01.01.2014 | 00.00
Общественные новости Северо-Запада

Персональные инструменты

Блог А.Н.Алексеева

Центр стратегических разработок. Неудобные эксперты

Вы здесь: Главная / Блог А.Н.Алексеева / Колонка Андрея Алексеева / Центр стратегических разработок. Неудобные эксперты

Центр стратегических разработок. Неудобные эксперты

Автор: Андрей Николаевич Алексеев Дата создания: 24.10.2012 — Последние изменение: 10.11.2012
Очередной доклад коллектива авторитетных экспертов, возглавляемого М. Дмитриевым, показал резкое изменение политических настроений россиян после президентских выборов 4 марта.

 

 

 

Из наших октябрьских публикаций на Когита.ру по крайней мере в двух («Неуклонное падение рейтинга»  и «Социологический подарок В. Путину к 60-летию») непосредственно затрагивалась тема  падения массового доверия к власти (в частности, на примере результатов опросов ФОМа).

Тема эта стала предметом многостороннего и комплексного анализа группы экспертов (политологов, социологов, психологов) из Центра стратегических разработок. Доклад Центра стратегических разработок, подготовленный по заказу Комитета гражданских инициатив, датирован 23 октября, и уже успел вызвать негативную реакцию в Кремле.

Ниже – извлечения из журналистских публикаций об этом докладе, а затем – фрагменты самого доклада. А. Алексеев. 24.10.2012

 

Авторы точных прогнозов описали два сценария смены власти в России и третий, самый негативный, если ничего не менять

Во всех слоях российского общества растет недоверие к власти и раздражение президентом Владимиром Путиным. Но народ убежден, что сменить власть легитимным путем невозможно, поскольку институт выборов дискредитирован. При этом, если еще весной население страшилось революции, то теперь говорит о ее возможности и даже желательности. Но вооруженный мятеж маловероятен, и остается три сценария. Их представляет небезызвестный Центр стратегических разработок (ЦСР) в докладе (в формате .pdf) об итогах масштабного социологического исследования, проведенного по заказу Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина. Пресса знакомит с основными выводами.

Самый реалистичный сценарий из трех возможных - массовое гражданское неповиновение, чем-либо спровоцированное, его последствия непредсказуемы, пишут "Ведомости". Второй сценарий - добровольное самообновление власти. Это не обязательно уход президента, возможна и замена непопулярного премьера Дмитрия Медведева. Третий - стремительная деградация населения, вымирание нации под действием утраты трудовых навыков, депрессии из-за ощущения бесполезности собственных действий и алкоголизации.

Судя по нынешним настроениям в обществе, оно находится на "переходной стадии между умирающей идеологией путинской стабильности и теми идеологиями, которые идут ей на смену". В целом 88% опрошенных экспертами ЦСР считают, что "власть так или иначе работает в своих интересах", и лишь 12% - что "в интересах народа". Причем из 88 предложенных на выбор характеристик власти ни один из респондентов не признал единственной: "власть хорошо знает, что делать дальше", отмечает "Коммерсант".

Власть - "кабан", народ - "собака"

Газета обращает внимание на сравнительные ассоциации с животными, которые предпочли в разных фокус-группах - они дают предельно наглядное представление о том, как общество воспринимает власть. Последнюю чаще всего сравнивали с "кабаном, которому всего мало", а народ с "собакой, которая служит за еду с барского стола". В идеале же большинство опрошенных хотели бы видеть власть "горничной", а народ - "богатырем". Для московских подростков "власть - козлы", "народ - крысы". Идеал же таков: "народ - волки", а "власть - их вожак".

Отдельное исследование проводилось среди гастарбайтеров из Дагестана, которые живут в Москве по пять-десять лет. По мнению дагестанцев, "власть - медведь, а народ - лисы". А в идеале им ближе образ муравейника, где народ - "муравьи", а власть - "муравьиная матка".

От программы для Путина к сценариям протестов

Эксперты ЦСР в свое время писали программу для первого президентского срока Владимира Путина. Но по-настоящему Центр прославился после того, как с поразительной точностью предсказал московские протесты.

В марте, уже после президентских выборов, президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев представил суровый прогноз на шестилетие правления Владимира Путина. Согласно этому прогнозу, примерно к середине срока - через три года - страна будет вынуждена провести досрочные парламентские выборы, а к концу шестилетия рейтинг самого Путина может скатиться ниже 10%. При этом, что бы власть ни делала, как бы ни пыталась выправить ситуацию, поля для маневра у нее больше не существует.

