем, достаточно общезначимые, – читайте, сравнивайте, судите сами. А. Алексеев. 9.12.2012.

 

Из сайта СПб отделения партии «Яблоко»:

Для «ЯБЛОКА» неприемлемы любые формы фальсификаций и подлога на выборах

08.12.2012 - 21:36

За фактическое согласие с фальсификациями при подсчете голосов на выборах депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга 4 декабря 2011 года и поддержку членов партии «ЯБЛОКО», получивших подложные мандаты, сотрудничество с участниками фальсификаций, отказ от политической оценки этих фальсификаций из «ЯБЛОКА» исключены 22 члена петербургского отделения.

Документально подтверждено, что фальсификации на выборах в декабре 2011 года, в числе прочего, были направлены и на увеличение числа голосов в пользу кандидатов от партии «ЯБЛОКО» Ольги Галкиной и Вячеслава Нотяга. Они отказались выполнить решение партии и не сложили депутатские мандаты.

 Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг - близкие друзья экс-председателя петербургской организации Максима Резника. Галкина руководила его избирательной кампанией, а Нотяг является директором школы, где Резник преподает. Руководствуясь этими сугубо личными и узкогрупповыми интересами, люди из ближайшего окружения М. Резника фактически поддержали отказ О. Галкиной и В.Нотяга сдать мандаты и объявили фальсификаторам благодарность, когда те вынуждены были выйти из партии.

 С этим решительно не согласилась значительная часть членов Петербургского «ЯБЛОКА». Дискуссия шла в течение года. Вопрос был вынесен на общепартийный съезд, который признал, что даже косвенное соучастие в фальсификациях итогов выборов и публичная поддержка таких действий наносит партии значительный политический ущерб, разрушая представление граждан о партии, как о политической организации, которая отстаивает принципы законности и справедливости, борется за честные выборы.

 По мнению членов Бюро, часть членов петербургской организации, несмотря на длительные подробные обсуждения и объяснения, так и не захотела понять, что фальсификации и подлоги принципиально неприемлемы независимо от того в чью пользу их осуществляют власти.

Бюро РОДП «ЯБЛОКО» крайне сожалеет о случившемся, но принять иное решение не представляется возможным - ни по совести, ни по Уставу.

 Исключаемые из партии многократно имели возможность объяснять свою позицию на съездах Партии, заседаниях Бюро и партийного Арбитража.

 Более развернуто позиция Бюро изложена здесь.

**

Почему Бюро «ЯБЛОКА» исключило из партии некоторых членов Санкт-Петербургского отделения

08.12.2012 - 21:44

8 декабря Бюро партии ЯБЛОКО приняло решение об исключении из рядов партии целого ряда членов Санкт-Петербургского отделения, ранее входивших в его руководящие органы. Это решение было нелегким и вынужденным. Но необходимым.

Иное решение означало бы, что в партии, которая всегда выступала против фальсификаций на выборах, могут оставаться люди, готовые согласиться с фальсификациями, если они были совершены в пользу их друзей. Или привели к тем результатам выборов, которые их больше устраивают.

Почему партия была вынуждена принять такое решение?

4 декабря 2011 года, на выборах в Законодательное Собрание, ЯБЛОКО получило 12.4% голосов избирателей и право на шесть депутатских мандатов.

 На самом деле, результат партии выше – по данным независимых подсчетов протоколов голосования, выданных кандидатам и наблюдателям на избирательных участках, он составляет 13.85% и дает право на семь мандатов.

Таким образом, один мандат был у ЯБЛОКА украден в результате махинаций избирательных комиссий прямо при подсчете голосов в ночь с 4 на 5 декабря.

Выборы проходили по пропорциональной системе. Шесть указанных мандатов должны были получить Григорий Явлинский – как лидер избирательного списка, и пять кандидатов от ЯБЛОКА, в округах (территориях) которых ЯБЛОКО набрало наибольшее число голосов. И уже к вечеру 5 декабря эти данные были вывешены на сайте Городской избирательной комиссии.

Однако, затем в течение недели Горизбирком не утверждал общие итоги выборов. Почему это происходило, стало понятно позднее: все это время велась «корректировка» результатов выборов. Как с целью увеличения числа мандатов для «Единой России», так и с целью изменения персонального состава будущих депутатских фракций – путем изменения процента голосов, поданых за партии на разных территориях.