В мае ЦСР спрогнозировал необратимое углубление политического кризиса и описал четыре сценария развития событий в стране, из которых самый неприятный - сценарий "политической реакции" - был назван самым вероятным. Как показывает череда последних событий, эксперты и тут оказались правы.

 

Песков не согласился с "апокалипсисом", который предрекли властям авторы точных политических прогнозов

 

Доклад Центра стратегических разработок, который в ходе масштабного исследования обнаружил у общества неудовлетворенный спрос на обновление власти, не остался незамеченным в Кремле: по словам пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова, аппарат президента еще не успел ознакомиться с результатами исследования целиком, но из краткого содержания сделал вывод, что эксперты ЦСР чересчур пессимистичны.

"Доклад весьма обширный, и представляет собой экспертную точку зрения, коих существует множество... Его краткое содержание говорит о том, что, скорее всего, мы не можем согласиться с рядом апокалиптических суждений, которые высказывают эксперты этого уважаемого центра", - приводит слова Дмитрия Пескова "Интерфакс".

ЦСР, который стал известен рядом поразительно точных прогнозов, описал в своем докладе три варианта смены власти: всеобщее гражданское неповиновение, добровольное самообновление власти и деградация населения вплоть до вымирания. Свои выводы эксперты основывают на том, что рейтинги доверия власти стремительно падают, и 88% респондентов уверены, что власть действует в своих интересах, а не во благо страны.

Тенденции, которые выявили эксперты в динамике развития общественных настроений, Дмитрий Песков назвал неверными. "Мы никогда не были сторонниками того, чтобы давать оценку положению дел в стране, находясь в розовых очках, но и подобному, ничем не обоснованному пессимизму, с нашей точки зрения, места быть не должно", - добавил представитель президента.

Несмотря на все недостатки, которые увидел и перечислил Песков, в администрации президента "намерены подробно ознакомиться" с докладом ЦСР, "как и с множеством других подобных материалов".

 

 

 

 

 

 

 

Извлечения из экспертного доклада:

 

ДОКЛАД

экспертов Центра стратегических разработок Комитету гражданских инициатив

ИЗМЕНЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ НАСТРОЕНИЙ РОССИЯН ПОСЛЕ

ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ

Москва

23 октября 2012 года

 

Введение

В политических настроениях российского общества происходят важные и быстрые изменения, которые в дальнейшем окажут влияние на ход политических процессов.

С точки зрения внешних проявлений наблюдаемых изменений можно говорить о двух тенденциях: ослабление протестного движения в Москве и падение рейтингов доверия к власти, происходящее по всей стране. Однако реальные процессы носят, по-видимому, более сложный и взаимосвязанный характер, требующий подробного изучения.

В связи с наметившейся тенденцией к сокращению участия в акциях протеста многие эксперты выдвигают гипотезу о затухании протестного движения в крупных городах. Однако, это не единственно возможная и, скорее, менее вероятная гипотеза, поскольку явственно просматривается потенциал для переструктурирования движения по сегментам на основе определенных идей или предпочтений. На митингах уже образуются отдельные колонны со своими лозунгами и порой даже со своими ораторами.

Весьма вероятно, что многие массовые протестные сегменты московского социума не представлены на митингах именно из-за отсутствия востребованных ими лидеров и общественных движений. Если это предположение верно, то результатом переструктурирования, которое в настоящее время еще только начинается, может стать размежевание идейных позиций протестующих и новое усиление движения на более развитой политической основе. Спонтанно в протестной среде возникает политическая

конкуренция и политические субъекты, потенциально способные вести

диалог друг с другом и с властью.

Парадоксально, что одновременно с падением массовости протестной активности в Москве и склонности к протестам за ее пределами возобновилось падение доверия населения к институтам власти и к президенту В.В.Путину. При этом скорость снижения рейтингов доверия и роста рейтингов недоверия беспрецедентна за период с начала 2000-х годов.

По выражению Кирилла Рогова, «роман народа с властью» закончился. Рейтинги доверия и недоверия быстро сближаются по своей величине, и при существующих темпах в 2013 году могут сравняться.

Причины этих противоречивых тенденций далеко не очевидны, особенно если учесть, что Москва не обладает достаточным электоральным весом, чтобы сформировать общероссийскую тенденцию. С политической точки зрения важен вопрос, какие идейные центры, формирующиеся в Москве, могут оказать наибольшее влияние на формирование политических установок населения в российских регионах. Возможно, таких идеологий

будет несколько. Особое значение имеют конкурирующие друг с другом советско-социалистическая и модернизационные идеологии. В отношении их потенциала мнения экспертов расходятся. Некоторые опасаются возврата к социалистическим требованиям, другие считают, что модернизационная идеология уже настолько укрепилась в обществе, что именно она станет лидирующей политической идеей. Этот вопрос требует серьезного изучения, поскольку от него зависит будущее страны.

В условиях быстро нарастающего запроса на обновление руководства на общероссийском, региональном и местном уровне на первый план выдвигается вопрос о новых политических лидерах и их электоральном потенциале. Этот вопрос достаточно подробно исследовался в предыдущем политическом докладе ЦСР.Но в связи с быстрым изменением политической обстановки, исследование данного вопроса было продолжено в настоящем исследовании.

Для поиска ответов на возникшие вопросы ЦСР по запросу Комитета гражданских инициатив провел в сентябре-октябре 2012 года пилотажное социологическое исследование, которое, наряду со стандартными социологическими методами качественной и количественной социологии, впервые использовало ряд подходов, основанных на психологических методах изучения социально-политических установок. В силу экспериментального характера психологической компоненты нового исследования, оно было задумано, как пилотажное и относительно небольшое по своему объему. Однако значимость и потенциальная объясняющая способность полученных результатов выходит далеко за рамки пилотажной работы. Именно это обстоятельство дало основания для

подготовки нового политического доклада. Доклад состоит из 6 глав и приложений.

В Главе 1 представлены основные гипотезы и методология исследования.

В Главе 2 рассматриваются основные изменения в политических установках населения, выявленные по данным репрезентативных опросов и социологических фокус-групп.

Глава 3 содержит анализ представлений о российской власти российского населения и его различных сегментов. Этот анализ опирается, прежде всего, на материалы социологических и психологических фокус-групп.

В Главе 4 изложены результаты изучения мнений участников московских акций протеста по материалам глубоких интервью.

В Главе 5 представлены результаты исследования восприятия трех потенциальных политических лидеров федерального уровня (А.Л.Кудрина, Д.О.Рогозина и  .И.Шувалова), основанные на результатах фокус-групп и репрезентативных опросов. Это исследование продолжает работу по исследованию политического лидерства в России, которая была начата нами весной 2012 г. (См. Общество и власть после выборов: расстановка сил в начале политического цикла. Доклад экспертов ЦСР Комитету гражданских инициатив. Москва, ЦСР, Май 2012 года).

В Главе 6 анализируются итоги региональных и местных выборов, состоявшихся 14 октября 2012 г., и дается их оценка в свете результатов проведенных социологических и психологических исследований.

В Заключении формулируются основные выводы доклада и дается оценка того, как результаты проведенного исследования могут повлиять на оценку среднесрочных и долгосрочных тенденций политического развития России.

В Приложении 1 представлены краткие описания психологических методик, использовавшихся в рамках проведенного исследования. В Приложении 2 представлены таблицы с основными результатами выборов 14 октября 2012 г.

 

Глава 1. Гипотезы и методология исследования

1.1. Основные гипотезы

1. Первая гипотеза состоит в том, что ослабление московских протестов является временным явлением, связанным с процессами переформатирования движения. При этом, если на данный момент в лидеры протестов выбиваются группировки, которые на данный момент обладают наибольшим организационным потенциалом, то впоследствии лидерами

станут слабо представленные пока группы, обладающие наибольшим числом сторонников. Это кардинально поменяет конфигурацию протеста. Мы предполагаем, что, по крайней мере, в Москве наибольшее влияние приобретут политические группы, выступающие с модернизационной повесткой дня.

2. Вторая гипотеза состоит в том, что падение рейтингов доверия к власти имеет фундаментальные причины и является переходной стадией между умирающей идеологией путинской стабильности и теми идеологиями, которые идут ей на смену. При этом тренд и мотивации происходящих изменений нуждаются в прояснении на основе социологических данных.

Некоторые из предварительных результатов указывают на то, что за пределами Москвы модернизационная повестка (возможно, с определенными содержательными коррективами по сравнению с Москвой) может занять довольно значимое место в балансе политических настроений.

В ходе исследования были выдвинуты дополнительные гипотезы, в той

или иной мере подтвердившиеся эмпирическими данными. Настоящее исследование было задумано, как пилотажное и относительно небольшое по своему объему. Пилотажный формат исследования был выбран, во-первых, потому, что характер происходящих в

обществе изменений носит противоречивый характер, требующий определенной предварительной трактовки. Во-вторых, что многие использованные методы, особенно психологические, в данной модификации использовались впервые <…>. Однако значимость и потенциальная объясняющая способность полученных результатов далеко

выходит за рамки пилотажной работы.

Все исследования проведены в период с 22 сентября по 8 октября 2012 г.