Общие итоги выборов были утверждены только через неделю – 12 декабря. И в таком виде, что изменился состав всех фракций: в нем появились другие депутаты. В том числе, на «проходных» местах в списке ЯБЛОКА появились Ольга Галкина и Вячеслав Нотяг, по ранее обнародованным (и не подвергавшимся сомнению с их стороны) данным, занимавшие «непроходные» места.

Для этого в ночь с 11 на 12 декабря были изменены данные об итогах голосования по территориям, где баллотировались Галкина и Нотяг. По сравнению с первичными протоколами, на нескольких участках им приписали значительное число голосов, увеличив процент голосов за ЯБЛОКО в одном случае с 14% до 38%, в другом – с 11% до 42%, в третьем – с 4% до 53%. Никогда ранее на выборах такого не было – никогда ЯБЛОКУ не приписывали голоса.

О том, что подобное мошенничество готовится, членов бюро петербургского ЯБЛОКА предупредили 11 декабря, после чего бюро собралось на внеочередное заседание. Большинство членов бюро сочли такую возможность маловероятной и в нее не поверили. Но утром 12 декабря Горизбирком огласил именно такие итоги выборов, после чего петербургское бюро собралось еще раз.

Теперь – очень важный момент. Планы фальсификаторов по изменению состава фракции ЯБЛОКО могли быть сорваны простым путем. Для этого было достаточно, чтобы те, кто незаслуженно получил депутатские мандаты, отказались от них. И неважно, кто именно должен был получить мандаты после их отказа – принципиально только то, что на них не имели никакого права претендовать Галкина и Нотяг.

 Если бы бюро петербургского ЯБЛОКА заняло по этому вопросу единую позицию, и консолидированно предложило бы Галкиной и Нотягу сдать чужие мандаты, то вся дальнейшая ситуация развивалась бы совершенно иначе. Во-первых, увидев такую позицию товарищей по партии, Галкина и Нотяг, возможно, приняли бы решение отказаться от мандатов. Во-вторых, не произошло бы внутреннего конфликта в петербургской организации.

 К большому сожалению, такого не случилось. На заседании бюро петербургской организации 12 декабря немалая часть его членов выступила за то, что Галкина и Нотяг могут сохранить за собой мандаты. То есть, по сути – согласились с фальсификацией итогов выборов.

 Бюро партии ЯБЛОКО своим решением от 18 декабря 2011 года расценило такую позицию, как соучастие в фальсификации. Также Бюро партии решило, что «члены партии, ставшие депутатами в результате мошеннических действий избирательной комиссии, обязаны отказаться от депутатских мандатов». Это решение было принято практически единогласно, но оно не было выполнено: Галкина и Нотяг не отказались от мандатов, а в петербургской организации разразился серьезный кризис.

 Позиция большинства партии ЯБЛОКО, позиция ее лидеров, позиция руководящих органов партии с самого начала этого кризиса была ясной и четкой: ЯБЛОКО не может мириться ни с какими фальсификациями на выборах, никогда не позволит себе отойти от нашей приверженности честной политике. При этом ЯБЛОКО в Петербурге оказалось единственной партией, которая не смирилась с манипуляцией составом своей фракции, и потребовала от своих членов сдать незаслуженно полученные мандаты.

 Позиция немалой части членов руководящих органов петербургского ЯБЛОКА (все последние годы неизменно поддерживавших бывшего председателя организации Максима Резника), к сожалению, оказалась другой.

 Руководствуясь, - что ими даже и не скрывалось, - личными симпатиями к Ольге Галкиной и Вячеславу Нотягу, они заявили, что Галкина и Нотяг должны оставить у себя депутатские мандаты, потому что «они хорошие товарищи», «много сделали для партии», «участвовали в массовых акциях», «давали деньги на ремонт партийного офиса». И вообще, «все равно», кто будет депутатом – главное, чтобы партия получила положенное ей число мандатов.

 Это совершенно неприемлемая для партии логика.

 Да, партии, выдвигавшей список, где были собраны достойные кандидаты, действительно не так и важно, кто именно из них будет депутатом. Но ей не «все равно», что ее кандидаты соглашаются взять от власти фальсифицированные мандаты. Не «все равно», что власть делает депутатами личных друзей председателя петербургской организации. Не «все равно», что эти сфальсифицированные депутаты категорически отказываются сдать мандаты, а в нежелании это сделать их всячески поддерживают другие друзья и сторонники председателя.