(Читать далее)

 

<…> Заключение

Новый раунд исследований ЦСР свидетельствует о быстрых и глубоких изменениях, которые происходят в политическом сознании россиян. Эти изменения подтверждают, что продолжающееся падение доверия к власти имеет под собой фундаментальные причины. Оно связано с усилившимся отчуждением населения от власти, а также с запросом на обновление власти, для реализации которого население не видит реальных возможностей.

Ухудшение отношения к В.В. Путину выражается не только в крайне раздраженной реакции на его пиар-акции и политическую риторику, но и в том, что на фоне отсутствия новых позитивных результатов его прошлые политические заслуги начинают быстро забываться.

Победа на президентских выборах, происходивших в условиях нисходящего тренда доверия, была достигнута ценой формирования завышенных и неисполнимых ожиданий от нового президентства. За невозможность их осуществления теперь приходится расплачиваться ускоренным падением доверия и дальнейшим дистанцированием народа от власти.

Это разочарование распространяется на всю политическую сферу. Заметное ухудшение отношение наблюдается по отношению к Д.А.Медведеву, Единой России, а также ко всем политическим партиям, политическим лидерам, включая лидеров оппозиции, и к институту выборов. Психологические тесты показали, что власть воспринимается

антагонистически – как сильная, но действующая своекорыстно и агрессивно, и потому являющаяся источником повышенной опасности. На подсознательном уровне отношения с властью расцениваются респондентами как отчужденные, дистанцированные и враждебные. В прожективных психологических тестах респонденты описывают их как

отношения, характерные в животном мире для хищников, с которыми ассоциируется власть, и их жертв, с которыми ассоциируется народ.

Вмешательство РПЦ в политику не только не способствует снижению напряженности в отношениях власти и общества, но и порождает новые источники противостояния в обществе. Согласно прожективным психологическим тестам, в отношении к РПЦ российское общество раскололось на две неравные антагонистические группы – с ярко

выраженным позитивым (большинство) и с остро негативным (значимое меньшинство) отношением к церкви.

Акцент в восприятии конкретной политики властей респонденты делают на негативных аспектах. Перечень конкретных направлений политики, которые оцениваются негативно,- гораздо шире, чем позитивный список.

Ключевые позиции негативного списка получают значительно больше

голосов, чем позиции списка позитивного. Подсознательный образ «идеальной» власти радикально отличается от реального. Для идеальных взаимоотношений между народом и властью характерно единение, взаимное уважение и сотрудничество, которое, тем не

менее строится на отношениях подчинения народа власти. При этом респонденты затрудняются назвать перспективных по их мнению потенциальных общероссийских лидеров и имеют смутное представление о возможной программе действий таких лидеров.

Аналогичное исследование, проведенное среди подростков, говорит о том, что в России подрастает новое поколение с иными политическими установками: акцентом на компетентность власти, сокращение дистанции власти и народа и запросом на горизонтальные, а не вертикальные системы взаимоотношений. Это поколение вступит в студенческий возраст накануне следующих президентских выборов и сможет оказывать определенное влияние на ход политический событий.

Психологическое тестирование показало, что для подавляющего большинства населения характерно депрессивное состояние, которое мы идентифицировали как «синдром выученной беспомощности». Население предъявляет все более осознанный и жесткий запрос на обновление федеральной, региональной и местной власти, но не готово активно влиять на политическую жизнь ни путем участия в выборах, ни путем протестной

активности, ни путем осознанного поиска иных решений.

Результаты пилотного исследования представителей дагестанской общины показали большие различия в психологическом состоянии русского и дагестанского народов. Для дагестанцев оказался нехарактерен синдром выученной беспомощности, их отличает проактивная позиция в отношении к власти, которой они подсознательно готовы противостоять. Эти различия, хорошо корреспондируются с различиями в прохождении октябрьских избирательных кампаний. В отличие от регионов с преимущественно русским населением, результаты голосования 14 октября в Северной Осетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии оказались гораздо менее однозначными, чем прежде. Там оформились оппозиционные лидеры и движения, способные противостоять кандидатам власти на выборах и привлекать на свою сторону значительную часть голосов.

Выборы, включая единый день голосования 14 октября, показали, что население чутко реагирует на демонстративную бесперспективность выборов как средства обновления власти. В свою очередь, осознание бесперспективности выборов и надежд на добровольную смену политических лидеров ведет к быстрому повышению легитимности

протестно-революционных сценариев обновления власти. Впервые за всю историю наших социологических наблюдений сценарий протестно-революционного обновления власти довольно подробно и с неизменным интересом обсуждался практически во всех фокус-группах по собственной инициативе их участников.