 Эта ситуация обсуждалась в петербургской организации на протяжении нескольких месяцев. 21 декабря 2011 года бюро петербургского ЯБЛОКА приняло решение рекомендовать Галкиной и Нотягу отказаться от мандатов, полученных нечестным путём. Решение (на бюро присутствовал лидер фракции Григорий Явлинский) было принято лишь незначительным большинством голосов при сильнейшем сопротивлении целого ряда членов бюро.

 В дальнейшей кампании по защите Галкиной и Нотяга вместе с этими членами бюро участвовали и члены Регионального совета. Они после отказа Галкиной и Нотяга сложить мандаты, на конференции петербургского отделения ЯБЛОКА в феврале 2012 года выступили против их исключения из партии. Они после выхода Галкиной и Нотяга из партии (за день до неминуемого их исключения на заседании Бюро партии ЯБЛОКО в Москве) объявили им благодарность по итогам их работы в ЯБЛОКЕ. Они направили на съезд Партии в июне 2012 года коллективное письмо с оскорблениями тех членов бюро петербургского отделения, которые настаивали на сложении мандатов Галкиной и Нотягом. И до сих пор ни в чем не изменили свою позицию, хотя у них было множество возможностей это сделать.

 Их уверенность в своей правоте не поколебал даже процесс в Кировском районном суде, где оспаривались (как сфальсифицированные) результаты выборов депутатов Законодательного Собрания по территории, где баллотировалась Галкина.

 В последний день суда, в июне 2012 года, представители Горизбиркома предъявили заявление за подписью Галкиной, датированное утром 5 декабря. В этом заявлении Галкина требовала провести пересчет голосов на четырех избирательных участках (именно на них впоследствии результаты ЯБЛОКА вдруг выросли в несколько раз), и заявление, где она сообщала, что уведомлена о времени и месте пересчета. Это кардинально расходится со всеми ее прежними заявлениями - о полном неведении относительно причин изменения итогов голосования (которое она называла «чудом») и возложении всей ответственности за эту фальсификацию на Горизбирком. Выходит, сговор с властью все же имел место, и Галкина принимала в «чуде» самое деятельное участие? Дать другой ответ, увы, невозможно.

 Если на следующих выборах повторится то же самое – перетасовка властью состава фракции ЯБЛОКО в пользу тех, кто им симпатичен, то можно не сомневаться: те, кто в течение этого года поддерживал Галкину и Нотяга, опять это одобрят. Как, зная это другие «яблочники» (выступавшие против согласия с такой перетасовкой в декабре 2011 года), будут участвовать вместе с ними в выборах? И как потом объяснять, что ЯБЛОКО борется за честные выборы?

 Партия может существовать только в условиях доверия ее членов друг другу. Такого доверия сегодня в петербургской организации нет. И надо ясно понимать: это доверие разрушили именно те, кто защищал Галкину и Нотяга. Хотя среди них – люди, много лет находившиеся в рядах партии, и много сделавшие для нее.

 В любой партии могут быть разные позиции по разным вопросам, жесткие споры и столкновения интересов. Но есть вопросы, разногласия по которым в рамках одной партии невозможны. И потому придётся признать горькую правду: часть членов петербургского ЯБЛОКА оказалась не в состоянии занять принципиальную позицию в простейшем вопросе: можно ли воровать голоса избирателей, даже если воровство совершено в пользу их товарищей?

 Единственно возможный ответ ЯБЛОКА на этот вопрос – нет! Но с ним так и не согласились те, кого партия была вынуждена 8 декабря исключить из своих рядов.

**

Б. Вишневский – в федеральное бюро партии Яблоко»

И до сих пор считают, что поступили правильно

 Уважаемые коллеги! 

 К сожалению, из-за травмы не могу приехать в Москву на заседание Бюро.

 Уверен: о том, что произошло на выборах в Петербурге, все вы хорошо знаете.

 И бюро, и съезд партии принимали решения по этому вопросу, смысл которых прост. Мандаты депутатов Законодательного Собрания от «Яблока», полученные Ольгой Галкиной и Вячеславом Нотягом в результате фальсификаций, должны быть сданы. Отказ их сдать означает фактическое соучастие в фальсификациях. Публичная поддержка таких действий – нанесение партии политического ущерба. А именно – разрушение представления граждан о партии, как о политической организации, которая отстаивает принципы законности и справедливости, и борется за честные выборы.