В силу ярко выраженной политической пассивности подавляющей части российского населения, реализация протестно-революционного сценария в сложившихся условиях невозможна. Однако рост его легитимности в обществе повышает чувствительность к потенциальным спусковым механизмам массовых протестов, одним из которых может стать очередная волна экономического кризиса.

 

ДОПОЛНЕНИЕ

 

Как оказалось,  в тексте экспертного доклада ЦСР, вывешенном на его сайте, отсутствует (заменена) глава под названием «Будет ли в России революция?». ранее попавшая в руки журналистам, да и самими авторами представленная в публикации на страницах газеты «Ведомости». Поэтому, считаем необходимым привести здесь и эту аутентично авторскую публикацию в СМИ (см. ниже), а также комментарий-расследовани, предпринятое в этой связи журналистами из www.openspace (см. ниже). А. А. 25.10.2012.

 

http://www.vedomosti.ru/opinion/news/5329681/kak_my_teper_dumaem?full#cut

Михаил Дмитриев, Сергей Белановский: Революция не обязательно должна быть кровавой

Эта публикация основана на статье «Политическое сознание: Как мы теперь думаем» из газеты «Ведомости» от 24.10.2012, №202 (3216).

В предыдущих докладах ЦСР подробно объяснялось, что одной из главных исследовательских функций фокус-групп является прогностическая сила их результатов, которая проявляется в том, что некие мнения, которые ранее практически не звучали, начинают звучать в массовом порядке. При этом, по крайней мере в России, эти высказывания начинают звучать одновременно по всей стране — в населенных пунктах, разделенных сотнями и тысячами километров.

Проведенное исследование позволяет констатировать, что за короткий период с весны 2012 г. в массовом сознании российского населения произошли заметные изменения, темпы которых примерно соответствуют темпам падения рейтингов Владимира Путина Основными из этих изменений являются следующие.

1. Практически во всех фокус-группах респонденты спонтанно говорили о возможности и желательности революции, перспективы которой обсуждаются как единственно возможная альтернатива обновления власти в случае отказа власти от добровольного обновления. Смена руководства электоральным путем через выборы не рассматривается респондентами как реалистический вариант. Это мнение можно считать практически единодушным.

Опасения и страхи относительно революции с ее возможными эксцессами высказываются значительно реже, чем весной. В определенном смысле здесь можно говорить о своеобразном законе политического сохранения: чем менее возможной представляется легитимная смена власти путем выборов или добровольного самообновления, тем более легитимными начинают представляться людям насильственные (или квазинасильственные типа массовых митингов, гражданского неповиновения и т. п.) формы смены персонального состава власти. Все эти формы давления на власть ныне представляются респондентам как вынужденные, правомерные и необходимые.

На первый взгляд эти результаты противоречат результатам количественных опросов, проводимых российскими социологическими фирмами. Результаты этих опросов показывают, что реальная готовность населения принять участие в митингах протеста, во всяком случае, не растет. Об этом же говорят и результаты психологических фокус-групп, проведенных в рамках настоящего исследования.

Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что речь идет о несколько разных вещах:

а) личном участии в мероприятиях, воспринимаемых отчасти как опасные, а отчасти как бессмысленные, поскольку нет адекватных идей и ораторов;

б) признании легитимными различных форм активного сопротивления властям, начиная от гражданского неповиновения и заканчивая акциями типа оранжевой революции.

Авторы исследования интерпретируют этот сдвиг в общественном сознании как переходный, могущий привести к окончательному разрушению так называемой идеологии путинской стабильности. Меры политической реакции, о которых подробно говорилось в предыдущем докладе ЦСР, могут на какое-то время затормозить проявления политического активизма, но не сдвиги в массовых политических установках населения. Важно отметить, что прогнозируемая многими экономистами вторая волна экономического кризиса, который представляется им как достаточно затяжной, послужит катализатором указанных процессов. Вот цитаты из фокус-групп: «Я вот не исключаю революцию. Причем реальное снижение рейтинга Путина не в общем смысле в стране происходит, а среди элиты. Среди людей, которые что-то могут и имеют между собой горизонтальные связи, завязанные не только на Путина, но и между собой имеют свои интересы, — это может на это повлиять, поскольку в России всегда все революции происходили откуда-то сверху» (Москва, 34 года, высшее образование). «Я верю в то, что любая революция делается наверху, а не народными массами. И мне кажется, что он уже очень многих раздражает, это чем-то должно закончиться, во что-то выльется» (Москва, женщина, 39 лет, высшее образование).