 Ряд членов питерской организации (некоторые из них в социальных сетях называют тех, кто требовал от Галкиной и Нотяга сдать мандаты, «бывшими товарищами») на бюро питерского отделения партии голосовали против решения о том, что Галкина и Нотяг должны сложить мандаты. И до сих считают, что поступили правильно. На конференции питерского отделения они голосовали против исключения Галкиной и Нотяга из партии. И до сих пор считают, что поступили правильно. На той же конференции они голосовали за объявление Галкиной и Нотягу благодарности за работу в партии. И до сих пор считают, что поступили правильно (максимум, что они признают – что это было «несвоевременно»).

 Споры и разногласия в партии были и раньше. И порой очень жесткие. Они касались определения кандидата от партии на губернаторских выборах, позиции на президентских выборах, оценки проведенной губернаторской кампании, выборов председателя петербургского отделения, и других вопросов (замечу: по таким вопросам в партии нет и не может быть единого мнения). Но все это не мешало нам работать вместе в одной партии.

 Сейчас разногласия носят принципиально иной характер. Они касаются вопроса, который не должен был разделить, - но разделил на две части петербургское отделение. А именно, вопроса о том, как оценивать фальсификацию выборов, если нам нравится ее результат. Если в результате фальсификации мандаты по списку «Яблока» получили люди, нам симпатичные, и не получили люди, нам несимпатичные. И можно ли брать заведомо чужое (или поддерживать тех, кто берет), мотивируя это тем, что чужие мандаты берут хорошие люди, и это принесет пользу партии.

 Хочу напомнить историю, происшедшую в 2009 году.

 На выборах в муниципальный совет округа «Морской» (в них участвовали Ольга Галкина, Татьяна Шарагина и я) были сфальсифицированы результаты. В итоге вместо меня мандат депутата получил единоросс Антон Чумаченко – ему приписали несколько десятков голосов. Но когда я обратился в суд, то Чумаченко (неважно, каковы были его мотивы) заявил, что результаты голосования подделаны, что это не его мандат, и что он отказывается от мандата в мою пользу.

Суд мы выиграли – в том числе и потому, что Чумаченко на заседании суда поддержал мою жалобу. А теперь сравните эту ситуацию с ситуацией на выборах Законодательного Собрания, когда голоса приписали Ольге Галкиной.

 Признала ли она на суде, что фальсификация имела место? Нет. Заявила ли, что это не ее мандат? Нет. Отказалась ли от него? Нет. И как поступила часть наших товарищей по партии? Одобрила ее позицию, как и позицию Вячеслава Нотяга, в самого начала заявлявшего, чтобы мы «не надеялись», что он сдаст свой мандат.

 В этой ситуации неизбежно возникает вопрос – а можем ли мы с ними дальше работать в одной партии?

 Это было бы возможно, если они публично заявили бы о политической ошибочности своей позиции. И по вопросу о сложении мандатов Галкиной и Нотягом, и по вопросу об их исключении из партии, и по вопросу об объявлении им благодарности. 

 У них у всех на протяжении минувшего года было много возможностей об этом заявить. В этом случае можно было бы восстановить взаимное доверие в организации и продолжать работать дальше. Никто из тех, кто последовательно поддерживал Галкину и Нотяга все это время, таких заявлений так и не сделал. О чем я могу только сожалеть.

 Если для них важны принципы «Яблока», и если в дальнейшем они поймут, что их позиция была категорически неверной, и нанесла партии, которая шла на выборы под лозунгом «Яблоко» - это честно», значительный ущерб в глазах граждан, - они могут вернуться в партию. Ошибки совершают все люди, но у них всегда есть и возможность исправить свою ошибку.

09.12.2012 - 18:39 — Борис Вишневский

**

 

Цит. по: Официальный сайт М. Резника:

Максим Резник: «Список 22-х» — это лучшее, что было в партии //Zaks.ru

08.12.2012 | Опубликовано в рубрике: Новости

Сегодня, 8 декабря, на заседании федерального бюро партии «Яблоко» 22 члена петербургского яблока были исключены из партии – фигуранты так называемого «списка 22-х» и Максим Резник. Напомним, так называемый «список 22-х» вошли члены партии, которых другие партийцы обвинили в том, что они поддерживали «произведенное избирательной комиссией перераспределение депутатских мандатов в пользу Ольги Галкиной и Вячеслава Нотяга.