2. Важно отметить, что в фокус-группах звучала и иная точка зрения, правда оставшаяся в меньшинстве и критикуемая многими другими участниками как утопическая. Речь идет о добровольном самообновлении власти, при котором — в данном случае рассматривается как условный вариант — Путин досрочно и добровольно отказывается от власти, как это сделал Борис Ельцын в 1999 г., и на этот раз выдвигает вместо себя реального преемника, способного эффективно управлять страной. Несмотря на то что Путин очень сильно дискредитировал этот вариант выдвижением Дмитрия Медведев, пожелания такого рода все же звучат в фокус-группах.

3. К сожалению, по мнению самих респондентов, реалистичность предыдущего сценария сильно снижается в связи с тем, что наблюдается заметный рост недоверия ко всем политическим лидерам как во власти, так и в оппозиции. Перспективных лидеров респонденты затрудняются назвать.

4. Во всех фокус-группах наблюдалось единодушное отрицательное восприятие пиар-активности Владимира Путина. У респондентов постоянно звучала мысль о том, что вместо серьезных государственных дел он по-прежнему занимается второстепенными вопросами, не имеющими серьезного значения для населения (например, новая реформа измерения суточного времени, чрезмерное обсуждение в СМИ ситуации с участницами Pussy Riot и т. д.).

Особенно негативно воспринимаются такие пиаровские акции Путина, как находка амфор, полет с журавлями (раньше такие акции воспринимались шутливо-добродушно, настраивали респондентов на веселый лад). Типичная массовая реакция населения на такие акции в 2012 г. такова: президент, вместо того чтобы решать важные государственные проблемы, «занимается неизвестно чем». «Да, конечно, посмешище. Ну, представляете человека, который летает с журавлями, если он президент и должен заниматься другими вещами?» (Владимир, мужчина, 26 лет, без высшего образования). По-прежнему не решаются проблемы здравоохранения, образования, промышленного комплекса и многие другие вопросы.

«А вообще нашу страну разваливают последние десять лет. Все убили, образование, науку, армию. Одни энергетические ресурсы остались. Коррупция везде и во всем. Страна разваливается целенаправленно. Ее хотят довести до нищенского состояния. Это очень обидно. Духовность убивают, вот что самое страшное. Ведь именно духовность сплачивает людей. Вот ее и убивают» (мужчина, 36 лет, высшее образование).

5. Респонденты весьма негативно воспринимают законы об ужесточении правил проведения митингов, законы о клевете, деятельности некоммерческих организациях и т. д., затрудняющие действия легальной оппозиции. Многие участники фокус-групп негативно оценили принятие законов о митингах и о клевете, расценив это как очередной шаг в ликвидации в стране свободы слова и волеизъявления граждан. Важно отметить, что об этих законах достаточно хорошо осведомлены не только москвичи, но и жители регионов, включая респондентов из так называемой глубинки.

6. Резко изменилось отношение к Медведеву, которое весной было ироничным, но достаточно добродушным. Сегодня нельзя говорить о негативном или озлобленном отношении к Медведеву. Отмечается иное явление: фигура Медведева, председателя правительства РФ, вообще не появлялась в фокус-групповых обсуждениях (специально вопросы о Медведеве не задавались, а спонтанно его фамилия упоминалась чрезвычайно редко и в довольно унизительном для него контексте: несколько раз прозвучала мысль о том, что Путин своим возвращением все-таки сделал одно полезное дело, а именно избавил нас от Медведева).

7. Во всех фокус-группах звучало единодушное и безоговорочное негативное отношение к «Единой России». Ранее (еще весной) оно было не столь однозначным.

8. Во всех фокус-группах (не только в Москве, но и в регионах) респонденты ничего не говорили о прошлых заслугах Путина, хотя весной о них вспоминали достаточно часто. Ныне о них фактически забыли, хотя реально за 12-летний срок правления Путина уровень жизни массовых групп населения значительно возрос. Большинство участников фокус-групп негативно характеризовали текущую деятельность Путина: много обещает, но не делает ничего.

9. Как показали результаты московских фокус-групп среднего класса, отношение к Путину в этой среде изменилось от негативного к враждебному и отчужденному.

10. Особо следует затронуть тему роли РПЦ в обществе. Эта тема не была заложена в программу данного исследования. Однако при обсуждении вопроса, почему падает рейтинг Путина, помимо других ответов, спонтанно возникла тема того, что на рейтинге Путина отражаются многочисленные скандальные ситуации, связанные со священнослужителями, к числу которых относятся история с часами патриарха и суд над Pussy Riot, который происходил при очевидном вмешательстве РПЦ и федеральной власти. Эти и другие истории негативно повлияли как на имидж РПЦ (точнее, ее руководства), так и на имидж самой власти.

Восприятие РПЦ как одного из важнейших общественных институтов сочетается с четким представлением о его социальных границах. Подавляющее большинство россиян разделяет мнение о том, что церковь должна находиться вне политики и что ее роль должна сводиться преимущественно к укреплению нравственных основ общества. Непосредственное влияние РПЦ на политические установки россиян, как было сказано в предыдущем докладе, является не только весьма ограниченным, но и, как показало настоящее исследование, контрпродуктивным.

В психологических фокус-группах позитивное восприятие церкви отметили 68%, негативное отношение — 32%. Таким образом, можно констатировать, что в отношении РПЦ массовое сознание оказалось расколотым. И хотя, по всем опросам, большинство респондентов все еще доверяют РПЦ, в общественном сознании образовался значительный сегмент, придерживающийся противоположного мнения. Судя по приведенным выше цитатам из фокус-групп, формирование такого сегмента связано, по мнению самих респондентов, с огосударствлением церкви и превращением ее в «новый партком».

Заключение: будет ли в России революция?

Для ответа на этот вопрос надо понять, что вообще следует понимать под словом «политическая революция».

Российские люди, обучавшиеся при СССР и даже в постсоветские годы, обычно представляют себе революцию как успешный вооруженный мятеж по типу Великой французской революции или российской революции 1917 г. Между тем, если говорить о революции как о радикальной смене власти, она не обязательно должна быть вооруженной и кровавой. Можно назвать три основных типа политической революции.

1. Электоральная революцию, т. е. бескровная и легитимная смена власти под давлением новых общественных сил, которому прежний полудиктаторский режим не смог ничего противопоставить. Пример — южнокорейская революция 1987 г.

2. Революция, основанная на массовых акциях гражданского неповиновения. Такие революции тоже часто бывают бескровными. Примеры: революция в СССР в 1991 г., оранжевая революция на Украине в 2004 г.

3. Революция, основанная на вооруженном восстании.

Между этими тремя типами революций возможны промежуточные варианты, но здесь они рассматриваться не будут.

Существуют ли варианты смены власти в недемократических режимах помимо революций? Очевидно, да: это добровольный уход правителей, сопровождаемый приходом во власть новых людей, и восстановление прежних политических институтов. Несмотря на кажущуюся невероятность такого развития событий, история знает много подобных примеров, начиная от добровольного ухода от власти римского диктатора Суллы и заканчивая сложением полномочий российским президентом Ельциным в 1999 г. Определенную аналогию можно провести и с приходом к власти в Китае Дэн Сяопина, одного из самых успешных реформаторов в истории.

Помимо смены политического режима для какой-то небольшой по численности социальной группы существует возможность эмиграции.

Наконец, альтернативой всем перечисленным возможностям является вымирание нации под действием утраты трудовых навыков, депрессии и алкоголизации. Некоторые журналисты называют этот вариант «эмиграцией на тот свет». Примеры вымирания наций под давлением амбиций правящей верхушки тоже известны истории, в частности истории цивилизаций доколумбовой Америки. Недалеко от этих примеров ушел и период правления Ленина — Сталина в СССР с его страшными демографическими потерями.

Таким образом, вместо использования слова «революция» корректнее поставить вопрос: какие из перечисленных сценариев реалистичны и какие нет?

Вооруженный мятеж и легитимную электоральную революцию, по-видимому, можно отмести сразу. В них не верит ни народ, ни власть (это показывает не только настоящее, но и многие другие исследования).

Вооруженного мятежа народ не хочет и не имеет ресурсов для его реализации. С другой стороны, в реализацию легитимного электорального сценария народ не верит, выражая свое мнение крылатым выражением «у них там все схвачено», имея в виду массовую круговую поруку чиновников, точечные репрессии, монополизацию телевидения, контроль за отбором кандидатов на выборах и многое другое. Это народное неверие разделяют и авторы данного доклада.

Эмиграцию в другие страны, доступную лишь незначительному (хотя и очень значимому для страны) меньшинству, рассматривать не стоит, поскольку непосредственного влияния на внутриполитическую обстановку она не оказывает.

Если отбросить невероятное, остаются три варианта.

1. Массовое гражданское неповиновение, вызванное теми или иными причинами, сыгравшими роль триггера. По мере нарастания экономических и социальных проблем, а также по мере обновления поколений этот сценарий следует рассматривать как реалистичный, однако его последствия могут быть непредсказуемыми. Если у российского народа окончательно не иссякнут силы, этот вариант можно считать самым реалистичным, особенно если учесть надвигающийся затяжной экономический кризис.