«Никаких эмоций у меня по этому поводу сейчас не осталось, – рассказал Максим Резник ЗАКС.Ру. – Я считаю, что «Список 22-х» — это лучшее, что было в партии. Конечно, в партии остались достойные люди, но, например, в бюро – их можно по пальцам одной руки пересчитать. Также и в региональном представительстве». «Я могу быть в партии «Яблоко», а не в партии имени Григория Явлинского. Эта партия действует методами 37-го года», – добавил он.

Напомним, 1 декабря состоялся партийный арбитраж по «списку 22-х». Арбитраж занял следующую позицию: представленные доказательства таковыми не являются. И потребовал от федерального бюро предоставить реальные доказательства персонально на каждого из фигурантов «списка 22-х». После этого фигурантов «списка» и Максима Резника пригласили в Москву на заседание федерального бюро партии – для персонального разбора дел. По информации источников, на заседании должны были исключить из партии членов «списка 22-х».

**

Максим Резник: «Яблоку» оказались не нужны те, кто не хочет быть холуями Явлинского //Балтинфо

09.12.2012 | Опубликовано в рубрике: Новости

Бывший лидер петербургского отделения «Яблока» Максим Резник считает решение об исключении его и еще более двух десятков петербургских «яблочников» из партии «политической расправой». Причины ее политик видит, в том числе, и в своих личных разногласиях с одним из основателей «Яблока» Григорием Явлинским.

«Люди, которые не хотят быть холуями и «шестерками» Явлинского, партии не нужны», — заявил депутат корреспонденту «БалтИнфо». Он также отметил, что принятое на заседании федерального бюро партии решение не стало для него сюрпризом.

Резник подчеркнул, что провел в «Яблоке» 18 из своих 38 лет. «Мы всегда были «мини-Яблоком» в «Яблоке», и старались вопреки всему отстаивать декларируемые партией принципы», — заявил петербургский политик, говоря о своих петербургских соратниках по «Яблоку».

Сторонников Григория Явлинского, поддержавших решение об исключении группы петербургских «яблочников», Максим Резник назвал «политической сектой свидетелей Явлинского».

«Партия «Яблоко» не имеет никакого морального права претендовать на власть на в стране, потому что ее внешние решения расходятся с ее внутренними принципами», — подытожил политик.

**

 

Из портала «Фонтанка.ру»:

Петербургское "Яблоко" "очистилось" от пособников фальсификаторов

8.12.2012

Федеральное бюро "Яблока" исключило бывшего лидера петербургского отделения Максима Резника и его соратников из состава партии. Как считают сторонники этого решения, "Яблоко" очистилось от фальсификаторов парламентских выборов декабря 2011 года. Исключенные уверены - партия встала на тропу НКВД.

Спустя год после парламентских выборов 2011 года история попадания в питерский ЗакС двух депутатов от партии "Яблоко" Ольги Галкиной и Вячеслава Нотяга получила свое завершение. Федеральное бюро фруктовой партии в субботу, 8 декабря исключило из своего состава 22-х человек, назвав их пособниками фальсификаторов.

Напомним, скандал в партии разгорелся, когда Галкина и Нотяг стали депутатами в самый последний момент подсчета голосов. После ночи выборов, по предварительным данным, которые сообщались как 95-процентные, в парламент проходили другие кандидаты-яблочники, Михаил Амосов и Александр Беляев. Однако после окончательного подведения итогов ни Амосова, ни Беляева в перечне «проходных» больше не было.

Однопартийцы утверждали, что во всем виноваты фальсификации, произошедшие в декабре на участках депутатов, и требовали от коллег сдачи мандатов, однако вместо этого Галкина и Нотяг вышли в середине марта из партии.

В результате внутрипартийного конфликта федеральное бюро в марте 2012 года приняло решение приостановить деятельность петербургского отделения. А помощница Григория Явлинского Ксения Вахрушева написала в мае, что прохождение в парламент Галкиной и Нотяга - результат договора бывшего лидера петербургского "Яблока" Максима Резника с властью. Последний обратился к Фемиде, обвинив помощницу Явлинского в клевете.