2. Добровольное самообновление власти под давлением нарастающих проблем и народного недоверия с целью недопущения худших сценариев. Этот вариант не обязательно предполагает смену президента. Приемлемым вариантом может оказаться смена нынешнего крайне непопулярного премьер-министра на более компетентного и дееспособного. Вероятность такого варианта оценить трудно, но для власти он был бы самым разумным, а для народа — наиболее плавным, умеренным и перспективным.

3. Если не произойдет ни того ни другого, наиболее реалистичным становится сценарий национального вымирания, характеризующегося усилением синдрома выученной беспомощности, утратой трудовых навыков, алкоголизацией, падением рождаемости и массовым ввозом трудовых мигрантов, доля которых быстро возрастет до критического уровня. Этот сценарий — национальная смерть русского народа, и это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть.

Авторы — президент ЦСР; директор по исследованиям ЦСР; соавторами доклада также являются эксперты ЦСР Алина Берг, Наталья Сурикова, Анна Узик

 

http://www.openspace.ru/note/528

ЦСР замял революцию

Центр стратегических разработок (ЦСР) в среду представил доклад о политических настроениях россиян после президентских выборов. По итогам бесед в рамках фокус-групп в разных регионах РФ эксперты пришли к двум выводам, во многом противоречащим друг другу. С одной стороны, у граждан России присутствует явный запрос на обновление власти, так как в нынешнем руководстве они все более разочаровываются. С другой – участвовать в этом обновлении большинство россиян не желает, поскольку уверено, что от народа ничего не зависит (психологи трактуют это как «синдром выученной беспомощности»). Вместе с тем респонденты чаще, чем еще полгода назад, говорили о возможности и желательности революции и гораздо реже выражали опасения и страхи по этому поводу.

Но особое внимание СМИ привлекла заключительная глава доклада с подзаголовком «Будет ли в России революция?». В ней эксперты ЦСР описали три наиболее вероятных варианта дальнейшего развития событий. Самый реалистичный, но и непредсказуемый – массовое гражданское неповиновение, вызванное, скажем, затяжным экономическим кризисом. Самый разумный и перспективный – «добровольное самообновление власти», например, путем «смены нынешнего крайне непопулярного премьер-министра на более компетентного и дееспособного». И, наконец, самый нежелательный вариант, к которому, однако, все пока и идет, – «национальное вымирание, характеризующееся усилением синдрома выученной беспомощности, утратой трудовых навыков, алкоголизацией, падением рождаемости и массовым ввозом трудовых мигрантов».

Эти прогнозы широко обсуждались не только журналистами. Высказался даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, назвавший их «апокалиптическими суждениями» и «ничем не обоснованным пессимизмом, который не имеет под собой ничего реального». Однако комментировал он, как вскоре выяснилось, то, чего нет. Ведь в размещенном на сайте ЦСР тексте доклада вместо вышеописанной заключительной главы сейчас стоит совсем другая, в которой нет никаких упоминаний ни о революции, ни о «национальном вымирании». И, как подтвердили нам в пресс-службе ЦСР, именно этот доклад, размещенный на сайте в среду около 10 часов утра, следует считать «правильным и окончательным».

Журналисты же, как выяснил Openspace, анализировали слегка другой вариант документа – с пометкой «Предварительная версия», разосланный во вторник из ЦСР в ряд газет и интернет-изданий. А некоторые даже успели опубликовать выдержки из доклада, включая и ту самую заключительную главу. Поэтому, например, на сайте «Ведомостей» в среду старый вариант спокойно соседствовал со ссылкой на новый доклад.

Оперативно получить разъяснения по поводу этих расхождений от авторов исследования нам не удалось. Поэтому так и осталось неясным, была ли рассылка документа с «крамольным» заключением своеобразным пиар-ходом, призванным подогреть интерес к докладу, или же ЦСР под нажимом сверху согласился «добровольно» изъять из него вызвавшие наибольшее раздражение у властей выводы.

 

Постскриптум

См. также: Интервью М. Дмитриева на «Ленте.ру», 26.10.2012: Речь пока о революции в умах. Президент ЦСР Михаил Дмитриев разъяснил "апокалиптические" части своего доклада

Интервью М. Дмитриева журналу «Эксперт», 5 ноября 2012 г.

«Из нашего доклада не следует, что Алексей Леонидович должен возглавить страну»

 

The New Times. 29 октября 2912 г.

«Власти хотят устроить полицейское государство»

Некоторые выводы доклада Центра стратегических разработок

comments powered by Disqus