"Если бы бюро петербургского «Яблока» заняло по этому вопросу единую позицию, и консолидировано предложило бы Галкиной и Нотягу сдать чужие мандаты, то вся дальнейшая ситуация развивалась бы совершенно иначе, - говорится в официальном решении федерального бюро. - Во-первых, увидев такую позицию товарищей по партии, Галкина и Нотяг, возможно, приняли бы решение отказаться от мандатов. Во-вторых, не произошло бы внутреннего конфликта в петербургской организации". Однако, по мнению федерального органа управления партией, позиция 22 членов петербургского "Яблока" оказалась другой: "Руководствуясь, - что ими даже и не скрывалось, - личными симпатиями к Ольге Галкиной и Вячеславу Нотягу, они заявили, что Галкина и Нотяг должны оставить у себя депутатские мандаты, потому что «они хорошие товарищи», «много сделали для партии», «участвовали в массовых акциях», «давали деньги на ремонт партийного офиса». И вообще, «все равно», кто будет депутатом – главное, чтобы партия получила положенное ей число мандатов".

Член федерального бюро Николай Рыбаков, комментируя принятое решение, у себя в блоге также ссылается на личные взаимоотношения, а точнее о недопустимости их смешения с политическими провокациями, которыми занимались Галкина, Нотяг, а также еще 22 теперь уже бывших члена партии. Как утверждает помощница Явлинского Ксения Вахрушева, принятое сегодня решение - это очистка позиционирующей себя как честной партии от фальсификаторов. По ее мнению, другого выхода из ситуации просто не было.

Что же касается исключенных, то они уверены, что, совершив подобный политический шаг, бюро убило петербургское отделение и фракцию "Яблока". "Теперь в Петербурге партия полностью превратится в секту Явлинского, - уверен исключенный Максим Резник. - Я до сих пор не знаю, за что меня исключили. За то, что я не приковал беременную Галкину наручниками к батарее и не требовал от нее сдачи мандата? Или за то, что я националист с фамилией Резник? Есть список исключенных из партии: Навальный, Яшин, теперь к ним добавилась моя фамилия. С этой партией покончено. В ней остался Явлинский, который ведет себя по принципу "пришел-увидел-развалил". Или он мне еще напоминает фильм "Визит старой дамы". А сегодняшние действия партии напоминают 37-й год и действия НКВД. Отличие одно - нас не расстреляли".

На вопрос "Фонтанки", как теперь будет работать парламентская фракция "Яблоко", Резник сообщил, что вшестером депутаты не собирались с начала года, то есть решение бюро лишь утвердило такую тактику работы в ЗакСе. Что же касается политического будущего, то бывший лидер петербургского "Яблока" еще не задумывался о дальнейших действиях, однако вступать в другие партии пока не собирается. "Будет день - будет пища. Сейчас главная задача - это муниципальные выборы и альтернативный кандидат от оппозиции на губернаторских выборах".

В отличие от Резника политического будущего может лишиться нынешнее петербургское "Молодежное Яблоко". Большая часть его членов оказалась исключенной федеральным бюро. "Мы серьезно думаем, как продолжать работу, многие исключенные не представляют дальнейшую деятельность в рамках этой организации. Вероятно, в следующее воскресенье мы соберем внеочередную выборную конференцию в молодежке и будем решать дальнейшую ее судьбу",- сообщила "Фонтанке" председатель молодых яблочников Юлия Адимова.

Отметим, что исключенных из партии "Яблоко" должно было быть 23, а не 22 - Александр Гудимов написал заявление об отложении рассмотрения его дела из-за отъезда в отпуск.

Добавим, что помимо Резника из партии исключены: Антон Морозов, Александр Шуршев, Борис Шаров, Контантин Голоктеев, Николай Артеменко, Алексей Березовский, Денис Васильев, Александр Вигандт, Геннадий Лыпко, Алексей Мамонов, Григорий Пашукевич, Татьяна Шарагина, Антон Худошин, Кирилл Чистяков, Екатерина Алимова, Антон Горбацевич, Александр Горшков, Анастасия Доронина, Марина Журавлева, Андрей Скоркин.

Ксения Клочкова, "Фонтанка.ру"

относится к: ,
comments powered by Disqus